Вы здесь

Режиссер Любовь Битно: Азартно быть рядом с творческим человеком


Ее фильмы привлекают своей искренностью и лиричностью, ее стихи — словно послания из параллельного мира. Мать пятерых детей, успешный режиссер документальных фильмов, поэтесса и филантроп Любовь Битно в ноябре гостит в журнале «Алеся». Вниманию читателей «Звязды» — фрагменты разговора.

 


Семья Лю­бо­ви Бит­но.

— Вы были уже хозяйкой семьи, авторитетным преподавателем русского языка и литературы... И вдруг решили получить еще одно образование. Зачем?

— Однажды я решила провести для друзей поэтический вечер по Бродскому. Этот поэт всегда был для меня загадкой, хотелось разобраться в нем и научиться его исполнять. Подготовилась, пригласила любимых людей. Начала читать стихи и вдруг почувствовала, что меня не слушают. То ли я плохо поняла поэта и не очень хорошо читаю, то ли мои гости хотят исполнить Бродского сами и не хотят слушать меня. И тогда я осознала, что хочу владеть исполнительскими навыками на профессиональном уровне. «Пусть это будет кино», — подумала я.

Мое поступление в Академию искусств было азартной авантюрой. Шел уже май или даже июнь, поэтому я не успевала подготовиться и пришла сдавать экзамен с нуля, рассчитывая на базу после филфака. На меня посмотрели и сказали: «Ну, фактура есть», и каким-то чудом мне удалось «вскочить в последний вагон».

Когда начала изучать кино, поняла, что в нем есть все, что я люблю: музыка, живопись, слово, темпоритм. Шаг за шагом я старалась осмыслить его, но многому еще предстоит научиться.

— Вы говорите как скромный человек. Однако, между прочим, ваши фильмы становились призерами самых разнообразных кинофестивалей. Помогают ли вам достигать творческих высот ваши близкие?

— Конечно. Вместе с мужем мы основали студию поэтического кино «Софияу. Мой муж очень талантливый человек, прекрасно пишет и подбирает музыку к тексту: украсил многие мои стихи, помогает с озвучиванием фильмов.

— А как уживаются два творческих человека?

— Кажется, мы нашли оптимальную дистанцию, чтобы легко было обоим. И в каком-то смысле азартно быть рядом с таким человеком. Наблюдаешь, как здорово он все делает, как высоко летает, и думаешь: «Я тоже туда хочу». Но чаще приходится быть порознь. Ему нужно полетать в своем небе, а мне в своем. Но мы всегда вместе слетаем на землю и радостно встречаемся там. Мы такие разные, но мы же хорошо дополняем друг друга. А наша встреча — это история двух полярностей.

— Ваша творческая биография — это, по сути, история о поисках себя. На определенном этапе развития вы начали писать стихи. Этот дар также был в вас заложен изначально?

— В детстве я, как и многие, составляла какие-то смешные стишки, просто рифмовала, потому что мне это нравилось. Мне было 15 лет, когда друг подарил мне двухтомник знаменитой поэтессы. Я прочитала его словно на одном дыхании, за несколько суток. Эти книжки все перевернули в моем сознании, я многое поняла о себе. сейчас для меня создание стихов — своеобразный подарок. Очень короткие периоды жизни, когда моя душа как будто становится камертоном для звуков извне. Я слушаю и стараюсь отразить свои образы в стихотворных строках, так как знаю, что это счастье бывает со мной недолго.

— То, что с вами происходит в течение жизни, можно охарактеризовать таким популярным в современной молодежи понятием, как «самореализация». Другими словами, вам посчастливилось обнаружить и применить все заложенные в вас способности и возможности. Какая из них самая дорогая для вас?

У мечты нет возраста.

— Самое важное для меня то, что мне посчастливилось быть матерью. И не единожды. Очень радостно чувствовать себя матерью пятерых детей. Ведь каждый — это абсолютный чистый дар любви. Поэтому дети — самое главное, что у меня есть. И больше всего на свете я хотела бы быть не поэтом, режиссером или учителем, а идеальной мамой.

Но есть и другая сторона — ответственность. Наш долг сделать так, чтобы травмы и раны, которые, возможно, мы получили в детстве, не переходили в наследство нашим детям. И это очень сложная задача, выполнить которую не всегда получается. Мои дети выросли прекрасными, но иногда я задумываюсь, какими бы они были, если бы я стала матерью в более зрелые годы, когда поиски себя остались в прошлом...

— По-видимому, именно ваше ответственное отношение к детским проблемам вдохновило вас на большой благотворительный проект для детей-сирот и тех, кто оказался в трудной ситуации?

— Я задумалась над тем, как получилось, что в Беларуси, достаточно цивилизованной европейской стране, 21 тысяча сирот? Почему в некоторых бедных странах нет такого показателя, и там людям не понятно, что такое сирота? Чем должно болеть общественное сознание, чтобы допустить такую ​​трагедию? А между прочим, кроме сирот, сколько людей находится в интернатах, домах для престарелых, домах для инвалидов и ментальных инвалидов... Какая нравственная катастрофа должна была произойти, чтобы общество выталкивало какие-то свои части?...

Задумываясь над тем, как помочь детям, я всегда ждала, что со временем присоединюсь к какому-либо соответствующему проекта. Но потом поняла, что должна создать его сама. Сначала мне казалось, что им всем — и кризисным родителям, и кризисным детям — в первую очередь необходима психологическая помощь. Однако у нас не принято обращаться к психологу, и люди почему-то боятся этого. Тогда я поняла, что прежде чем предложить помощь психолога, их нужно поддержать более деликатным способом. Например, подтянуть ребенка по учебе, чтобы он мог поступить туда, куда хочет, а не куда получается. Чтобы он начал уважать себя, чтобы научился работать, чтобы увидел плоды своих усилий.

Я бросила «клич» в интернете: искала учителей, которые могли бы час в неделю позаниматься с такими детьми. Как ни странно, нашлось много энтузиастов, которые готовы были заниматься и больше, чем час.

Так появился проект «Беларусь: профессионалы — детям в трудной жизненной ситуации». Мы ищем психологов, репетиторов, юристов, правоохранителей, бизнес-консультантов, спонсоров... Всех, кто готов нам помочь. Когда я увидела сильный отклик от людей, я поняла, что делала это не зря, проблема назрела давно, и общество готово ее решать. Люди жертвуют своим временем и деньгами, чтобы помочь проекту. А это дорогого стоит.

— Первая ваша профессия — педагог. Не скучаете по ней, по ученикам?

— Я же не совсем распрощалась с этой профессией. В последнее время занимаюсь с абитуриентами, которые готовятся поступать в Академию искусств. Мне очень нравится с ними работать: очень люблю раскрывать личность и помогать ей развиваться. В свое время я с удовольствием работала и в школе. Но то не очень уважительное отношение, которое в последнее время испытывает учитель, не лучшим образом сказывается и на детях. К сожалению, у школьного учителя сейчас столько бюрократических обязанностей, что не остается времени ни на любимое дело, ни на любимых детей.

— Вы всю жизнь искали себя. Вместе с тем не утонули в бытовых проблемах, успешно справлялись с ними. В результате полностью реализовали свои задатки. Что бы вы могли пожелать людям, которые не удовлетворены своей жизнью, не нашли дела по душе, плывут по течению и чувствуют себя несчастными?

— Главное, что нужно каждому человеку, — это понять себя. Я хотела бы пожелать всем людям слушать свое сердце и быть собой.

Виталина БОНДАРОВИЧ

Выбор редакции

Культура

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Балканские страны предстали перед зрителем с их насущным.  

Общество

Суворовское училище глазами его учащихся

Суворовское училище глазами его учащихся

Быть суворовцам во все времена было престижно.  

Общество

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

На 1 января было зарегистрировано 19 400 интернет-магазинов.