Вы здесь

Досягаем ли рай?


Одной из книг, представленных на XXVI Минской международной книжной выставке-ярмарке, было произведение звяздовца Владимира Хилькевича «Задержаться у ворот рая» издательства «Четыре четверти». «Роман о любви в новеллах» — так характеризуют книгу ее составители. Однако, прочитав издание, начинаешь думать, что любовь — не совсем то, что мы привыкли о ней думать...


Книга захватила меня с самого пролога. Читаешь — и ярко представляешь свою собственную знакомую деревенскую бабушку Маню. Одинокую, к которой некому сходить. Вот стоит она, в поношенном полушубке, стоптанных сапогах, платке, натянутом на глаза. Одна-одинешенька — и в то же время не одна, так как вместе с ней, над ней, космос и звезды. И неутомимый ветер в прядях волос, выбившихся из-под завязанного еще утром платка; невидимое сейчас солнце — успевшее щедро позолотить ее натруженное лицо. Баба Маня про окрестности и согласие с ними знает намного больше, чем все мы, городские жители XXI века. И даже чуточку-слегка зайвидуется ей: ее свободе и соединенности с космически-звездным пространством. Завидовалось бы, если б не подсознательное ощущение тотальной покинутости и боли, что пригнездились глубоко на дне ее сердца. Правда, она и не страдает от них особо. Так как просто не знает, как может быть иначе.

Разница в том, что главную героиню книги зовут не Маня, а Василинка. И что она вовсе не одинока, а имеет пять детей, которых воспитывает — и вырастила сама!

Определенный парадокс книги, который бросается в глаза почти всем читателям, заключается в том, что она написана на русском языке, но при этом на сто процентов является книгой про нашу деревню, где, как известно, пользуются белорусским языком. Часто автор намеренно оставляет в разговоре героев здешние, местные слова, не в силах вырвать эти сочные, яркие ростки из общей ткани произведения.

Полагаю, книга будет интересна как тем, кто знает что-либо про белорусскую деревню — вырос там, приезжает на лето, постоянно живет, — так и тем, кто о деревне нашей не знает совсем ничего, но узнать хочет. Это развернутый атлас, справочник, ворота в рай — листайте, читайте, познавайте, что такое белорусская деревня. Узнавайте в ней себя, умиляйтесь или старайтесь дистанцироваться — собственную роль поймете сами.

Очень интересно было бы узнать, откуда взял автор сведения обо всех обычаях, традициях, песнях? Сам ли переживал, видел? Или вот так, по частичке, собирал из разных источников народный фольклор, чтобы потом воплотить в настоящей энциклопедии деревенской жизни.

Книга, естественно, состоит не из одних традиций. Как и анонсированные в подзаголовке, где написано о любви в новеллах, тут плотно переплетены драматургии судеб разных людей. На авансцене произведения не только Василинка, но и все ее дети — каждый по очереди в посвященном ему разделе, — и муж Адам. Встретили ли они любовь? На этот вопрос нет четкого ответа. Однако очевидно, что они по-своему искали счастливой доли, хотя бы на части отмеренного пути выстраивали отношения с предполагаемыми половинками. Здесь любовь, не высказанная словами, не явная, чувство, скорее, вопреки, чем благодаря. Может, в этом его характерность и для многих других белорусов? Ведь у нас часто не принято говорить о хорошем, на словах поддерживать друг друга, высказывать искренность и поддержку.

Извилистая линия драматургии пошла так, что в результате получилось произведение о... не очень счастливых людей. Так, Василинка сумела поднять своих пятерых детей, вырастить, несмотря на лихолетья ХХ века. Была ли она счастливой? Парадокс в том, что об этом как-то не принято было думать.

Лично для меня здесь очень резонирует, что и мои родственники, которые жили в те времена и позже рассказывали о них, не считали себя счастливыми... «Сталин проклятый вывозил нас в Сибирь», — вот что совсем нередко слышу я от них. «А потом мы разживались, по одному дрова из леса возили на дом. Ох, как было трудно...»

Автору важно анализировать время, и не только наше, но и то, которое уже отошло и заключается в фундаменте современности. С этой задачей Владимир Хилькевич отлично справился. Спасибо за откровенность. И за возможность взглянуть на нас всех со стороны, причем правдиво.

В середине произведения немного не хватает динамики. Автор равно повествует о судьбах разных детей Василинкой — и читатель уже почти готов потерять к ним интерес. Ведь и сам знает немало таких судеб. Прекрасной кульминацией произведения является получение Василинкой письма от мужа, в смерть которого она одна никогда не верила... Значит, жив. Он пишет — после бездонных вечеров и ночей ее ожидания, — и как теперь это выдержать? Если бы добавить в книгу еще несколько моментов, где напряжение резко возрастает, произведение стало бы еще более сильным. Вспоминается разве что случай, когда Василинка чуть-чуть успела спасти своего сына, чтобы пан не отрубил ему руку за то, что тот взял немного каши из общего котла, — выкупила ее... ценным поясом. И как на базаре еще одного ее ребенка прохожие избили по лицу мокрой рыбой — за кражу. Такова реальность. Такие судьбы.

Я всегда радуюсь, когда появляется еще одна книга про нашу с вами Беларусь. Такую, какая она есть, без прикрас и домыслов. И тогда, даже если случится всемирный потоп или пожар, но уцелеет хотя бы один экземпляр — люди, которые придут после, которые не видели ее такой, узнают. И, может быть, полюбят. «Задержаться у ворот рая» — как раз достойное этой задачи издание. Спасибо автору за правдивую летопись культуры, атмосферы и судеб.

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ, фото автора

Выбор редакции

Общество

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Руководитель Брестского горисполкома обсудил резонансную тему раскопок на территории гетто.  

Общество

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Учителя уверены: будут ли ученики читать, во многом зависит от них самих.