Вы здесь

Алена Белоножко: «Чистая литература» вряд ли прокормит


Монолог молодой писательницы о жизни и творчестве.

«Сложно сказать, когда у меня все началось. Без литературной деятельности себя не представляю вообще. Я много читала и — само собой — много писала в школе. Всегда что-то рождалось: стихи, сценарии праздников. Так что отделить себя от литературы, сказать «вот здесь я не пишу еще, а тут — начала», невозможно. Да и, наверное, мало кто может о себе рассказывать, что, мол, проснулся однажды утром и подумал: «А стану я писателем!»

Самое первое мое произведение появилось, когда мне было пять лет. Это был стих, посвященный Первомаю. Двустишие о людях, которые идут и машут воздушными шариками. В сценариях массовых праздников и сейчас иногда возвращаюсь к теме «людей с шариками», получается, есть своеобразная преемственность. Предопределенность.

Автором в полном смысле этого слова я начала себя считать тогда, когда пришла в «Маладосць» в 2008 году. К Вике Тренас, тогдашнему редактору отдела поэзии, принесла свои стихи. И, когда через некоторое время увидела их опубликованным, мне в редакции открытым текстом сказали: «Вот, ты теперь писатель республиканского масштаба!» До этого, выходит, все было непрофессионально: так, самодеятельность, хобби. А когда мы уже печатаемся, приобретаем публичность — это немножко другое самовосприятие. Появляется ответственность за то, что пишешь и публикуешь.


Фо­то Константина ДРО­БО­ВА.

***

Когда знакомлюсь с кем-то, говорю, что я — режиссер-сценарист. Это для меня, наверное, наиболее важно. Сценарист — это не то же, что писатель, здесь своя специфика. Можно не быть писателем, но при этом делать хорошие компилятивные формы сценариев. В оригинальных, которые от первой буквы до последней точки пишешь сам, конечно, способности писателя пригодятся. Пригодится владение словом.

Режиссер внутри меня с писателем не конфликтует. Никогда. Режиссер просто давит и диктует. Видит какую-то лишнюю деталь — и безжалостно ее убирает. Ведь все должно работать на сюжет, никаких лирических отступлений. Я вообще ленивый автор, не люблю описаний. Не мое это, не про меня. Алена — все знают — использует отчасти глаголы. Пришел. Взял. Победил.

Но все же я — режиссер-сценарист.

Бывает, что основная работа мешает литературной деятельности. И довольно часто. На крупные формы нужно время, с наскока такое не делается, нужно посидеть, подумать. Выстроить сюжет. Схемку персонажей набросать, стрелочками нарисовать их отношения, минимальные характеристики дать. Такой подготовительный этап. Это, наверное, специфика работы именно сценариста: пока не разрисуют для себя «сеть», не можешь двигаться дальше.

Эти приемы — достояние из университетских времен, с БГУКиИ, где я училась по специальности «режиссура обрядов и праздников». Получается, я не просто режиссер, я, как говорится, «площадник», режиссер-концертник. Это, так сказать, отдельная каста. Каста людей, которые работают с блоками информации. Задача «нарезается» перед режиссерами блоков, а потом, согласно концепции, все сводится в один стройный сюжет.

Так вот, одну книгу мне особенно рекомендовал мой уважаемый куратор Алексей Яковлевич Каминский. Это была книга Александра Митты «Между адом и раем», где схематично, кратко, очень понятно объясняется, как правильно пишется сценарий. И вообще — как делается кино. Все полезно и в литературной, и в концертной моей деятельности. Собственно, благодаря этой книге и благодаря усилиям Алексея Яковлевича из меня и получился режиссер, сценарист. Алексей Яковлевич, искренне благодарю вас за все.

***

Относительно работы с текстом у меня так: десять тысяч знаков за четыре часа. Иначе говоря, основное бывает именно на подготовительном этапе. Потом, когда все прописано, можно механически отработать это в тексте.

Ну а языковые погрешности пусть поправит редактор — на то он и редактор.

Свою приключенческую повесть (которая недавно публиковалась в журнале «Маладосць») под названием «Звезда Ракхигархи» я писала 26 дней. Произведение почти не правила: стараюсь те куски, которые делаю, в тот же день перечитать и «подогнать», сопоставить с другими.

Если есть отлаженная схема текста, то, в принципе, можно работать с любой стороны, прописывая эпизоды не в хронологическом порядке. Главное — понимать, к чему в итоге все хочешь привести. Мне удобнее делать все последовательно, потому что так можно проследить, как артефакты разные в тексте появляются, как меняются персонажи. Ведь иногда, когда работаешь сначала над эпизодами концовки, тяжеловато эти изменения отследить.

Удобнее всего мне писать в постели. Просыпаюсь утром — и работаю с ноутбуком. Самый производительный период — где-то с восьми часов до тринадцати. Я не то чтобы жаворонок, просто важна свежая голова, не забита заботами, хлопотами и новостями. Есть какой-то «лимит знаков» на день. Выпишешь этот лимит в соцсетях — и на текст ничего не останется.

***

«Фейсбук» у меня есть. Точнее, и раньше был, просто я на некоторое время от него отказалась, но потом вернулась. Там же котики!

Ну и также через эту соцсети поддерживаю творческие, литературные контакты, отслеживаю новости, условно говоря, «тусовки». Но если пробивать по поисковикам, то меня словно и нет в сети: мало критики, мало отзывов. Пишешь как бы во Вселенную. Наткнется кто глазами — ну и хорошо. Потому и я не позиционирую себя как писателя, так как писательство — это всегда публичность, feed-back.

Поэтому, как ни обидно и горько, литература у меня на втором месте. Всегда надо думать, как заработать.

В сегодняшнем мире писателем быть непросто. Ищешь способ опубликоваться, издать книгу. Так, сейчас ищу возможности, чтобы издать «Звезду Ракхигархи», продолжение «Чемодан из крокодиловой кожи» (вышел книгой в библиотечке «Маладосці»). Может, «Чемодан...» — еще не совсем то, что хотела бы видеть, но «Звезда...» — именно то, что хотела сказать.

Рукопись книги фантастических рассказов сейчас находится в издательстве «Мастацкая літаратура»: надеюсь, в 2019 году выйдет мой томик в новой серии «Время ХХI». Это сборник, кое-что мелькало, публиковалось, но есть и три совершенно новых текста. Хочется и книжку поэзии издать в перспективе, но пересматривала и поняла: не все проходит испытание временем. На достойную книгу поэзии не хватает материалов. Но себя как поэта я «продвигаю» через профессиональную деятельность: пишу песни (зарегистрировано более 150), устраиваю совместные мероприятия с композиторами.

Песни, к тому же, кормят. Окупаются. Особенно если звучат после на радио или телевидении. А вот «чистая литература» вряд ли прокормит.

***

Каждому писателю, по моему мнению, нужен литературный агент. Когда сам пишешь и рекламируешь себя, ситуация из разряда «и танцую, и пою, и билеты продаю». Хорошо, если помогает редакция, издательство. Но часто бывает, что автор печатается, а продавать, продвигать его произведения как бы и некому. И «свести» с редакцией или издательством некому, разве что сам надумает и обратится. Получается, автор сам собой занимается, сам себе имидж создает, а все эти «маркетинговые» вопросы отбирают очень много времени от творчества.

Может, стоит обратить внимание на западных коллег, где институт литературных агентств уже достаточно давно и действует.

***

Если говорить обо мне как писателе на сегодняшнем этапе развития, — то «я-настоящая», наверное, в рассказе «Белый дом». Во-первых, это текст, к которому у меня нет претензий на языковом и сюжетном уровнях. Во-вторых, мне импонирует жанр — антиутопия. В общем, и не рассказ это даже, а мини-повесть на 33 тысяч знаков. Вообще, антиутопия и романтическая фантастика (не sci-fi) - это мне сейчас наиболее близко.

А «я-поэт», наверное, лучше всего проявилось в поэме «Океаны» (которую можно, как и «Звезду...», увидеть на страницах «Маладосці» за этот год). Может, даже «я-человек» — это и есть та поэма. Потому что она — искренняя».

Читательская совет от Алены Белоножко: обязательно познакомиться с повестью «Цитадель» Антуана Экзюпери. «Это квинтэссенция жизненной мудрости», говорит она.

Записала Маргарита ЛАТЫШКЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Больным фенилкетонурией могут улучшить обеспечение продуктами питания

Больным фенилкетонурией могут улучшить обеспечение продуктами питания

Министерство здравоохранения ответило на публикацию «Звязды».

Общество

Активность, многодетность и родной язык. Семья Евмененко раскрыла рецепт успешности и сплоченности

Активность, многодетность и родной язык. Семья Евмененко раскрыла рецепт успешности и сплоченности

Недавно на просторах Fасеbооk я увидела фото девушки, которая собралась пойти на Хэллоуин в виде... многодетной матери.