Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Прерванный «полет», или Урок для лихача

Фото mayaksbor.ru

Хутор, где живет тетя Марфа, прижался к дубам-великанам, дубам-богатырям. О них в свое время ходили легенды. А теперь и рассказывать некому: на хуторе из четырех немаленьких семей осталась только тетя - одна-одинешенька. Была и у нее возможность перебраться в соседнюю деревню - не захотела. В город к детям тоже. Да оно и понятно: своя хатка — родная матка. Здесь прошли лучшие годы, здесь выросли дети, здесь, рядом с хутором, кладбище, где похоронены «все свои» - деды, родители, ее муж. Для себя она тоже местечко присмотрела, но туда не спешит, во всяком случае - пока. Сама справляется с нехитрым хозяйством, сама раз в неделю ходит в магазин.

Вот и в тот день по своей едва заметной тропинке, с палочкой и сумкой через плечо (так легче донести покупки) она отправилась в дорогу. Три километра не такой уж и путь, но есть одно препятствие. Деревня, в которой находится магазин, - по другую сторону шоссе. А на нем... «И куда они так спешат? И почему так носятся? - глядя на машины, спрашивала женщина. - Дороги не перейти».

И действительно, она подолгу иногда стояла на обочине, в непогоду успевала замерзнуть, ожидая момента, чтобы без риска для жизни «сигануть» на ту сторону.

...На этот раз ей, кажется, повезло: по дороге разве что изредка проезжали машины. «Значит, скорее доберусь до магазина, - подумала Марфа, - скорее вернусь домой». Ей и правда надо было спешить: поздновато вышла, а зимний день, он как клюв у воробья - короткий.

И тем не менее бабушка, как всегда, бросила взгляд в одну сторону, в другую и только потом шагнула на шоссе, даже сделала по нему несколько шагов, как вдруг...

Из-за поворота, словно черт из табакерки, выскочила машина и с бешеной скоростью «полетела» на нее, на Марфу. «Неужели конец?.. - подумала та. - А как же Тузик? На цепи... голодный, бедняга».

Жалея, она столбом стояла на месте. А вот машина, наоборот, - от резкого торможения закрутилась по шоссе, а потом с разгону влетела в дерево.

- Меня, слава богу, пронесло, - перекрестилась Марфа.

«Пронесло» - она ​​увидела - и здоровенного парня, который легко вывалился из разбитой машины. Правда, с матами... Но слушать их или что-то отвечать Марфа не собиралась. Она быстро пошла себе к магазину. Разве что приговаривала, что носятся тут всякие. Моду взяли - на машинах летать. И так, что нормальному человеку дорогу не перейти.

Короче, тот день для бабушки закончился хорошо. Чего нельзя сказать о втором фигуранта этой истории, но ведь он, выходит, сам виноват?

Галина Ничипорович, д. Могильно, Узденский район


Месть инспектора

Фото proxvost.info

...«Пятачки» - следы куницы привели меня к молодой сосне. Задрал голову, посмотрел, хотел было бросить палкой, но передумал, так как вспомнил, что однажды уже так делал. И ничего хорошего из этого не вышло.

В глухом уголке Полесья, где когда-то я работал директором восьмилетки, автобусы и машины появлялись редко. Поэтому, когда утром понедельника в школе появился инспектор районо, я сильно удивился: «Откуда?»

А он, между тем, уже делал свое дело: побывал на уроке физики в седьмом классе, познакомился с работой мастерской, осмотрел школьный двор.

Новое деревянное здание, вокруг которого было много деревцев и кустов, спортивная площадка, молодой сад оставили, видимо, хорошее впечатление... Мы даже вместе пообедали, а после этого Максим Михайлович уговорил меня сходить в лес: он был рядом - подступал к самой деревне.

Там чуть ли не хором попискивали синицы, честно работал дятел и... Что это: с сосны на соседнюю березу хотела перепрыгнуть куница, но не рассчитала и, промахнувшись, упала на землю. Максим Михайлович кинулся к зверьку, я - за ним: опередил инспектора, ничком упал... на снег, потому что куница юркнула на березу. Инспектор тряхнул ее - животное упало, но опять же моментально вскочило на дерево.

- Давайте собьём, - предложил Максим Михайлович и тут же «вооружился» палкой. Я тоже.

Швыряли их по очереди, но все без толку, так как куница сидела высоко. А хуже всего было то, что мой сук, попав в ствол, отскочил от него и полетел вниз... «Осторожно!» - крикнул я Максиму Михайловичу, но опоздал: сук ударил инспектора по голове, тот покачнулся и... как подкошенный рухнул на землю!

Подбежать на помощь я, можно сказать, не успел, потому что поднялся он быстро. Но я все равно не знал, что мне делать.

- Пошли, - приказал инспектор, повернув назад в деревню. Время от времени он снимал шапку и на своей лысоватой голове щупал красную шишку.

- Вы начальство всегда так принимаете? - спросил у меня на прощание, хотя изначально собирался ночевать, чтобы посетить школы поблизости.

- Нет, это случайно, - чуть ли не божился я. - Пожалуйста, простите!

Впустую просил: Максим Михайлович ни разу больше не пришел в нашу школу, при встрече в районо здоровался сухо, на совещаниях никогда не хвалил (хотя и было за что), а вот критических замечаний высказывал уйму.

А всему виной кто - простая куница.

Владимир Пугач, д. Новоселки, Петриковский район


Хитрый ход

Фото yandex.ru

...С утра по вторникам наш директор проводит производственные планерки. На одной из них мы как-то обсуждали работу с кадрами - и сейчас, и когда-то, в так называемое советское время. Вспомнили парткомы, профкомы, комитеты комсомола, даже общие собрания. «Под таким «наблюдением», - кто-то из молодых признал, - человек просто должен быть морально устойчивым, можно сказать, безупречным».

Но таких, по-видимому, не существует?

Свидетельством тому случай, о котором рассказал наш начальник производства. Далее - с его слов.

Старшее поколение, наверное, помнит имя Анджелы Дэвис. В Советском Союзе оно гремело изо всех репродукторов - служило своего рода символом борьбы за мир. Казалось, что даже в садиках тогда звучал призыв: «Свободу Анджеле!», а уж где-то выше так сам Бог велел! Целую идеологию строили на дискредитации капиталистического Запада (и Штатов в частности)...

Так вот. На заводе начинается заседание парткома. В зале среди присутствующих ни с того ни с сего (ведь не коммунист, не стахановец...) взволнованный слесарь Зуев. И мало того, что пришел, он еще и слово просит. Интересно же, что хочет сказать?

А тот - видно по всему - переживает (что «речь» его совсем не портит...), но что-то говорит про буржуев, по вине которых горемыка Анджела находится в тюрьме, о том, что с этим нельзя мириться и что вот он, слесарь Зуев, согласен перечислить в фонд мира половину своего аванса...

На том оратор закончил, а присутствующие коммунисты, немного подумав, пришли к выводу, что эта инициатива (к тому же снизу) в принципе хорошая и что ее мало внести в протокол, - надо доложить в райком...

Как решили, так и сделали, и слесарь Зуев назавтра же почувствовал себя знаменитым. С самого утра мастер сказал ему, что робу одевать не нужно, так как его ждут в конторе.

Там он подписывал какие-то бумаги и обращения. Его даже «сфоткали».

Под обед инициатор имел разговор с молоденькой журналисткой, которая называла его не только по имени, а еще и по отчеству, расспрашивала о семье, детстве и опять же фотографировала...

А в конце того же дня состоялось собрание, на котором приняли резолюцию поддержать почин Зуева и перечислить в фонд мира определенный процент с очередного заработка. (Во время голосования радости на лицах присутствующих инициатор не увидел, но и «воздержаться» тоже никто не решился.)

В результате представителю райкома вручили резолюцию. Руководство было довольно и даже предвкушало неплохое для себя развитие событий...

Рабочие после собрания разошлись по раздевалкам. Зуев, который одеться в робу так и не успел, одним из первых рванул за проходную. А вот директора остановила секретарь: как всегда, подала ему папку с почтой, с документами на подпись... Большинство из них никаких вопросов не вызвало, но один...

Директор, как ужаленный, вскочил с кресла, приказал секретарше срочно созвать актив...

«Что могло случиться? - вслух гадало начальство. - Может, авария где? Может, несчастный случай?»

- Несчастных, слава богу, нет, но и счастливых, к сожалению, тоже, - успокоил всех директор.

И молча развернул письмо из городского отдела внутренних дел, в котором сообщалось, что позавчера вечером в общежитии швейной фабрики в состоянии сильного алкогольного опьянения был задержан рабочий их предприятия Зуев...

- Тот самый?! - не поверили присутствующие.

- Тот самый, - сказал директор. - Борец... За права американских негров.

- Вот тебе и почин, - вздохнул парторг...

- Надо принимать меры, - подхватил профорг. - Но как?

Думали долго. В результате отдали должное хитрости слесаря ​​и предложили в милицию отправить какую-нибудь отписку, а в фонд мира зачислить не только половину аванса Зуева, но и квартальную премию.

Более сурово наказывать «изобретателя» не приходилось, так как для этого, во-первых, пришлось бы вынести сор из избы, а во-вторых, - как-никак «звезда»...

На что «она», по-видимому, и рассчитывала.

Иван Гаральчук, г. Минск

Рубрику ведет Валентина Довнар

Выбор редакции

Культура

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Балканские страны предстали перед зрителем с их насущным.  

Общество

Суворовское училище глазами его учащихся

Суворовское училище глазами его учащихся

Быть суворовцам во все времена было престижно.  

Общество

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

На 1 января было зарегистрировано 19 400 интернет-магазинов.