Вы здесь

Как оживают полотна Николая Рыжего


«Мы будем разговаривать голосами своих детей» - такими словами закончилось интервью с борисовчанином Николаем Рыжим, сыном известного местного художника, тоже Николая Рыжего. Николая старшего все очень любили в городе и до сих пор сильно ценят. Интересно, что на работах отца так много изображений маленького сына: он вместе с матерью в деревне на лугу, он в окружении изображений исторических личностей, он дома в мастерской отца, где, оказывается, нужно сделать выбор... Для сына отец - образец поведения и того, к чему следует стремиться в жизни. А для отца сын - не только источник любви, он и образ искусства, который теперь будет говорить с нами бесконечно.

Смотришь на картины Рыжего... Точно прописанные, насыщенные портреты. Но еще больше впечатляют натюрморты, сделанные в жанре гиперреализма, - сливы, яблоки, грибы, изображенные на них, «как живые». Так и хочется прикупить такое полотно, чтобы поселить это садово-лесное царство у себя дома. Больше всего впечатляют две незаконченные работы Рыжего - «Без названия». Сделанные в довольно спокойной, песочной колористике, они, однако, влекут своим фантастическим сочетанием. На них мы видим крестьян, которые сгребают сено, а в центре, вместо стогов, - горшочки с цветами - и все смотрится очень органично. Интересно, что с работ, выполненных в таком брейгелевском стиле, Рыжий начинал в свои молодые годы. Правда, в силу разных обстоятельств, переходил на немного другую художническую тропинку. Однако настоящим художником не переставал быть ни на минуту своей жизни, о чем мы поговорили с его сыном:


- Николай, недавно в борисовской библиотеке экспонировалась выставка работ вашего отца. Вы с семьей почувствовали потребность собрать воедино некоторые его работы и представить публике?

- Организовать выставку было идеей моего отца - планировал сделать ее к своему 65-летию. Подготовка происходила в последний год жизни, он не скучал... Однако позже все организовала мать. Большинство выставленных картин - из их с отцом дома. Много работ на выставку представили организации или люди, портреты которых он писал, - буквально сняли со стен своих квартир. А у меня лично дома висит большая гравюра с изображением Скорины, - это был папин любимый деятель, которым он очень восхищался. У него много работ, посвященных Скорине.

- Как думаете, почему Николай Рыжий настолько увлекался исторической темой?

- Потому что он белорус - это нормальная практика для человека, который живет в своей стране. Интересоваться своими корнями, знать, кто ты и что, кто те люди, которых следует ставить в пример другим. Надо понимать, что мой отец в общем не просто увлекался культурой, он любил место, в котором жил. И очень много времени и энергии направлял на то, чтобы в нашем дворе было все хорошо. С детства, когда мы переехали в новый дом, который стоял на пустыре, мы с отцом каждый год весной и осенью отдавали много сил, чтобы этот небольшой клочок земли стал зеленым, - сеяли траву, городили небольшие заборчики, чтобы ее не вытоптали, сажали кустики и деревья. Деревья часто погибали - то ломал кто-то, то именно там нужно было коммуникацию провести, поэтому их выкорчевывали, - однако мы сажали снова и снова, в конце концов многие прижились, и осталось такое хорошее воспоминание для жителей города.

- А вы сами любите Борисов так же сильно, как отец?

- Да, я люблю этот город. Я почти десять лет жил в других местах, однако потом вернулся сюда, открыл ресторан - в первую очередь для местных жителей. И люди действительно начали объединяться. Есть примеры, когда горожане познакомились здесь и потом поженились. Мы проводим мероприятия, которые должны сплачивать жителей в определенные социальные группы. Еженедельно по средам проводятся курсы «Мова Нанова», концерты организуются, проводится игра «Мозгобойня».

- Давайте вернемся к искусству вашего папы. Он писал и исторические сюжеты, и натюрморты, и портреты, и пейзажи. Не было ли это определенным разъединением его души, внутренней конкуренцией между направлениями деятельности?

- Чтобы написать пейзаж, нужно было вдохновение, как и для натюрморта. А портреты отец рисовал всю жизнь, это было работой. Живописные портреты - только их часть. Он написал более 100 графических портретов исторических личностей, - они сделаны и воплощены в различных стилях, от штемпелей и марок до открыток. Он тесно сотрудничал с «Белпочтой», там хранятся его архивы. Много работал в жанре станковой графики, оформлял множество книг, учебников, где тоже нужно было писать портреты, в том числе исторических личностей. У него много экслибрисов - и на них тоже изображены в основном люди, в шаржевом или обычном портретном стиле. Если брать живопись, то он с самого начала стремился пробовать новое. И прежде всего это натюрморты. Они были оригинальными, он составлял своеобразную композицию. Всегда сердце стремилось к родной земле, поэтому можно увидеть на них сухие ветки растений, грибы, яблоки. С натюрмортами ему хотелось экспериментировать, изобретать новое, добавлять определенные футуристические вещи, например смешать пейзаж и натюрморт.

- Есть две работы, которые подписаны «Без названия», где как раз смешаны пейзаж и натюрморт. Расскажите что-нибудь о серии.

- Это незаконченные работы, они делались в последний год перед смертью. На самом деле когда-то он начинал именно с таких работ. Первые шесть его картин, переданные когда-то в Голландию, были сделаны в таком стиле. Потом он жалел, что распрощался с ними, больше не хотел ставить таких экспериментов. Но в конце жизни еще несколько раз попытался сделать это. Мой отец был очень доверчивым, поэтому те первые работы, которые попали в Голландию, можно сказать, были украдены. Он не получил за них деньги. А теперь о судьбе тех работ ничего не известно. На них были изображены пейзажи, в которых - много насекомых, бабочек, кузнечиков, выписанных в совершенстве. Отец их ловил, а потом засушивал и с натуры рисовал очень скрупулезно, тщательно. На его картинах кто летает, кто-то сидит, кто-то еще что-то делает. Отец старался написать их в натуральную величину, чтобы они выглядели так, словно мы их действительно видим. Работы были достаточно большими, поэтому иногда казалось, что бабочка просто села на картину, а не нарисована, - отец делал так специально. Он был графиком, поэтому передать натурализм было для него чрезвычайно важно, особенно в первых работах. Нужно было, чтобы все выглядело как живое - так и казалось.

- То, что он перестал экспериментировать, связано с печальной историей с кражей картин?

- Это была очень кропотливая работа, такие картины требовали много времени. Чтобы написать одну, у него уходило больше месяца, двух. А есть же хотелось, деньги были нужны. Поэтому он на определенное время выбрал более простой стиль, чтобы создание картины занимало не так много времени и чтобы она меньше денег стоила, чтобы продавалась проще. Он не был знаменитым живописцем, так как начал заниматься живописью позже своих однокашников. Поэтому, когда почувствовал себя уверенно в этом стиле, его друзья уже были знамениты, могли продавать свои работы за немаленькие деньги. А когда он продавал свои картины, все спрашивали: «Кто это такой? Шкарубо мы знаем. Ксендзова мы знаем. А кто такой Николай Рыжий, мы не знаем». Поэтому папа не мог ставить большие цены на свои работы. Поэтому и выбирал рисование более простых картин - пейзажа, натюрморта, - чтобы они скорее продались. Иногда он писал дубликаты: когда матери очень нравилась определенная картина, она забирала ее домой, чтобы повесить на стену, а папа писал второй вариант.

Мать очень поддерживала отца. А он сам выбрал путь художника с детства - и ни шагу в сторону. Только вперед, только создавать картины. Искусство проходило через все, что он делал в жизни. В нашем доме, который я в шутку называю музеем, вся мебель изготовлена ​​им из дерева. Были четыре брата Рыжих, все с золотыми руками - двое хорошо рисовали и двое прекрасно работали с деревом. Видимо, последнее передалось от деда. Скомпоновать, вырезать, выпиливать лобзиком - и чтобы все было красиво. У всех их дома много такой деревянной красоты.

- На картине «Миколка» изображены вы в детстве на фоне различных исторических лиц и предметов. Отец целенаправленно воспитывал в вас любовь к Родине?

- Нет, особым образом он меня не воспитывал. Но если учесть, что человек всегда берет примеры из жизни, из социума, в котором он находится, то в моем социуме всегда был только один человек, которым я восхищался и гордился, - это мой отец, - поэтому я брал пример с него. Но не было такого, чтобы он садился и что-то намеренно мне рассказывал. У нас дома гигантская библиотека, - иногда я читал то же, что и он. И меня всегда интересовали его занятия и увлечения, я всегда им гордился и хотел быть на него похожим. С ним я говорил на белорусском языке. Может, единственный воспитательный момент - то, что он отдал меня в белорусскоязычную гимназию. На время создания портрета «Миколка» отец уже долго и кропотливо работал над оформлением книги Владимира Бутромеева «Великие и знаменитые люди белорусской земли», за которую позже получил Гран-при на конкурсе белорусской книги за иллюстрации. А на портрете на фоне как раз помещены схематические рисунки из этой книги.

- Есть еще одна картина, где вы изображены и рядом в довольно ультимативной форме написано «Сделай свой выбор»...

- Портрет был сделан для нашего дома, он свидетельствует, что отцу не нравилось, что я решил не быть художником. А отец очень этого хотел, поэтому мы ссорились. У меня был свой стиль, я по-своему все воспринимал, а отец говорил смотреть, как делает он, и делать то же самое. Я же не хотел повторяться - если и быть художником, то другим. Когда мне исполнилось 16-17, я решил, что художником не буду. Ведь всю жизнь прожить, споря с отцом, не хотел.

- Где отец брал информацию для своих исторических работ?

- У нас дома очень большая библиотека, в ней много исторического материала. Отец много ездил по архивам, искал фотографии, чтобы люди на портретах получились похожими. Когда рисовал образы Купалы и Коласа для «Белпочты», решил, что на заднем фоне нарисует домики, в которых они жили, - для этого специально ездил туда, делал фотографии, с которых писал, а также сверял со старыми фотографиями. Если говорить об истории, то он очень жалел, когда у нас в Борисове разрушались культурные памятники. С его мастерской, в старом историческом здании, хотели срезать балконы - он настоял, чтобы они сохранились. Теперь им более ста лет, их историческая ценность очевидна.

- Чувствуете ли вы себя продолжателем отцовских традиций?

- Да, естественно. Как говорят, мы будем разговаривать голосами своих детей. Я человек, который очень много взял от своего отца. Это мой лучший учитель в жизни. Я всегда уважал его и брал с него пример. Поведение, принципиальное отношения к социальным вещам и к истории, - это все мне передалось.

Нина Щербачевич

Фото автора

г. Борисов

Выбор редакции

Культура

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Балканские страны предстали перед зрителем с их насущным.  

Общество

Суворовское училище глазами его учащихся

Суворовское училище глазами его учащихся

Быть суворовцам во все времена было престижно.  

Общество

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

На 1 января было зарегистрировано 19 400 интернет-магазинов.