Вы здесь

Тепло не по Цельсию


Чему можно поучиться у жителей Крайнего Севера

"Так вот ты какой, северный олень!" — сказала я беленькому, как снег, с черными пятнами на плечах рогатому красавцу. Олень скосил на меня свой блестящий темный глаз и равнодушно отвернулся. Видели мы, мол, таких туристов. А вы поживите здесь постоянно, паколупайте пищу из-под снега, тогда посмотрим, будете ли вы визжать от восторга...


На Крайний Север, а если точнее — на полуостров Ямал, мы попали, как нам сказали местные, в оттепель — в Салехарде было всего минус шестнадцать. Там настоящая зима, которая словно вернула в детство, — с мохнатыми от снега елями, с сугробами, с морозным скрипом под ногами. Такое ощущение предновогоднего счастья, почти забытое в наших мокро-серых местах. Но это увлечение сменилось другими, более серьезными и прочными впечатлениями. И выводами — мы же всегда чему-то учимся у людей, которые живут в отличных от наших обстоятельствах и отношениях.

Вот, например, в поселке Сабета, что на берегу Карского моря, за семьсот километров к северу от Полярного круга, куда попасть можно только самолетом и разве еще на атомном ледоколе, живут, считай, одни мужчины, пять тысяч человек — вахтовик, приезжающие с Большой земли работать на огромном предприятии по изготовлению сжиженного газа. И, представьте себе, там нет ни капли алкоголя — ни в каком виде. На спиртное, как и на содержание домашних животных (они могут нарушить уникальную экосистему Арктики) здесь самая строгий запрет. Любой запрет можно обойти? Не скажите. Здесь изобрели очень эффективный способ борьбы с пьянством. За употребление, или за провоз, или за хранение крепких напитков штраф миллион российских рублей. Причем платит не человек, который проштрафился, а организация, которая его наняла. Представьте, как заботятся о сохранении сухого закона сами наниматели. Интересный опыт, правда? При желании абсолютно применимый и не во условиях Крайнего Севера...

А еще много чему можно поучиться у исконных обитателей этой земли — малых народов Севера, как принято их называть. На Ямале это в большинстве своем ненцы и ханты. Многие из них (называют цифру около трех тысяч трехсот семей) и сегодня живут, как предки — кочуют по тундре с оленями. Конечно, в их быт добавилась цивилизация — дети учатся в школах (сейчас очень популярное направление развития кочевых школ: учителя сами приезжают на стойбище, чтобы не отрывать малышей от привычного, нормального для них образа жизни), передвижные генераторы позволяют иметь в чумах электрическое освещение, подключать компьютеры, заряжать мобильные телефоны. Нарты, запряженные оленями, заменяют снегоходы (правда, только зимой, так как летом по тундре снегоход не поедет, а нарты — транспорт универсальный). Но, несмотря на удобства современного мира, эти люди все равно почти все время остаются один на один с природой, которая для них — родной дом, а они для нее — неотъемлемая часть. Именно поэтому эти народы стараются сохранить — не только из-за их уникальной культуры быта, но и из соображений экологии. Ибо так разумно, так бережно, с такой любовью и бережностью, с таким пониманием к местной экосистеме — суровой, но очень уязвимой, могут относиться только они.

К примеру, своих оленей они не кормят даже в самые страшные холода и метели. Животные сами добывают себе пищу — местный мох ягель, из-под снега. Только когда случается гололед — проявление глобального потепления — и снег превращается в шурпак, который не пробить копытом, — тогда оленям дают минеральную добавку (соль) и подсыпают немного комбикорма. И это не жестокость, а простое понимание, что иначе олени перестанут быть оленями и выживать в естественных условиях им станет труднее... Вспоминаются здесь наши зубры, олени и даже кабаны, которых, едва припорошит снегом, уже спешим кормить сеном, овсом и картофелем, делая их почти домашней скотиной. И впервые подумалось: а хорошо ли для них самих мы так делаем?

В ненцев много собак, но нет бродячих или брошенных животных. Здесь никому даже в голову не придет выгнать друга за какую-то провинность или просто потому, что надоел. С ними на равных делятся главным в тундре — едой и теплом. Ведь это — часть их жизни, их существование, и как оторвать от себя эту часть? Собаки отвечают любовью и преданностью — эти небольшие косматые лайки никогда не лают на людей, нежатся к хозяевам, словно кошки, сами, без команды, держат оленей в стаде, а если уже начали гавкать — значит, рядом ходит волк или самый злейший враг — росомаха, которая своими длинными когтями может просто убить даже большого Рогачев.

Эти люди очень любят детей — каждый ребенок здесь считается подарком духов их земли. Такие маленькие божки катаются в своих специально вышитых белых шубках на игрушечных снегоходах и просто вьют веревки из родителей, бабушек и других старших родственников. Говорить о том, что ненцы никогда не отказываются от детей, даже не буду — если уж собаки у них в почете, то что говорить о детях.

В общем, это очень искренние, открытые, добрые люди. И то, что в начале, руководствуясь привычными стереотипами, считаешь наивностью и даже недалекостью, очень быстро проявляется большой человеческой мудростью, которая помогает им сохранить себя уже не одно столетие, выжить в условиях, которые кажутся вообще неприемлемыми для человеческого существования, согреть себя и окружающих теплом , измеряемом по другой шкале, чем градусы по Цельсию или Фаренгейту.

Теплом, которого так часто не хватает нам в наших обогретым квартирах и в нашей серо-мокрой предновогодней погоде.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбор редакции

В мире

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Сейчас эта автономная территория входит в состав Королевства Дания

Общество

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Самом отдаленном от областного центра районе страны.

Общество

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

В этом году в дошкольные учреждения района придет 2700 малышей.