Вы здесь

Как начинался в Минске 1919 год, когда была провозглашена БССР?


Дефицит практически на все продукты, причем даже по так называемым бонам (купонам) их не всегда можно купить, так как существуют перебои с доставками. Время от времени из газет можно узнать, в какие лавки поступили мясо, сахар, «мармалад», мыло или где бедняки могут получить бесплатно по справкам продукты первой необходимости. И даже с деньгами путаница. В обороте одновременно находятся немецкие марки, керенки, царские деньги. И не за все из таких «валют» продавцы готовы отпустить товар: приказ об обязательном принятии керенок на рынке не работает. Проблематично приобрести не только продукты. В городе очереди за газом; дрова и те выдают только по спискам; перебои с электричеством. Электростанция в Минске была оставлена ​​немцами в катастрофическом состоянии. Все разрушено, нет материалов, запасных частей, нефти. В результате ток отпускается только советским и военным учреждениям, больницам. Часто случаются различные инциденты: к станции приходят вооруженные люди с требованиями дать свет. В дополнение большие снегопады повредили провода — Минская и другие губернии остались без телеграфной связи. Так белорусы встречали новый, 1919 год.


В январе 1919 года «Звез­да» снова начинает выходить в Минске.

По законам революционного времени

В номере за 1 января 1919-го «Звезда» сообщала, что в состав Белорусской республики, кроме губерний Гродненской, Могилевской, Витебской и Смоленской, входит и Минская. Редакция газеты возвращается в Минск из Смоленска и сразу же активно начинает освещать местную жизнь. В это время проходят выборы в Минский Совет рабочих и красноармейских депутатов. Новой власти нужно заботиться о восстановлении хозяйства после Первой мировой войны, противостоять голоду и эпидемиям и в то же время строить новую жизнь, реформировать систему образования и нести культуру в массы.

В это время в квартиры «буржуазии» активно заселяются рабочие, отдельные дома забираются под различные учреждения. Периодически возникают споры, связанные с той или иной жилплощадью. То людей направляли в уже занятые помещения, то настоящие хозяева пытались избавиться от подселенных новой властью «квартирантов». Нередки были случаи, когда жилье занималось самовольно, без ведома специально созданного Жилищного отдела. Поэтому одним из первых приказов советской власти в БССР был приказ об организации домовых комитетов, которые создаются из жителей, что квартируют в определенном домовладении.

В марте 1919 года были введены нормы по потреблению определенных продуктов. Например, в месяц на человека приходилось хлеба, муки, зерна — 15 фунтов, крупы — 3, картофеля — 30, сахара — 1, соли — 2. Также на двух человек разрешалось использовать за месяц один кусок туалетного мыла. Вышло даже обязательное постановление для жителей Минска, согласно которому все граждане, независимо от их социального положения, от постов и должностей обязаны были предоставить сведения о количестве пищевых продуктов и предметов первой необходимости, которые у них имеются. После чего они получали удостоверения на хранение этих продуктов и расходование по норме. За неправдивые сведения хозяев (а также руководителей домовых комитетов, которые подписывали такие «отчеты») обещали привлекать к ответственности и наказанию по всей жестокости революционного времени. Продукты могли забираться и за «перерасход», когда люди потребляли их больше, чем прописано нормами.

Принимались меры к обеспечению уездов литературой, организации библиотек, оборудованию советских учреждений. Так, учреждения и частники обязаны были сдать «культурные ценности науки и искусства»: библиотеки, учебные и художественные пособия, музыкальные инструменты, театральные приспособления, художественную и древнюю мебель. ИЗ имений забирались «излишки» продуктов, а зимой жителям Минска даже приказывали сдать в комитет питания чай (если на семью него имелось более фунта).

Также в январе принимается декрет о всеобщем военном обучении и мобилизации. Причем знакомить с военным делом парней начинали еще со школы. Девушки и женщины тоже при желании могли получить такие знания.

Чтобы решить проблему с безработицей, в городах и поселках создаются биржи труда, но получить хоть какую-то вакансию в небольших населенных пунктах с разрушенной во время Первой мировой войны промышленностью довольно проблематично.

«После ухода немцев город оказался форменной пустыней. Фабрики и заводы разрушены, машины вывезены, электрические машины также, город жил чуть ли не 3 недели без всякого освещения, не осталось ни одного телефона, даже медные ручки из дверей были везде выкручены», — описывала в январе 1919 года газета "Звезда" положение в Полоцке.

Спекулянты «атакуют»

17 января 1919 года "Звезда" печатает приказ № 1 Комиссариата продовольствия Белорусской республики:

«С опубликованием сего предписывается всем заградительным отрядам, уездным и волостным продовольственным организациям под страхом самой строгой ответственности перед революционными законами ни под каким видом и ни при каких обстоятельствах не задерживать и не препятствовать ввозу в гор. Минск продовольственных грузов и продуктов, как частными лицами, так и агентами Компрода...

Газета сообщает об открытии Государственного университета.

Виновные в нарушении сего должны рассматриваться как контр-революционеры, не подчиняющиеся распоряжениям высших органов Власти, немедленно арестовываться и передаваться в распоряжение Чрезвычайной Комиссии».

В то же время создавались специальные отряды, чтобы не допустить вывоза продуктов из Минска. Город опустошали «мешочники». Ежедневно на Комаровке и на Борисовском тракте можно было видеть по 20-40 человек с мешками и сумками, которые направлялись в сторону станции Колодищи. Они вывозили муку, хлеб, сахар, соль, крупы и другие продукты. Причем платили всего дороже, чем местное население, из-за чего бешено росли цены. Со спекулянтами разбирались довольно жестко. Так, в марте 1919 года газета печатает статью о рассмотренном революционным трибуналом деле о спекуляции сахарином: двух мужчин, которые пытались нелегально провезти через Минск 24,5 фунта (примерно 10 килограммов) с сахарином, приговорили к расстрелу.

Чтобы остановить хотя бы рост цен на хлеб, новая власть пытается установить фиксированные цены на него.

«Продовольственное положение Минска принимает катастрофический характер. В течение последнего месяца хлеб вздорожал втрое и цены продолжают расти с угрожающей быстротой... При неорганизованности выдачи хлебного пайка наступит голод в буквальном смысле этого слова, — писал звяздовец Т. Каплан. — Пусть сознают Временное Правительство Белорусской Советской Республики, Минский Совдеп, Минский Комитет Р.К.П., пусть каждый коммунист сознаёт, что пока продовольственное дело не будет налажено, хотя бы на тех основаниях, чтобы каждый рабочий получал определённый паёк, то вся наша политическая и культурно-просветительная работа не больше как домик, построенный на песке».

Борьба с эпидемией

В это время приходилось бороться не только с голодом, но и с эпидемией. В городах и поселках царит сыпной тиф. Принимается ряд экстренных мер для того, чтобы противостоять болезни: жесткий учет больных, дезинфекция, запрет на посещение школ детьми из домов, в которых зафиксированы случаи заболевания, распространение специальной литературы. В Витебске пользование банями и мылом становится бесплатным (оплачивается из средств по борьбе с эпидемией). В Минске школьники начинают получать горячие завтраки в школах. Как сообщала газета, еда выдавалась три раза в день, и каждый раз — суп и 1/5 фунта хлеба.

Стремительней всего болезнь распространяется среди бедняков, которые ютятся в сырых, темных бараках, иногда в одной комнате располагается по несколько семей численностью 6-8 человек. «Во всех наших общественных заведениях и местах скопления публики, при царящей в них скученности и грязи, в тесноте и давке во всевозможнейших очередях, зараза легко передается и выхватывает всё новые и новые жертвы из рядов изнуренных и ослабленных трудовых масс». Чтобы предупредить распространение болезни среди бедняков, новая власть заявляет о необходимости переселения людей в более благоприятные жилищные условия, а также пытается поддержать их материально. По справкам больным и малообеспеченным людям в первую очередь отпускаются дефицитные продукты, иногда они выдаются бесплатно. Например, в Минске создаются чайные для безработных, где вместе с напитком можно получить и корку хлеба.

Разворошенные гнезда

После окончания Первой мировой войны в города и поселки начали возвращаться беженцы. «Каждый возвращающийся полагал застать своё жилище или что-либо из своего домашнего хозяйства и скарба уцелевшим. Но злой закон войны в большинстве не оставил камня на камне. Многие города, местечки и сёла Белоруссии разрушены до основания и одни каменные трубы свидетельствуют о существовавших когда-то здесь жилых помещениях. Такую картину разоренных местностей представляют многие уезды Минской и Виленской губерний, как напр. уезды Пинский, Ошмянский, Свенцянский, Вилейский и проч., где кроме изрытых окопами и блиндажами улиц ничего не осталось. И вот в эти местности приехали сотни тысяч семейств беженцев, без всякой надежды на имущественную и материальную помощь. Нет помещений, нет продовольствия, нет работы, нет медицинской помощи..."

Для беженцев организованы пункты питания, медицинские пункты, выдается одежда и предметы первой необходимости.

Знания для всех

И тем не менее голод и холод не мешали думать о культуре и образовании. В голодающим Минске можно было посмотреть «Павлинку» или послушать концерт классической музыки, записаться в кружки хорового и сольного пения, живописи, скульптуры, театральные, научиться играть на пианино, гитаре, мандолине, скрипке. Также не забывали и о бесплатном физическое воспитание детей и взрослых, велся набор в секции гимнастики, фехтования, бокса. Кружки, секции, библиотеки, народные театры открывались и в других городах и местечках.

«Звезда» поднимает вопрос о необходимости скорейшего принятия декрета о всеобщем обязательном образовании для детей, так как, несмотря на то, что обучение становится открытым для всех, некоторые родители не спешат отправлять своих детей в школы. На это время приходится большая реформа образования. Пересматривается, какие предметы должны преподаваться (например, отменен божий закон и латынь) и каким образом нужно подносить знания детям. Запрещены отметки, учителя теперь не могут даже оценивать ученика при помощи слов «успевает — не успевает», «удовлетворительно — неудовлетворительно». В разных уголках Беларуси начинают работать школы, где подростки могут получить профессиональное образование.

16 марта газета сообщает о создании в Минске Государственного университета с двумя факультетами — социальных наук и естественно-математического. Комиссариат народного просвещения обращается с призывом ко всем общественным организациям и отдельным людям прийти на помощь, «кто чем богат: деньгами, книгами, необходимыми организационными и научными знаниями и учебно-вспомогательными материалами».

Надо сказать, что в это время принимаются меры для того, чтобы высшее образование стало доступным для всех. От абитуриентов не требуется аттестатов о предварительном образовании. Государство берет на себя расходы по материальному обеспечению студентов и организует различные курсы и школы, благодаря которым в дальнейшем молодежь, даже неграмотная, получает доступ к высшему образованию. Можно записаться в школы, которые учат рабочих письму, счёту и чтению и дают элементарные знания по различным наукам. А после этого рабочий может поступить в школы, которые готовят непосредственно к посещению определенного факультета в высшем учебном заведении.

Первые дошкольные учреждения также появились при советской власти. И вопрос об их создании в БССР как раз начал подниматься в 1919 году.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Культура

ЗЕНА: От сцены не устаю!

ЗЕНА: От сцены не устаю!

График у артистки очень насыщенный.

Общество

Привычные исключительности. Можно ли понять «цифровое племя»?

Привычные исключительности. Можно ли понять «цифровое племя»?

Исследование «Поколение« Z» в вопросах и ответах» было представлено во время научного стэндапа, организованного для учащихся профильных педагогических классов в БГПУ.  

Культура

Корреспонденты «Звязды» посетили ночные съемки национального кинопроекта

Корреспонденты «Звязды» посетили ночные съемки национального кинопроекта

Историко-приключенческая лента про Беларусь, белоруса-воина и белоруса-ученого. 

Общество

Еда или символ? Самое время заинтересоваться росписью яиц

Еда или символ? Самое время заинтересоваться росписью яиц

Корреспондент «Звязды» сходила на мастер-класс по созданию «писанок».