Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Мой дед Иван Денисович

В Год малой родины (тема постоянно на слуху) невольно вспоминаются деревни и городки, свои улицы и подъезды в городах и городках. А следом - годы детства, родные люди.

Мой путь в самостоятельность, в жизнь пролегал от небольшой крестьянского домика под замшелым гонтом, домика с окнами на восток и юг - на солнце, под лучами которого золотились, можно сказать, отполированные веником половицы.

Этот блеск - только одно мгновение из далекого прошлого. А их же - множество. И за каждым, согласитесь, признаки времен и нравов, характеры отдельных людей.

Мой дедушка, например, Иван Денисович Кривец, человек был смелый, кроткий, любил пошутить, посмеяться. И тогда его громкое «ха-ха-ха» гремело на всю околицу. Как и прозвище - Хахай.

В семье дедушки было трое детей и жена-красавица. К тому же характер у нее был очень покладистый: мужу, как правило, ни в чем не возражала. Решил на заработки махнуть, в Америку. «Хорошо, - согласилась, - езжай». Ведь знала: протестовать - только нервы портить... Задумал быстро вернуться? Это еще лучше! Кстати, та состоятельная страна деда совсем не впечатлила. «Хорошо там, где нас нет», - говорил сельчанам Денисович. «Проверка боем» не сбила его самомнения. Не сбавила она и упрямства: если дед надумал что-то, - никого не послушает, сделает по-своему, пока...

Договорился как-то Иван с соседом Петром в город мотнуться, под Крещение, во второй половинке дня.

Говорили им, что глупость задумали: мороз на дворе - аж деревья трещат, бандитов в лесу, как звезд на небе, засветло не справятся...

Мужики не слышали - поехали.

...Дорогу домой им освещала луна. Конь, заиндевев, бежал трусцой, полозья на столбовой дороге скрипели, мужчины тихо переговаривались и с опаской поглядывали на лес, что подступал с обеих сторон.

- Смотри вперед, Пётр. Нас, кажется, ждут? - вдруг произнес Иван.

- Все... Значит, здесь и помрем, - испугался сосед.

- Да нет, брат... Рискнем, - зашептал Иван. - Слушай меня внимательно. Я сниму свой кожух (дед, кстати, из Америки его привез - красивый был...) и вскину себе на плечи. А ты, как только с бандой сравняемся и кто-нибудь ко мне двинется, хлестни конька, чтобы он на галоп перешел. Понял?

- А как же!

Тем временем бандиты рядом. Один уже за уздечку берется, другой - за дедов шиворот - за кожух... И вдруг конь их рванул вперед, да так, что первый вор остался лежать на снегу, а второй - стоять... Хоть и с кожухом.

Что произошло, до них дошло не сразу. А когда поняли, Петр с Иваном уже далеко отъехали. И почти не пострадали, если не считать потери кожуха и того, что с десяток верст на лютом морозе дедушка проехал, можно сказать, без одежды. Долго потом болел воспалением легких. И хоть немного, но стал прислушиваться к тому, что говорит бабушка.

Нина Бурко, д. Капланцы, Березинский район


От своего вора

Фото: shkolazhizni.ru

...Сруб поставить, крышу накрыть, колодец выкопать, кабана заколоть - не обойтись в деревенской жизни без посторонней помощи, без работы сообща и, соответственно, без жидкой валюты. Но ее попробуй заимей - купи или нагони, а потом - умудрись спрятать.

От милиции нашей тете Тамаре всегда удавалось, а вот от мужа - пока что нет. У него нюх на этот продукт прямо как у специально обученных собак на наркотики... Везде находил: и на печи, и под печью, а еще - в грядах, в дровах, в сене, в бочке с квашеной капустой, в колодце... У тети голова шла кругом: не знала, что и делать, думала, неужели правда, что от своего вора ничего не спрячешь? И нигде. Разве что...

По соседству с ними жил Иван. Как будто порядочный человек, из уважаемой семьи, но - так сложилось - остался бобылем. И еще как-то держался, пока мать жила, а потом...

Водка стала лучшей подругой. Напивался иногда до того, что на ногах не стоял, своих не узнавал, у людей спрашивал, какая это деревня и где его дом?

А постройка там своеобразная, пятистенная: в одной половине жилое помещение с мебелью, с печью (Иван не забывал его запирать на замок). А вот второе, можно сказать, пустое, служило ему как сени. Там даже пола людского не было, только черновой - доски где прибиты, где нет... И дверь, соответственно, всегда открыта. Заходи, если хочешь.

Вот тетя Тамара и подумала, что здесь, у Ивана, ее муж никогда водку не отыщет, потому что не будет искать. Во-первых - чужой же дом, во-вторых - какой хозяин...

А потому в его отсутствие соседка как-то раз принесла трехлитровку своей самодельной и поставила ее под полом, у двери - там как раз доска была неприбитая, легко поднялась.

«Ну вот заимела тайник! Наконец-то!»- порадовалась женщина и какое-то время спокойно пожила, пока не заметила, что и муж ее, и сосед под легкой мухой... И в воскресенье, и в понедельник, и во вторник со средой...

Выбрала момент - на рассвете, когда все спали, проверила свой тайник. Так и есть... А точнее – нет (?!) ее самогоночки.

...Иван потом рассказал, как пришел домой в состоянии алкогольного опьянения, как, захотев двери отпереть, «целился» ключом в замочную скважину, пока тот «не вырвался» из рук, не упал в дыру между стеной и полом. Чтобы достать, пришлось поднять доску, а там...

Сначала - рассказывал - ему показалось, что две трехлитровки. Пощупал рукой - одна, но полная! Снял крышку...

Дядино лицо, даже тогда, когда он рассказывал об этом, я описать не смогу - не хватит таланта!

А вот финал у этой истории предсказуем: наругавшись на мужчин (хотя с ними, знала, где сядешь, там и слезешь), тетя опять стала думать, что надо выгнать водки и где-нибудь ее спрятать.

Александр Матошко, д. Янковичи, Россонский район


Смелый ревизор

Фото: mushroomer.info

У входа в первый корпус Белорусского технологического университета не так давно появилась бронзовая фигура лесничего. И все в ней как надо: что рост у мужчины, что плечи, что лицо... В руках устройство, которым меряют диаметры деревьев... Но есть один недостаток - в обычных туфлях деревья посчитаешь разве что в парке Челюскинцев, так как в лесу того и гляди, чтобы на что-нибудь не наткнуться. Причем колючее и острое - это полбеды. Я в детстве увидел, как гадюка «целует» мой литой сапог. И этого одного было достаточно, чтобы, работая в лесу, никогда не снимать их.

Но сейчас не об этом, а о том, что работу лесников очень любили (а может, и любят?) проверять разные начальники. Ничего не скажу: они, как правило, знали производство, имели опыт работы, многое понимали, но были и исключения.

Так вот, как-то в наш потрепанный годами и нелегкими дорогами «козлик» садится очередной ревизор. Мало того, что молодой, что упал как снег на голову, причем с очень высокой инстанции, так еще и в легких парусиновых туфельках. Мы с лесничим попытались сказать ему, что на машине до участков вряд ли доедем - несколько километров придется топать пешком, так как половодье и в лесу еще не подсохло... На что молодой человек довольно резко ответил, что его не надо пугать: обувь, мол, надежная, туристская, что вода в нее как нальется, так и выльется. «Ну-ну», - улыбнулись мы и до первого объекта (кстати, из дюжины предназначенных для проверки) с горем пополам добрались. А там наш «джип» безнадежно сел на мосты. Мы позвонили трактористу, чтобы вытащил на сушу, и дальше пошли пешком.

Ревизор, видели, по-прежнему держится с форсом, обходит или переступает многочисленные лужи. Когда же они слились в сплошную, смело заклыпал напрямую - в мокрых до колен штанах, в облепленных грязью туфлях...

Но и плюсы были: сверху на нас светило солнышко, пели птицы, впереди наконец показался сухой холм, и парень, опередив нас, во все лопатки рванул туда. А добежал и... застыл на месте.

Мы, поравнявшись, увидели причину - холм буквально кишел змеями.

Мы, поравнявшись, увидели причину - холм буквально кишел змеями.

Признаться, столько змей в одном месте ни до того, ни после видеть не довелось. Не скажу, что их было больше десятка, возможно, немного меньше. И многие не шевелились: лежали, свернувшись в клубок, грелись на солнце...

- В том квартале, куда мы идем, они тоже будут? - спросил ревизор, когда прорезался голос.

- А как же, - не моргнув глазом, ответил лесничий. - Там их больше, чем здесь.

А потом добавил еще, что укус гадюки - полбеды: опухоль с неделю подержится и уйдет, а вот от укуса клеща одна женщина в деревне умерла. Поэтому жена, мол, каждое утро, провожая его на работу, какой-то химией «поливает» и штаны, и сапоги.

Ревизор тут же посмотрел на обувь лесника, потом - на свою, на наши серьезные лица и... проверка закончилась: он решительно повернул назад, к машине.

Иван Симоненок, г. Поставы

Рубрику ведет Валентина Довнар

Выбор редакции

Общество

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Там отбывают наказание мужчины, впервые осужденные за незаконный оборот наркотиков.

Экономика

Частный бизнес выбирает Смиловичи

Частный бизнес выбирает Смиловичи

В этом убедилась корреспондент, посетив поселок.  

Спорт

Александра Герасименя: У каждого свой рецепт успеха

Александра Герасименя: У каждого свой рецепт успеха

Александра Герасименя — настоящий боец, а еще — заботливая мать и жена. И просто трудолюбивый человек, который не знает преград.