Вы здесь

Что находят белорусы на шопинге в Украине


У соседа трава всегда зеленее. «А еще еда вкуснее, и многое дешевле», — скажут вам в поезде, который идет из Барановичей до Удрицка (Ровенская область Украины). Корреспондент «Звязды» узнала, через что приходится пройти желающим закупиться у ближайших соседей.


Все бегут — и ты беги

«На закупки» в деревню Удрицк меня давно звала родственница, которая живет в Лунинецком районе. Раз-два в сезон она вместе с подругами наведывается в приграничье за товарами для дома и продуктами. Бывает, берет что-то из одежды и игрушки для внука. В обязательное «иностранное» путешествие женщина отправляется и перед каждым праздником.

— Здесь главное — не считать ворон и точно знать, что тебе нужно. Иначе только день впустую потратишь и деньги на что попало разойдутся, — консультирует меня родственница перед поездкой. — Почти все, кто будет в поезде, — тоже «на закупки». Поэтому куда толпа — туда и ты.

Солнечным декабрьским воскресеньем я сажусь в дизель-поезд в Лунинце. Почти все места уже заняты: много людей едет на Удрицк из Барановичей, Ляховичей, Ганцевичей.

Через час мы прибываем на станцию ​​Горынь. Выйдя из вагона, я тут же попадаю в людской поток. Куда движемся — неизвестно. Но никакой паники, так как помню завет тети: «Все бегут — и ты беги». Финиш пятиминутной дистанции — пункт таможенного контроля. Здесь уже стоит человек сто, нам ничего не остается, как присоединиться к ним. Почти у всех в руках — дорожные сумки или «пакеты с пакетами». Каждые десять минут людей становится все больше...

На холме за картиной наблюдает колоритная проводница в очках. В ожидании пассажиров дизеля, который пойдет назад на Барановичи, она лузгает семечки и пытается наставить на ум людей:

— Что вы тут стоите? Раньше, чем через час пропускать не начнут! А поезд вообще отправляется только в 14.00. К тому же в украинских дизелях отопления нет. Будете всю дорогу до Удрицка зубами щелкать. Идите погрейтесь в вагончике возле туалета. Он теперь вместо зала ожидания, — громко призывает женщина, а после в полголоса объясняет мне: — Вокзал вторую зиму на ремонте. Но даже если бы был открыт, эти фанаты шопинга по-украински все равно не пошли бы внутрь.

И действительно, как ни старалась проводница убедить народ, что лучше посидеть в тепле, чем топтаться по слякоти, никто ее советы не слушал.

Когда я уже была на самом подходе к таможне, буквально из ниоткуда рядом возникли две женщины с несколькими забитыми под завязку сумками.

— Тебе пьять, мне пьять и Васе пьять. И людям надо распихать, ведь накроют нас, — быстро тараторят друг другу.

Что было в сумках, я так и не разглядела. Но после заметила, что многие украинцы целыми ящиками везут из Беларуси сухое детское питание и сгущенное молоко. И то, и другое берут не самое дешевое. Только определенных марок и с хорошим процентом жира.

Пройдя контроль, сразу попадаем на платформу. Старенький украинский дизелек с ржавыми вагонами будто приехал в Горынь из 90-х. Антуража ему добавляют немолодые женщины в норковых шапках и с массивными золотыми серьгами. Как выяснилось, это местная «мафия» — у каждой в руках было по пачке украинских гривен. Их они обменивают на белорусские рубли прямо в тамбуре.

Поезд быстро заполняется людьми, многие остаются в тамбуре. И правильно делают. Дорога занимает всего 15 минут. В Удрицке ждет новое испытание — еще одна очередь, но уже на таможенном контроле Украины. Большое количество людей с трудом помещается на узенькой платформе. С одной стороны толпу сдерживает высокий забор с пиками, с другой — женщина-паграничница с автоматом. В ужасной давке, на холоде мы стоим полтора часа. Наверное, со стороны похожи на стадо баранов, которые добровольно согласились на этот цирк.

«А пуговицы сами пришьете...»

Удрицк — деревня совсем небольшая. Здание станции выглядит как традиционная «хатка-мазанка». Летом белорусские покупатели поднимают пыль на дорогах, а осенью и зимой обходят огромные лужи — асфальта нет. Местный базар находится в двух шагах от железной дороги. Да и сколько там того базара? С десяток палаток и деревянных столиков, стоящих вдоль единственной улицы, плюс три магазина. Есть еще пара продавцов, которые развернули свой товар прямо на капотах стареньких «Жигулей».

Прежде всего отправляюсь в самый большой магазин. Здесь на соседних полках лежат одеяла и игрушки, галоши и банные халаты, люстры и столовые приборы. Цены не сказать, чтобы очень отличались от белорусских, но народ сметает все, что видит.

В этом же здании находится вино-водочный павильон. Не протолкнуться. Мужики обступили прилавок, за которым поблескивают янтарными оттенками бутылки коньяка, молодежь и женщины прицениваются к местному вину, «беленькую» хватают все без разбора. Цены на водку стартуют от 2,5 белорусского рубля. Правда, желающих отведать этот напиток в толпе нет. Берут в основном ту, что стоит три-четыре рубля. Причем одной бутылкой здесь никто не ограничивается. Не жалея денег, просят у продавщиц минимум три, часто — пять и даже десять.

А вот в магазине, напоминающем сельские универмаги, почти никого нет. Качественный трикотаж и хлопчатобумажное белье украинских фабрик наших людей не интересуют. Хотя цены приятные и дизайн неплохой.

На улице торговля идет также не у всех. Продавцы конфет зевают от скуки: в их сторону белорусский покупатель даже не смотрит.

— Конфеты здесь я давно не беру. Это раньше и выбор был больше, и цены меньше. В настоящее время цены на шоколадные сладости поравнялись с отечественными. Кроме того, в наши магазины начали завозить недорогие конфеты российских кондитерских фабрик, лучше их взять, — поделилась женщина, которую удалось остановить на улице. — А вот хлеб здешний покупаю всегда, хотя и стоит, как наш. У них состав более естественный — только мука, вода, дрожжи и соль.

Эпизод из разряда «и смех, и грех» довелось наблюдать около продавца жилетов из искусственного меха. Девушка-студентка собралась покупать один, но заметила, что на нем нет пуговиц.

— Коштуе вона 140 гривен, поступлю 10, — сказал покупательнице продавец.

— Но мне придется самой эти пуговицы и купить, и пришить.

— Зрозумій, якшчо поступлю больш — піду в мінус. І так по собівартосці віддаю, — продолжал гнуть свою линию мужчина, но вскоре сдался. — Хвіліну!!

Схватил ножницы, срезал четыре пуговицы с другого жилета и высыпал их в ладонь девушке. Вот это сервис!

Примерно за час до отправления народ начинает подтягиваться к таможенному посту. У каждого по две, а то и по три сумки накупленного. Многие волокут их по земле — нет поднять.

Рядом в очереди на прохождение контроля пристроилась пара. Супруги аккуратненько прячут под куртки по несколько бутылок спиртного.

— Разрешено провозить три литра на душу, мы в лимит никогда не укладываемся, — объясняет мужчина, улыбаясь в пышные усы.

Пока мы разговариваем, втайне поглядываю к ним в сумки: несколько пакетов с печеньем, покрышки и скатерти, игрушки, фен и плойка. Под рукой мужчина держит сушилку для белья. В общем, каждый второй из Удрицка почему-то вез или сушилку, или доску для глажения. Спрашивала про цены — такие же, как у нас. В чем секрет притягательности этих вещей для наших людей, я, признаться, так и не поняла.

Сыр-косичка, шоколадки, «Ё-мое»

Дорога из Удрицка домой тоже таит в себе массу сюрпризов. Погрузившись в тепленький и чистый поезд с родными буквами «БЖД» на вагонах, люди не вздыхают с облегчением и не откидываются на спинки сидений. Наоборот, начинается необычное оживление. Шуршат пакеты, и слышатся звуки расстегивания замков на сумках. Тут и там народ перепаковывает приобретенное добро.

Моя спутница, сидящая напротив, выворачивает на сиденье вещи из своих сумок. Огромные пачки салфеток, пакеты с зефиром и печеньем, не менее двух кило кильки, десятки катушек ниток, пять пачек вафельных карзинак для канапе, портативная колонка... Удивительный набор, увенчан сушилкой для белья.

— Куда едете? — неожиданно над нами предстает женщина в розовом пуховике с черным пакетом в руках. — Лунинец? Возьмите, пожалуйста, мои орехи себе. А то у меня перевес по килограммам — на таможне могут забрать.

За провоз дамочка предлагает два рубля. Оказалось, что из Удрицка она везет с собой целый мешок грецких орехов, которые дома собирается продавать. Правда, границу товар пересекает в расфасофанном виде под разными сиденьями вагона.

— Сыр-косичка, шоколадки, «Ё-мое», — выкрикивает другая женщина названия товаров, начинает продавать прямо в дороге. Многие оставляют ей последние десятки гривен. «Чего домой везти? Лучше еще одну шоколадку детям возьму», — рассуждают пассажиры.

* * *

Ирония судьбы: вернувшись на вокзал в Лунинец, я увидела по телевизору сюжет с открытия нового магазина в городе. За последние несколько лет здесь появилось несколько больших супермаркетов, а маленькие сетевые гастрономы работают даже в деревнях. И это не говоря о магазинах местного потребительского общества, которые также идут в ногу со временем: постоянно проводят акции и дают скидки, недавно ввели в обиход дисконтные карты для покупателей. Кажется, покупай не хочу! Но, конечно, соседская трава зеленее...

Анна КУРАК

Минск — Удрицк — Минск

Выбор редакции

Спорт

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. 

Культура

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Где можно освоить литературное мастерство? Как становятся писателями? 

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.

Общество

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Рассказ женщины, которая сумела вернуть дочь из социального приюта

Женщину, которая сумела не только вернуть ребенка из приюта, но и дальше воспитывает его, найти оказалось не просто.