Вы здесь

Лявон Анацко: Главное - не бежать быстро первые 100 километров


57-летний житель Лиды бегает суточные ультрамарафоны по всему миру в кедах отечественного производства.

Лявон Анацко никогда не занимался профессиональным спортом, а в 54 года решил попробовать себя в суточном беге. Сегодня он посетил более 15 стран, принял участие в шестидесяти забегах и установил рекорд Беларуси в шестисуточном беге. За 2018 год Лявон прошел или пробежал 3650 км, это примерно по 10 км каждый день. В интервью нашей газете он рассказал, для чего преодолевает такие расстояния и как поддерживает себя в форме.


Фото Анны ЗАНКОВИЧ.

«Некоторые считают меня не совсем здоровым»

- Лявон, расскажите, почему именно в 54 года вы начали заниматься бегом?

- Друг еще лет 10 назад приглашал поучаствовать в марафоне, а у меня то дети были маленькие, то родители больные, то работа. Потом снова обратился с таким предложением, пробежать 42 километра. Я говорю: как-то мало, если б сто каких или сутки. А сам про себя думаю: какой из меня бегун? Вот по грибы хожу, на велосипеде езжу. За сутки хорошо натопаю. Четыре года назад в Молодечно был забег в 100 километров на 12 часов. В жару 34 градуса решил попробовать себя. За 12 часов натопал 66 километров и как-то не устал. Украинец из этого забега в Молодечно пригласил меня на суточный забег в Киев, и я поехал в своих лидских тапках, которые мы делаем на фабрике. Ходил, ходил и до утра 100 километров находил. Пока молодые набегались и спать пошли или на массаж, я дальше ходил и вышел на шестое место в абсолюте, на второе в своем возрасте. А потом смотрю, они уже проснулись и начали меня догонять, думаю, надо и мне тогда побегать, и так у меня за сутки вышло 136 километров. Следующий старт, через полгода, был уже двое суток, и так пошло.

- А в 2017 году вы уже приняли участие в чемпионате мира по суточному бегу.

- Он проходил в Белфасте, это была очень интересная поездка, 500 участников из разных стран мира. Я единственный белорус, поехал туда, не зная языка, и поставил рекорд – 165 километров. В своем возрасте занял четвертое место. После Белфаста у меня появилась мысль, чтобы и в Лиде сделать такой праздник, собрать всех этих спортсменов. 27 сентября прошлого года в Лиде мы создали международный клуб ультрамарафона (пока там только 16 человек, среди них белорусы, украинцы, россияне и даже один африканец) и провели подобный фестиваль на одни, двое и трое суток.

Знаете, некоторые считают меня даже не совсем здоровым, не понимают, как можно сто долларов отдать и еще двое суток бегать. Когда ты отдаешь деньги на сигареты или застолье, после которого еще таблеток нужно купить, это - нормально, а когда тратишь деньги, чтобы побыть с людьми своего склада мышления, рассуждают так. За сутки, пока бежишь, ты знакомишься с людьми, можешь что-то им рассказать, поддержать друг друга. Ультрамарафон - это не только соревнование, здесь решающее кроме физического состояния еще и духовное, эмоциональное. Ведь пробежать 600 раз по одному и тому же кругу не каждый выдержит.

- Трасса ультрамарафона всегда проходит только по стадиону?

- Есть и более интересные, сложные - по пересеченной местности. Бежишь ночью, и всякое может случиться. Обычно забеги проходят в каком-нибудь отведенном парке, где круг - полтора километра, на нем расположены палатки всех спортсменов, здесь можно сходить в туалет, где-то отдохнуть. Когда все находятся в одном месте, это все фиксируется. Так надежнее, ведь все видят друг друга, если что-то случилось, можно помочь. И конечно, легче вести подсчет.

Сутки - это официальная дистанция, но ее пока нет в программе Олимпиады, хотя на Играх в Лондоне был разговор, чтобы включить суточный бег в программу.

«Несчастный человек сутки не побежит»

- Какой личный рекорд вы имеете сегодня?

- 179 километров, я понемногу подрастаю, но, чтобы получить первый разряд, надо за сутки пробежать 190 километров, для кандидата в мастера спорта - 220 километров, у мастера - 240. Но это уже для молодежи. Я говорю так: пока не пробегу в Нью-Йорке пять тысяч километров за 52 дня, ни о какой скорости не думаю, просто работаю на прочность. Самое сложное в переходе от марафона к ультрамарафону - научиться бежать медленно. Ведь если в марафоне можно не есть, не пить - просто бежать, то на суточном марафоне так не выдержишь. Главное, не бежать быстро первые 100 километров, а дальше все пойдет.

- Что успеваете сделать за эти сутки, пока бежите?

- В зависимости от того, какая дистанция. Если это - чемпионат мира, то здесь ничего не будешь мудрить: бодрствовать, и только вперед. Если это шестисуточный забег, здесь можно немножко с соперниками поиграться. Например, в Италии я так и сделал. Там мне посчастливилось побить рекорд Беларуси в шестисуточном забеге - 721 километр.

Я приехал на этот забег уставшим, так как прилетел за четыре дня до старта. Прилетел в Рим, а забег был в Поликоро. Ну, думаю, как это быть в Италии и не побывать в Ватикане. Побывал, а потом с самыми дешевыми билетами на автобусах и поездах, а где-то и пешком, добрался до места старта. Пришел за два часа до начала, ночь перед этим спал на железнодорожном вокзале. Конечно, в первый день не смог быстро бежать, поэтому после шести часов на дистанции решил немного поспать. Таким образом, в первый день пробежал только 113 километров, в отличие от лидера, испанца, который пробежал 190 километров. Я был тогда где-то 17-м из 30 участников. На второй день уже стал 10-м, потом 6-м, 5-м и вот, в предпоследний день, подобрался к этому испанцу и еще на 20 километров его обогнал. Я говорю это к тому, что надо уметь оставить силы на последний день и просчитать, как будут вести себя конкуренты.

Теперь мне интересно попробовать себя в десятисуточном забеге в Нью-Йорке, я получил приглашение на этот марафон. Попасть туда очень трудно, приглашение кому попало не дадут, но организаторы проанализировали мою статистику и решили пригласить. Сейчас решаю вопросы с визой.

- Что бы вы назвали самым важным в ультрамарафоне?

- Чтобы человек был положительным эмоционально. Всегда говорю: несчастный человек сутки не побежит.

Когда бежишь ночью, трудно дождаться восхода солнца. Если ложишься спать, самое сложное потом подняться, организм уже не хочет бежать, переломить себя очень сложно.

«Богатеют не прибылью, а расходом»

- Все поездки вы оплачиваете за свои деньги?

- Да, неделю назад я еще был рабочим лидской обувной фабрики, получал небольшую зарплату, но живу по такому принципу - богатеют не прибылью, а расходом, это и правда так.

- Кстати, как нужно питаться марафонцу?

- Чай не пью, кофе тоже. Каши наелся, луком закусил. В моем привычном рационе - изюм, яблоки, лимон, имбирь. Могу съесть мяса, но для марафонца лучше даже сало. Употребляю постное масло, прекрасная вещь для меня - кефир, хлеб. Я чувствую, что у меня все работает. Еда - это очень важно, если не работает желудок или работает не так, как надо, то ни до какого бега нет дела.

- Что вы обычно берете с собой на забег?

- Спальник, хлеб, соль, воду, капусту, изюм, имбирь, мед - все натуральное. Как-то не было уже ничего поесть в Копенгагене, смотрю - айва растет, а ее никто не собирает, я айвы набрал.

«Наш язык не хуже других, с ним можно выжить»

- Сколько стран вы уже объездили?

- Великобритания, Греция, Испания, Италия, Дания, Эстония, Латвия, Польша, Румыния, Молдова, Украина, Россия, Литва, Венгрия, Швеция. Больше всего понравилась Дания, скромная страна с такой же архитектурой. Когда я путешествую, стараюсь делать не так, как наши богатые туристы, меня не интересуют пятизвездочные отели. Так жизнь чужой страны не увидишь. Я беру рюкзак и иду по улицам, спрашиваю у людей. Кстати, английского языка не знаю, ко всем обращаюсь на белорусском. Важно не то, что мы говорим, а то - как мы говорим. Наш язык не хуже других, с ним можно выжить.

- Как вы тренируетесь?

- У меня вся тренировка всегда была в работе. Я один строил дом, потом другой. Проезжаю на велосипеде около 25 километров, потом целый день иду по лесу, набираю два ведра лисичек, назавтра их сдаю. За день я мог заработать недельный заработок на работе. Например, те же ягоды: когда было больше времени, ведро ягод я руками набирал, мне это приносило удовольствие.

- В детстве спортом вообще не занимались?

- Я много болел, до десяти лет несколько раз воспалением легких. Потом, когда пошел в институт, начал закаляться, обтирался снегом, потом в проруби купался. Сейчас по снегу босиком хожу. С детства был очень маленький, в 9 классе - 154 сантиметра. Мне посоветовали пойти на легкую атлетику. Два года я проходил. За год на 12 сантиметров подрос, но спортивных результатов не показывал.

- Изменилось ли здоровье, когда начали заниматься марафоном?

- Конечно, оно стало гораздо лучше. За три года у меня около 60 стартов. Ни в одном из них я не превышал свои возможности. Я всегда чувствую свой организм, слушаю его, уважаю, это очень важно. Надо слушать себя и не смотреть ни на кого. Это и в беге, и в жизни. Я никогда не ставлю будильников, даже если нужно на самолет. Мне что-то помогает, во сне я решаю многие свои задачи, ложусь спать, и ко мне приходят мысли, говорят, это родители, деды и прадеды нам помогают. Я в это верю.

«За всю жизнь я выкурил пачку «Космоса»

- Понимаю, что плохих привычек у вас никогда не было?

- Признаюсь, когда-то после школы курил, за всю жизнь я выкурил пачку «Космоса», тогда это были самые дорогие сигареты. Ходил на танцы, вино какое-то пили, но у меня к этому никогда не было особого желания. На сегодняшний день перед едой могу немного выпить натурального вина, но не бутылку же.

- А какие привычки у вас сформировал бег?

- Я сейчас более философски смотрю на все. Знаю, куда бы я ни поехал, получится даже лучше, чем я планировал, будет не так, как я хотел, может - хуже, но что-то будет намного лучше, чем я думал. По жизни я теперь оптимист.

- Поддерживает ли вас семья?

- Как я понимаю, здесь два момента. Во-первых, дети считают, что папа не ценит свое здоровье, а во-вторых, что ему деньги девать некуда. Но прямо такое в лоб они мне не говорят. Получается, не очень поддерживают, но и не мешают.

- А как относятся к вашему увлечению сверстники, друзья?

- Немного с подозрением, а кто-то и поддерживает. Я всем говорю: вы делайте, как хотите, главное, чтобы могли чувствовать себя здоровыми, счастливыми, богатыми и желательно в конце жизни. И мама моя говорила: не важно, как человек живет, важно, как он доживает. Сколько мы оставили себе здоровья, средств, эмоционального настроения.

Дарья Лобажевич

Выбор редакции

Общество

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Руководитель Брестского горисполкома обсудил резонансную тему раскопок на территории гетто.  

Общество

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Учителя уверены: будут ли ученики читать, во многом зависит от них самих.