Вы здесь

«Когда мужчины дают волю чувствам, это красиво»


«Как-то подруга попросила оформить роддом. Часть фотографий мы развесили в отделении патологии беременности. И мамы начали писать письма, что если бы не эти снимки, то появилось бы желание наложить на себя руки. Тогда внутри что-то вздрогнуло. И я поняла, что фотография может больше, чем просто быть красивой картинкой», - вспоминает Наталья МИРОНЧУК, руководитель социально-благотворительного учреждения«Бейби Стори». Она организует съемки младенцев и выставки, которые лучше любой социальной рекламы показывают, какое это счастье - иметь семью. А также помогает недоношенным детям и собирает женщин на мастер-классы для будущих мам. Почему новорожденных фотографируют спящими, зачем во время съемки включают «гул самолета", за что следует благодарить мужчин и что дает материнство, Наталья рассказала в интервью «Семейной газете».


«Никогда не поеду на съемку раздраженной»

Вместе с сыном Оскаром.

- Как вы увлеклись фотографией?

- Сама я не снимаю: работаю в паре как руководитель процесса. Когда была замужем за известным фотографом, ездила в Америку на учебу и поняла, что ньюборн-фотография (английское «nеwbоrn» - новорожденный. - Авт.) там активно развивается, а у нас о ней никто не знает. Это был 2007 год. У наших друзей тогда как раз стали рождаться дети, и мы пытались их снимать. Я окончила чуть ли не все курсы для беременных, по динамической гимнастике, беби-йоге, чтобы научиться работать с младенцами.

Такая фотография - как первая память о малыше. У него еще пушок на плечиках и ушках, морщинки на пятках, большая по сравнению с остальным телом голова. Обычно первое время после рождения малыша родители находятся в хорошем шоке, под окситоцинами и не успевают это все заметить. Задача ньюборн-фотографа в том, чтобы схватить этот момент, так как через три недели ребенок уже будет абсолютно другим.

Техническая сторона в такой съемке занимает второе место. Самое важное - уметь работать с младенцем: безопасно, гигиенично, аккуратно. Ведь это самое дорогое, что может быть у тебя в руках. Надо также уметь работать с родителями, потому что мама, если это первый ребенок, очень волнуется, а папа, как коршун, охраняет свое пространство (и это здорово).

90 процентов кадров делается, когда малыш спит. Почему? Ведь в остальное время новорожденные не очень симпатичные. (Улыбается.) Всегда гримасничают, машут ручками.

- Как проходит съемка?

- Входя в дом, ты должен за 10 секунд отсканировать ситуацию, которая там происходит, понять, кто главный, и с ним начинать вести переговоры. Когда я вижу, что мама нервничает, не трогаю ребенка - сначала иду с ней на кухню пить чай. Мы разговариваем о беременности, врачах... И через минут 15, когда мама станет доверять, можно начинать. У меня достаточно компетенций относительно ребенка: знаю, когда он голоден, как правильно его приложить к груди, как сделать массаж, чтобы не болел животик. Некоторые потом говорят: «Все, вы самое главное уже сделали: он не кричит».

Нельзя относиться к этой фотографии исключительно как к коммерческому проекту. Нужно подходить с любовью. Когда я нехорошо себя чувствую, раздражена, то никогда не поеду на съемку.

Мы привозим с собой два чемодана вещей: пледы, бодики, подушечки... Есть еще машина белого шума. Она делает ровный звук, как гул в самолете, чтобы щелчок затвора был не таким резким. Дети не реагируют на монотонный шум и спокойно спят. Сейчас такой звук можно скачать на телефон, а раньше я предлагала родителям включить фен или пылесос, чтобы малыш перестал капризничать.

- Видела, что вы всегда в маске.

- Это уже привычка. Я работаю близко с ребенком, прижимаю его к себе. Для меня это средство гигиены. И так психологически комфортнее родителям.

В комнате, где мы снимаем, всегда работает обогреватель, так как когда младенца переодеваешь, он не должен чувствовать разницу в температуре, иначе проснется.

- В вашей команде среди фотографов есть мужчины. Мамы как к ним относятся?

- Классно. Мужчины, с которыми я работаю, очень тактичные: они сами родители.

Вообще для меня важно включить пап в процесс. Ведь их часто не пускают ухаживать за ребенком, только критикуют: неправильно надел, неправильно держишь. И через две-три недели мужчине становится неинтересно, он больше не пытается. Мы помогаем преодолеть барьер. Просим папу взять плед, будто ненароком передаем в руки ребенка. Первое время он боится, зато, когда уезжаем, уже уверенно держит малыша.

- Сейчас многие выкладывают фото детей в социальных сетях. Вы как к этому относитесь?

- Я не выкладываю фото без разрешения родителей и пока младенцу не исполнится хотя бы три месяца. Своего сына в совершенно маленьком возрасте тоже в социальных сетях не показывала. Но в целом не вижу в детских снимках ничего плохого. Как человек, который верит в светлое, надеюсь, что эти фото вызывают позитив - они не могут не трогать.

«В нашей культуре мало благодарности мужчинам»

- О чем можно разговаривать через фотографию?

- Когда я делала первую выставку ко Дню матери возле минской ратуши, говорила о том, что ребенок не мешает матери быть бизнес-леди и реализовывать творческие проекты, - наоборот раскрывает ее. Во время второй выставки «Я рядом» мы просили женщин написать письма благодарности своим мужчинам за простые вещи - поменял ночью подгузник малышу и дал поспать, после работы остался один с тремя детьми и отпустил с подругой попить кофе. Так получилось, что своего сына я растила одна, и, приезжая в семьи, я часто наблюдала, что женщины воспринимают как должное, что мужчина их обеспечивает, заботится. Мне хотелось сделать мам чуть более счастливыми и показать, как много у них есть. Приятно было смотреть на мужчин, которые стояли на выставке с широко расправленными плечами. Ведь в нашей культуре мало благодарности мужчинам. У меня есть несколько предположений, почему так.

- Поделитесь...

- Мне кажется, женщине страшно, что если она будет хвалить мужчину, то в какой-то момент ее слабости он может уйти. Поэтому мы любим заедать. (Смеется.) Вместо того чтобы стараться самой быть классной, унижают мужчину: мол, куда же ты без меня. Это раз.

Второе - это некий принцип: если я красивая, ты мне должен. Я поддерживаю образ семьи, где мужчина добытчик, но у женщины тоже есть обязанности.

Я себе прямо в напоминалке записываю: «благодарить». Ведь ты сама от этого становишься богаче.

Вязаные чудо-осьминожки для недоношенных деток.

- Несколько лет вы занимаетесь помощью недоношенным детям. Что подтолкнуло к этому проекту?

- Когда мы были на съемках в Литве, местный фонд недоношенных детей попросил приехать в отделение и снять девочку для буклета. Она весила полтора килограмма. Я очень прониклась, сколько в том ребенке было жажды к жизни.

Наша организация занимается больше информационно-профилактической помощью. Например, поддерживаем проект по вязанию чудо-осьминожек. Такие игрушки хорошо влияют на развитие нервной системы и помогают детям успокоиться: щупальца осьминога напоминают младенцам пуповину. Мы собираем и передаем медучреждениям шерстяные носки для новорожденных - они не только согревают, но и стимулируют кровообращение.

Проводили также конкурс ньюборн-фотографов, а за деньги, которые собрали как взносы за участие, купили гнезда для недоношенных деток и развезли по роддомам.

- Вы являетесь одним из координаторов проекта MаmаРrо. В прошлом году конгресс собрал более тысячи посетителей. Почему семинары для будущих родителей стали востребованными? Казалось бы, в интернете можно прочитать все.

- В сети нет ощущения доверия. Поэтому, когда перед родителями выступает эксперт, к которому попасть на прием можно, только записавшись за несколько месяцев, они более уверены, что информация надежна.

Сам проект - это большая идея акушера-гинеколога Дианы Мардас. Я присоединилась, чтобы помогать с организацией. За прошедший год мы проехали все регионы.

В январе вручали мамам в роддомах подарочные коробки с вещами, необходимыми в первые дни жизни ребенка. Это пилотный проект, запустили его в Минске. Хотя сама инициатива с боксами есть более чем в 80 странах мира. В Финляндии, например, дарят большую коробку, которую можно использовать как кроватку.

Мы проводили также мастер-классы для пап. Их особенность заключалась в том, что медийные родители выходили на сцену и говорили о своих страхах. Показывали, что это нормально - чего-то не знать.

Во время съемочного процесса.

- Не стеснялись папы участвовать во встречах? Все-таки обсуждать семейные вопросы «не по-мужски».

- Знаете, даже на конгрессах для мам четверть посетителей были папы. Это говорит о том, что они все больше включаются в подготовку к родам, воспитанию детей. Им не все равно, какие условия в роддоме, который врач будет смотреть жену. Мужчины задают много вопросов.

«Нет идеальной семьи, как на билборде»

- Как-то в интервью вы говорили, что не совсем правильно, если фото всегда транслирует идеальную семью. Почему?

- Мне нравится, когда фотография живая, искренняя. Хочется показать семью такой, какая она на самом деле. Классно, когда дети злятся или улыбаются на снимке. Больше всего цепляют эмоции, а не правильная композиция.

Еще один фактор - нет идеальной семьи. А если на билборде всегда «мама, папа, двое детей и собака», остальные, сравнивая реальность с этой картинкой, чувствуют себя неудачниками. Но в других семьях не меньше красоты и любви.

Знаете, когда мужчины позволяют себе чувствовать, это очень красиво. Мне кажется, наши проекты подсвечивают красоту взаимоотношений. Для того чтобы люди смогли углубиться в чувства, их надо снимать не меньше чем два часа, так как сначала они стесняются, зажимаются. Я сама работала моделью и знаю, как это - быть по ту сторону объектива.

- Какая вы мама? Как воспитываете сына?

- Я старалась не смешивать отношения с мужчиной и с ребенком. Это очень больно, когда у женщины есть невысказанные претензии к мужчине, с которым она не живет, и она начинает высказывать негатив малышу: твой папа плохой, мне не помогает.

Для меня дети, которые воспитываются одним из родителей, как птицы с одним крылом. Поэтому на пару недель, на месяц сын ездит к папе, чтобы проводить время вместе. Объясняю Оскару, что мы просто не живем с его отцом, но он всегда будет его любить. И мне кажется, я справляюсь. У сына нет травмы.

Мне было важно не подстраивать свою жизнь под ребенка. Я вижу много историй, когда мама выгорает за полтора-два года, так как полностью переключается на малыша. У меня немного другой подход. Мы много летали с сыном с самого детства. В два года, когда отправлялись в Майами, я уже не держала его за руку. Говорила: «Сын, я несу чемоданы, коляску, рюкзак, и твоя задача - не потеряться». Оскар - самостоятельный парень.

- Сегодня от женщин многого требуют: воспитывать вундеркиндов, вести успешный бизнес, безупречно выглядеть. Вы чувствуете это давление?

- Да. И это непросто. Стать хорошей мамой можно, только если чувствуешь нужды свои и ребенка, а для этого нужно быть в состоянии покоя. А тут сплошной стресс: женщина должна резко похудеть после родов, подтянуть грудь после кормления, все успевать... Очень часто бизнес в декрете начинают не потому, что так хочется, а потому, что очень страшно засидеться, превратиться в наседку. На самом деле лучше первое время занырнуть в радости материнства. Потом ты почувствуешь тот отправной пункт, когда готов выходить в общество, делать проекты. У меня это было через год после родов.

Здорово, что у нас декрет три года. Есть возможность нащупать, чем ты хочешь заниматься. Хватает же историй, когда женщина после рождения ребенка выходит в другую сферу. Почему она не могла сделать так до сих пор? Ведь мы как в гонке: школа, университет, замужество, карьера. А материнство дает глубокое ощущение себя.

Наталия ЛУБНЕВСКАЯ

Фото из архива героини

Выбор редакции

Общество

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Руководитель Брестского горисполкома обсудил резонансную тему раскопок на территории гетто.  

Общество

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Учителя уверены: будут ли ученики читать, во многом зависит от них самих.