Вы здесь

История МИД независимой Беларуси словами бывших министров


Петр Кравченко, министр иностранных дел Беларуси (27 июля 1990 года — 28 июля 1994):

— Мы сделали настоящий дипломатический прорыв в мир. Если до сих пор нас практически никто дипломатично не признавал, кроме Германии, с которой у нас были отношения с 1922 года, Польши, которая нас признала 18 марта 1921 года во время подписания Рижского соглашения. Другие государства не считали целесообразным обмениваться ратификационными грамотами, открывать консульства или посольства, подписывать двусторонние соглашения. После Беловежского соглашения, когда Беларусь получила реальную независимость, пришла так называемая полоса признаний. Мы всегда были между Россией и Польшей, между Москвой и Варшавой. И вот впервые в нашей национальной истории наша судьба, наши стратегические направления решает Минск и будет решать Минск, не Москва и не Варшава. Мы добились реальной независимости.


Владимир Сенько, министр иностранных дел Беларуси (28 июля 1994 — 13 января 1997 года)

— Период с середины 1990-х годов принято считать знаковым для интеграционных проектов. Действительно это так. Прежде всего, ключевое значение имел Договор о создании Союзного государства с Россией. Принципиально важное значение имели инициативы нашего руководства по укреплению интеграционных объединений на постсоветском пространстве. Неслучайно нашего Президента многие на этом пространстве называли интегратором. Основная инициатива в этом плане исходила от него.


Иван Антонович, министр иностранных дел Беларуси (13 января 1997 — 4 декабря 1998 года)

— Запад не согласился с нашими двумя референдумами. В условиях политической изоляции было понятно, что внешнеполитическая стратегия стагнирует. Мы несем расходы, добросовестно выплачиваем взносы в Организацию Объединенных Наций, ЮНЕСКО, Международную организацию труда и так далее. Мы не были должниками нигде. Все идет прахом, и я докладываю Президенту: «Есть международные организации, где нас поймут, — Всемирный парламентский союз». Там председательствовала одна из арабских стран — Египет. Тогда оппозиция почему-то очень радовалась, что я еду к арабам: мы провалим переговоры, нас не возьмут. Я проехал по арабским странам — отличный был ответ. Не знаю, что такое быть в изоляции. Нас принимают под аплодисменты во Всемирный парламентский союз.


Урал Латыпов, министр иностранных дел Беларуси (4 декабря 1998 — 27 ноября 2000 г.)

— Мы изучили опыт многих стран, но решили никого не копировать, а с учетом зарубежного опыта создать белорусскую модель управления международными связями государства. И в результате Президент подписал Указ, согласно которому вместо трех министерств организовалось одно под названием Министерство иностранных дел, которое брало на себя ответственность за все виды международных связей страны. Для закрепления хороших, квалифицированных кадров важно было создать справедливую систему продвижения по личным и деловым качествам. В отличие от других министерств, в МИД есть загранслужба. И для дипломата работать в посольстве так естественно, как для летчика летать и для моряка ходить в море. Президент очень остро реагировал на информацию о том, что кто-то со связями безвылазно сидит за рубежом, а старательный, квалифицированный специалист без связей выехать не может. И чтобы этого не было, мы решили создать в новом министерстве конкурсную систему отбора на работу за границей.


Михаил Хвостов, министр иностранных дел Беларуси (27 ноября 2000 — 21 марта 2003 г.)

— Построив устойчивые связи с Российской Федерацией, мы добивались таких же отношений и с Европейским союзом. И я считаю, что сегодняшняя политика наша должна заключаться в получении таких же гарантий от Европейского союза нашей политической, экономической и военной безопасности, которую мы имеем сегодня от Российской Федерации.


Сергей Мартынов, министр иностранных дел Беларуси (21марта 2003 — 20 августа 2013 года)

— Фактически Беларусь является страной, расположенной на таком цивилизационном разломе между Европой в чистом виде, к которой Беларусь принадлежит исторически и географически, и Евразией. Размещение на этом цивилизационном разломе всю жизнь было в известной степени проклятием для Беларуси. Все крупные военные конфликты между Востоком и Западом, Европой не просто втягивали Беларусь как территорию, а как минимум дважды прокатывались самым ужасным образом по нашей стране на пути в одну сторону, потом на пути в другую сторону. И вот задача внешней политики заключалась и заключается в том, чтобы историческое или географическое проклятие Беларуси превратить в благословение, если так можно сказать. В общем, задача внешней политики состоит в том, чтобы проблемы превращать в преимущества и выгоду для государства.

Из документального фильма «Дипломатия Беларуси. Становление и развитие».

Выбор редакции

Культура

Почему современное белорусское кино невеликое?

Почему современное белорусское кино невеликое?

Писатель и диссидент Андрей Синявский, когда рассказывал об утрированной мелочности советской «цивилизации», привел в пример повесть Михаил

Общество

Как проходил военно-исторический фестиваль «Мир-1812»

Как проходил военно-исторический фестиваль «Мир-1812»

Третий раз военно-исторический фестиваль «Мир-1812» на два дня перенес поселок более чем на два века назад.

Общество

Всегда ли выгодно оформлять больничный

Всегда ли выгодно оформлять больничный

Среди знакомых у меня есть много женщин, которые обращаются к врачу при любой болезни и при каждой возможности оформляют больничный лист.

Общество

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Беларусь и Россия сблизили позиции по программе реализации договора о Союзном государстве

Об этом заявил председатель Совета Республики Михаил Мясникович на встрече с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко.