Вы здесь

Чемпион мира по тайскому боксу — о гонорарах, образовании и жене-боксерше


Семикратный чемпион мира по тайскому боксу рассказал о гонорарах, своем образование и жене-боксерше.

Дмитрий Валент в боксе уже более десяти лет, его титулы по выступлениям в профессиональном и любительском спорте исчисляются также десятками. Мотивацию быть лучшим Дмитрий получил еще в детстве, прожив в одном из самых неспокойных районов столицы. О том, как закалял характер на автозаводе, о жене, которая также занимается тайским боксом, и недавнем бойцовском турнире «Ахмат», который принял Минск, Дмитрий рассказал в интервью «Звязде».


Фото Анны ЗАНКОВИЧ

«ММА очень популярен в мире, у нас интерес также есть»

— Дмитрий, давайте начнем именно с турнира, который в конце 2018 года прошел в Минске.

— Мы давно не принимали турниров такого масштаба, как «Ахмат». Для меня лично было волнительно, еще и потому, что я давно не участвовал в таких мероприятиях на профессиональном ринге дома. Волнительно, когда за тебя приходят «болеть» близкие, друзья и просто земляки. Всегда дома драться тяжелее, чем за рубежом. Там приехал, тебя никто не знает, вышел, сделал свою работу, а тут ответственность, хочется выиграть обязательно, чтобы публике понравилось, чтобы тренера не подвести. Все в комплексе дает большой груз ответственности, ты стараешься с ним справиться, чтобы это не повлияло на результат.

В целом считаю, что турнир в Беларуси прошел на высоком уровне и бои получились зрелищные. ММА очень популярен в мире, на бои собираются стотысячные стадионы. У нас, конечно, пока такого нет, но интерес также велик. Насколько я знаю, в «Минск-Арене» тем вечером собралось около пяти тысяч человек. Неплохо. Учитывая, что рекламировали «Ахмат» в Минске не очень много.

— Ваш бой с украинцем Сергеем Снитюком получился, пожалуй, самый зрелищный и интересный для белорусских болельщиков.

— Узнал имя своего соперника за месяц до турнира, тогда и начал подготовку. Ранее с Сергеем мы на ринге не встречались. В Минске я выиграл поединок нокаутом, для любого спортсмена это важно, да и тренер остался доволен моими действиями. Считаю, что показал зрелищный бой, потом его даже сам пересматривал, хотя обычно свои бои не особо люблю смотреть.

— По количеству людей на «Минск-Арене» и их эмоциям было понятно, что белорусам нравятся такие турниры. Почему в нашей стране они настолько редки?

— Для таких мероприятий нужны очень большие деньги, Министерство спорта их финансировать не может, так как это профессиональный спорт, значит, нужны спонсоры, а у нас в стране их найти очень сложно.

«Я готов к тому, что поражение может случиться»

— Сейчас вы выступаете и в профессиональных, и в любительских рингах?

— Да, я являюсь членом сборной Беларуси по тайскому боксу, но в то же время выступаю и по профи. Однако среди профессионалов у меня довольно специфический вес, промежуточный, поэтому не всегда получается найти себе бои. За два последних года провел всего три профессиональных поединка.

— Известно, что спортсмены в вашем виде зарабатывают хорошие деньги. Какой максимальный гонорар можно получить в профессиональном тайском боксе?

— Это зависит от имени спортсмена от его известности и заслуг, насколько беспроигрышно он идет по своей карьере. Так, навскидку сказать трудно, но гонорары иногда доходят до очень хороших денег.

— Тысячи долларов?

— Да и больше.

— Вы считаете свои титулы?

— Профессиональные давно не считал, по любителям я семикратный чемпион мира по тайскому боксу, шесть раз выиграл чемпионат Европы. Брал Кубок мира по кикбоксингу и выигрывал чемпионаты мира и Европы. Считается, что для тайского бокса я начал карьеру довольно поздно — в 16 лет, но у меня уже была база: до этого я занимался таэквондо. Похожий вид спорта, ноги задействованы, соответственно тело подготовлено. В 17 поехал на чемпионат мира среди молодежи и занял там первое место, буквально за год занятий. По профессионалам свой первый бой выиграл в 19 лет, тогда дрался с возрастным спортсменом, которому на тот момент было уже за 30, и одержал победу нокаутом в первом раунде.

— Вспоминая предыдущие бои, можете выделить самый важный и сложный для вас титул?

— Что касается любителей, то, наверное, это самый первый титул (чемпиона мира), хотя я выиграл его по молодежи. Это было первый раз, первый выезд за границу, тем более в Таиланд, на родину тайского бокса. Приехал туда, увидел, как тренируются тайцы, ходил с большими глазами, наблюдая за ними. После турнира мы остались на сборе в маленькой тайской деревушке, где местные редко видели белых людей. После этой поездки существенно вырос мой уровень.

В последнее время любительские соревнования приносят уже не такие эмоции, потому что столько уже выиграно, столько сделано. Сейчас хочется больше реализоваться в профессиональном спорте. Моя цель — проводить максимальное количество боев, завоевывать титулы ведущих организаций. С менеджером работаем над этим.

— Считаете, что пик вашей карьеры еще впереди?

— Думаю, да. Мне 30 лет, для нашего вида спорта это хороший возраст, когда ты стал мужчиной, достаточно силы и опыта за спиной. Пока есть желание и здоровье, буду заниматься боксом, когда желание исчезает, хотя и здоровье есть, драться уже нет смысла. Ты не сможешь себя мотивировать, а выступать ради денег неинтересно. Много примеров, когда желание заработать приносит печальный результат.

— Помните свой самый сложный бой?

— Да, это было в 2016 году, я тогда досрочно проиграл в первом раунде. Дрался против опытного и титулованного спортсмена из Украины Артура Кишенко. Это единственный момент в карьере, когда я так проиграл. Очень переживал. Хотя, обычно не очень переживаю, понимаю, что это спорт, и когда я уже занимаюсь на таком уровне, то готов к тому, что поражение может случиться. После провала полезно неделю отдохнуть от зала, переключиться, прийти в нужное психологическое состояние, после этого возвращаешься в зал с новыми силами.

«Во время боя ничего не чувствую»

— В ринге вам было когда-нибудь страшно?

— Страх присутствует у любого, нет людей, которые не боятся. Как говорят, не боятся только дураки. Страх должен быть, это вещь, которой нужно уметь управлять и направлять в нужное русло, тогда все инстинкты начинают работать на благо (реакция, чувство дистанции). Ты в бою гораздо сильнее, чем на тренировке, потому что за счет страха, если правильно его направить, можешь включить свои дополнительные ресурсы.

— Человек привыкает к физической боли?

— Во время боя вообще ничего не чувствую, хотя мы бьем друг друга ногами кость в кость, попадаем в локти, это все адреналин. Рассечение чувствуется как укол. Боль начинает ощущаться на следующий день.

К счастью, серьезных травм у меня не было. Перелом руки, растяжение связок, расчсечение — привычные вещи для нашего вида спорта.

— Что вы чувствуете, когда бьете другого человека?

— Я стараюсь быть честным, понятно, что это спорт, мы оба выходим в ринг и хотим выиграть, но сделать это может только один. Поэтому каждый старается делать все возможное, приходится бить. Но на самом деле я очень спокойный человек и воспитанный в том плане, что не ударю соперника в затылок или после команды «Стоп». Есть много грязных бойцов, которые используют такие моменты, чтобы выиграть любой ценой. Я никогда такого не делал.

«В детстве сменил пять школ»

— Вы выросли в Минске в спальном районе. Это закалило ваш характер?

— Да, я рос на автозаводе, можно сказать, на улице с друзьями. Сами понимаете, как подростки в те времена жили, было все. Определенную закалку я получил именно там. Произошло формирование характера, преодоление некоторых страхов.

На самом деле, мне кажется, я был, с одной стороны, ребенком спокойным, но с другой — не очень. Теперь уже учусь в 7-м или 8-м учреждении, а в детстве сменил пять школ. Из-за поведения у меня не складывались отношения с учителями, часто и не по моей вине. Считаю, что это нормально, мужчина должен уметь отстаивать свою точку зрения, защитить себя и своих близких.

— Во взрослом возрасте приходилось драться?

— Очень давно, потому что я понимаю: могут быть последствия. Наш закон говорит о том, что если ты имеешь звание, высшее мастера спорта, и в драке нанесешь человеку какие-либо увечья, будешь наказан строже, чем простой человек. И, вообще, мне это не нужно, стараюсь решать все словами или просто уходить.

Дмитрий с женой Марией.

«Жена слушает только меня и тренера»

— Ваша жена Мария также занимается тайским боксом...

— Да, недавно в Мексике она заняла третье место на чемпионате мира. По сути, мы с ней через спорт и познакомились. Нам было по 17 лет, и с тех пор мы вместе. Уже пять лет в браке. Я помогаю ей в подготовке. У девушек совсем другая психика и психология, они по-другому чувствуют себя перед боями. Она слышит только меня и своего тренера, больше никого не воспринимает. В свою очередь Маша поддерживает меня, понимает, что такое спорт, как бывает трудно, когда сгоняешь вес и находишься на грани. Думаю, если бы жена была не из спорта, было бы гораздо труднее.

— Вы присутствуете на поединках друг друга?

— Да, конечно. Когда мы ездим на чемпионаты вместе, то я выхожу секундовать вместе с ее тренером.

— Трудно смотреть, как бьют жену?

— Трудно. Я за нее как за близкого человека больше переживаю, чем за себя. Во-первых, это девушка, она травмирует лицо. Иногда даже появляются мысли, что я не особо хочу, чтобы она занималась спортом, но вижу, что Маша получает от этого удовольствие, приходится поддерживать, выхода нет.

— А Маша как наблюдает за вашими боями?

— Она каким-то образом чувствует, когда мне будет сложно, а когда — нет, поэтому какие-то бои смотрит спокойно, а во время других не может найти себе места.

— Она может сделать вам замечания?

— Может, но я их особо не воспринимаю, все-таки у меня заслуг больше, и разбираюсь я в спорте лучше, но послушаю, чтобы ей было приятно (улыбается).

— Вы получаете второе высшее образование, притом оно не спортивное. Планируете использовать на практике?

— Честно, пока не могу сказать. У меня была цель пойти отучиться, и вот я скоро заканчиваю Академию управления при Президенте. Дальше не знаю, с чем будет связана моя жизнь. Конечно, хотелось бы остаться в спорте, но тренерская деятельность — не слишком благодарный вид работы и плохо оплачивается у нас в стране, поэтому не знаю.

— Вы как-то говорили, что мечтаете открыть свой зал...

— Да, но не хочу его арендовать, хотелось бы выкупить у кого-то помещение и сделать под себя. Ведь в Беларуси сейчас очень популярен наш вид спорта, более популярен, чем классический бокс или борьба. Очень много молодежи тренируется, много залов открывается. Это направление достаточно модное, да и вообще, спорт в последние годы стал очень модный, все стали ходить в залы, модно иметь красивое тело. Я считаю, это правильно: здоровые люди — это здоровая нация.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Выбор редакции

Спорт

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. 

Культура

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Где можно освоить литературное мастерство? Как становятся писателями? 

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.