Вы здесь

Какие мировые тренды в трансформации образования нельзя проигнорировать?


Во многих школах широкополосный интернет используется только кабинетом информатики и администрацией.

Может ли только факт подключения учебного заведения к сети интернет или наличие в нем компьютерного класса свидетельствовать о том, что эта школа, колледж или вуз активно включились в цифровую трансформацию? Что вообще скрывается за этим понятием? Какие мировые тренды в трансформации образования просто непростительно будет проигнорировать? Обо всем этом рассуждали участники II Международной специализированной научно-технической выставки-форума «Информационные технологии в образовании» (ITE 2018), которая прошла в Минске. За три дня работы на ней выступили 72 спикера — ведущие белорусские и зарубежные специалисты в сфере информатизации. На пяти площадках состоялись интереснейшие конференции и «горячие» панельные дискуссии. Форум посетили 4,5 тысячи учителей, преподавателей, студентов, представителей органов управления системой образования и поставщиков информационных технологий.


Изменить сознание

— Мы живем во время серьезных перемен и огромного образовательного потенциала. Наши дети, рожденные в цифровом мире, уже не учатся, как использовать технологии, а применяют их для того, чтобы учиться, — подчеркивает глава представительства компании «Майкрософт» в Беларуси Антон МЯКИШЕВ. — Понимая, что мир вокруг нас меняется, студенты и школьники изменились, мы также должны изменить и систему образования. Надо учить детей тем умениям, которые будут востребованы завтра, а не сегодня или вчера.

Антон Мякишев: «Дети, рожденные в цифровом мире, уже не учатся, как использовать технологии, а применяют их для того, чтобы учиться».

Ученики и студенты ждут более персонализированного подхода в обучении, они хотят изучать только тот материал, что им интересен, с тех устройств, с которых им это удобно делать, с того места, где они сейчас находятся, и с той скоростью, которая комфортна именно для их. Школьники хотят взаимодействовать с учителями и одноклассниками не просто в формате классных занятий и домашней работы, а в рамках цифрового пространства, которое обеспечит им возможность совместной работы над задачами и проектами. Смартфоны, планшеты, видеолекции — все это ученики хотели бы использовать. И когда у них появляется такая возможность, это очень повышает их мотивацию и интерес к обучению.

Увы, но приходится констатировать, что система белорусского образования не успевает изменяться вместе с современным миром. Даже если мы оборудуем учебные аудитории суперсовременной компьютерной техникой, интерактивными досками, обеспечим высокоскоростные каналы связи, но при этом не изменим учебный процесс, и учитель, как и раньше, стоя спиной к классу, будет что-то писать на этой интерактивной доске, а ученики переписывать в тетради, все наши усилия можно считать напрасными. Стремление наполнить классы материальными доказательствами цифровой трансформации может быть контрпродуктивным, если не изменится сознание.

Спрос на высшее образование в белорусском обществе в последнее время очень высок и вузы находятся в хорошей ситуации. Но если 10—15 лет назад онлайн-формы дистанционного обучения только делали первые шаги, а гранды — успешные университеты — посмеивались над подобными попытками (мол, у нас же работают маститые профессора и вообще никакие виртуальные лекции никогда не заменят личное взаимодействие с преподавателями), то сегодня мы видим доказательства обратного. Такие образовательные онлайн-платформы, как lynda.com и coursera, имеют аудиторию в десятки миллионов человек, которые таким образом повышают свою квалификацию и находят свое место на рынке труда.

Например, в Сан-Франциско появилось учебное заведение Minerva Schools at KGT. У нее нет такой серьезной базы и опыта, как у Кембриджского или Йельского университетов, но ее основатели говорят, что отсутствие этого наследия позволяет им создать идеальный университет. Все проекты в сфере массового онлайн-образования всерьез конкурируют с очень уважаемыми и известными во всем мире университетами. Это также угроза и для белорусских вузов, так как если они не будут меняться, то могут остаться за бортом прогресса.

Как же может выглядеть цифровая трансформация на практике? По словам Антона Мякишева, это классы, которые вдохновляют на учебу, образование без ограничений по месту и времени, учащиеся, увлеченные образовательным процессом, персонализированное обучение, подготовленные и успешные педагоги, эффективная система преподавания, которая дает результат.

Неиспользованные возможности

Заместитель главного директора по коммерческим вопросам РУП «Белтелеком» Сергей ТУРОМША не только рассказал о роли национального оператора электросвязи в цифровизации системы образования, но и поделился своими сомнениями.

— Изначально мы видели свою задачу в том, чтобы обеспечить фиксированный доступ в интернет для всех школ. Ее мы решили еще к 1 сентября 2014 года. В те времена про оптоволокно речь еще не шла, мы говорили о доступе в интернет по медных линиях. Скорость от 2 до 4 мегабит в секунду была достаточна даже для требовательного пользователя, — говорит он. — Но технологии на месте не стоят, и возникла новая задача — обеспечить учреждения образования доступом в интернет уже по оптоволоконным линиям. На 1 сентября 2018 года все городские средние школы в стране уже получили доступ в интернет по оптоволокну: на это пошли 2,5 миллиона рублей и примерно три года нашей работы.

Сергей Туромша: «Любой директор школы может прийти в «Белтелеком» и озвучить идеи, которые он хотел бы воплотить».

Возникает закономерный вопрос, а что дальше? Если вы обеспечили городские школы, то обеспечивайте и сельские. Задача посильная и реальная, но давайте разберемся, для чего вообще это делать? Только для высокоскоростного интернета? Теоретически, прокладывая оптоволоконные сети, мы имели в виду, что школы активно начнут внедрять в систему образования прогрессивные технологии, которые позволили бы задействовать оптоволокно. А что наблюдаем в действительности? Специально проанализировали, что из услуг оптоволокна используют наши школы. Средняя скорость доступа в интернет составляет всего 10 мегабит в секунду. Честно говоря, нам не нужно было прокладывать оптоволокно, чтобы обеспечить такую ​​скорость, потому что есть определенные технологии, которые и на медных линиях позволяют «выжать» эти 10 мегабит.

Когда мы говорим, что 96% городских школ подключены к широкополосному интернету, не надо себя обманывать: во многих из них использование возможностей интернета ограничивается только кабинетом информатики и администрацией учреждения.

«Мы все видели проспект Независимости в столице на открытках 50-60-х годов. Его проезжая часть в те времена фактически пустовала. Только редкий автомобиль или троллейбус можно было увидеть на дороге. Сегодня же при той же ширине проезжей части на проспекте наблюдается настоящий аншлаг, а в час пик и дорожные пробки. Наше оптоволокно задействовано учебными заведениями примерно так же, как и проезжая часть проспекта в 50-60-е годы ХХ века», — подчеркивает заместитель генерального директора "Белтелекома".

Сергей Туромша рассказал об услугах, которые оказываются на основании оптоволоконных сетей. Одна из них — это видео-конференц-связь для проведения совещаний и семинаров для учителей и преподавателей. Зачем тратить время работников, выплачивать им командировочные, расходовать бензин? Вторая услуга VPN — объединение корпоративных сетей по IT-протоколу, организация между структурами документооборота и обмена данными.

— Логично, что, если в школе или университете есть оптоволокно, там можно раскинуть брендированную сеть Wi-Fi с доступом как для персонала, так и для студентов и школьников, — рассуждает Сергей Туромша. — Но пока что только 130 учреждений образования подключены к этой услуге, из них 67 школ. Очень полезной может быть и СМС-рассылка через специализированный портал: можно оперативно сообщать сразу всем заинтересованным о важных мероприятиях и событиях из жизни учреждения образования, конкретного класса или педколлектива. Не до конца используются в учебном процессе и возможности интерактивной платформы ZALA. Все знают преимущественно о телевидении, но на платформе ZALA есть очень полезный сервис — видео по запросу. Там могут размещаться различные материалы. Так почему бы не размещать примеры решения задач, объяснения сложных тем по физике, химии, биологии? Зачем учеников отправлять на сайты с готовыми решениями задач? Лучше предложить полезный контент. Пока что серьезно говорить, что интернет помогает учебному процессу, не приходится.

«Нам бы очень хотелось, чтобы не мы приходили в учебные заведения в качестве агитаторов, а система образования сформулировала, какие сервисы сегодня необходимы для организации качественного образовательного процесса на всех уровнях: для общего среднего, профессионально-технического, среднего специального и высшего образования. Любой директор школы может прийти в «Белтелеком» и озвучить идеи, которые он хотел бы воплотить», — уверяет Сергей Туромша.

Кто будет первым?

Сегодня на повестке дня стоит создание Республиканской информационно-образовательной среды. Учебные заведения объединят в единую информационную систему с элементами статистического анализа.

Павел Лис: «Быстрые решения — основной двигатель цифровой трансформации».

— Под информатизацией мы имеем в виду развитие инфраструктуры, а цифровая трансформация — это сознательная замена любых процессов программным кодом. Если можно что-то заменить кодом, значит, надо это сделать. А если что-то невозможно запрограммировать, может быть, самое время от этого избавиться? — рассуждает директор главного информационно-аналитического центра Министерства образования Павел ЛИС. — Надо задать себе вопрос: что нужно отбросить, чтобы с помощью цифровых технологий стремительно продвинуться?

Между прочим, вопрос скорости — один из самых насущных.

— Если мы не изменим скорость принятия управленческих решений, то нам останется только подражать чужой, потому что мы просто не будем успевать создавать свое, — предупреждает Павел Лис. — Новые технологии развиваются стремительно, а мы тормозим их своими решениями, осторожностью, нежеланием брать ответственность, у нас годы идут на апробацию и экспертизы. Например, появилась новая технология, мы приходим с ней в отдел или управление образования и говорим: надо ее внедрять... И слышим в ответ: «Надо подумать, протестировать, денег нет, да и... ответственность». Предлагаем ее разделить, взяв на себя экспертные функции, чтобы педагогическая общественность могла пользоваться только проверенными сервисами. Я считаю, что человек, который не хочет брать на себя ответственность, несет еще большую ответственность за сдерживание технологий. Поймите, нельзя изменить свою повседневную жизнь, где цифровые технологии давно прижились, и не изменить профессиональное. Надо выходить из зоны комфорта.

Для эффективной трансформации в образовательный процесс должны внедряться искусственный интеллект и нейронные сети, виртуализация образовательного процесса (дополненная реальность) и блокчейн. Быстрые решения и умение брать ответственность — основной двигатель цифровой трансформации. Мы будем или первые, или уже не имеет значения, какими мы будем...

Надежда НИКОЛАЕВА

Выбор редакции

Общество

Работа по возвращению имен жертв концлагеря Штуттгоф не прекращается

Работа по возвращению имен жертв концлагеря Штуттгоф не прекращается

Имя отбирали: если в регистрационный барак входил человек, то уже из следующих дверей выходил номер.

Общество

Какой вред могут принести безобидные игрушки?

Какой вред могут принести безобидные игрушки?

В сегодняшнем быту невозможно обойтись без химических продуктов.

Жилье

Как доказать, что сосед следит за вами, а не за ворами

Как доказать, что сосед следит за вами, а не за ворами

Подобные обращения от физических лиц — не редкость.

Спорт

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Мама Бена — белоруска, отец — уроженец Ганы.