Вы здесь

Галерея Великой Отечественной


Сегодня «Звязда» начинает новый проект совместно с Национальным художественным музеем Беларуси — «Вернисаж. Память сердца», где речь пойдет о художественных произведениях времен Великой Отечественной, или посвященных ей, в том числе работы авторства белорусских художников — фронтовиков и участников партизанского движения. С кого писали портреты военные художники, какие сюжеты выбирали и с помощью каких приемов и средств передавали определенное настроение в своих работах? Все ли мы знаем про знаменитые картины, хранящиеся в музейных фондах, причем не только в нашей стране? Давайте взглянем и обсудим подробности вместе с искусствоведами.

В истории разных стран есть такие события, независимо от того, что происходило, как менялась политическая система или экономический строй, общество и люди, словно стержень проходят через время и навсегда остаются в незыблемой народной памяти. В числе таких событий — Великая Отечественная война, которая на многие десятилетия оставила незаживающие раны в истории всей нашей страны и практически в каждой белорусской семье...


Евгений Алексеевич Зайцев (1908-1992). «Портрет юного партизана». 1943 г. Полотно, масло.

Особая роль в сохранении этой памяти, в осознании и увековечении драматических и героических эпизодов, бессмертных подвигов и страданий нашего народа принадлежит художественной культуре. Военные события нашли свое образное воплощение в произведениях живописи, скульптуры, графики и архитектурных ансамблях. Эти произведения искусства соединили в себе документальность и достоверность событий с личными переживаниями, ощущениями и воспоминаниями, с чувствами и эмоциями. И если по книгам и документам Великую Отечественную войну изучают, то по произведениям искусства ее понимают и переживают, так как визуальное представление об истории — одно из самых сильных и запоминающихся.Исаак Аронович Давидович (1911-1993). «Портрет капитана Шилова». 1943 г. Бумага, уголь.

Бесценный вклад в художественную летопись Великой Отечественной войны сделали известные мастера изобразительного искусства. В реестре классических достижений нашего наследия в этой области следует назвать «Защитников Брестской крепости» Ивана Ахремчика, «Минск. 3 июля 1944 года» Валентина Волкова, «Мое рождение» Леонида Щемелева, «Витебские ворота» Михаила Савицкого, «Партизанская свадьба» Мая Данцига, «1941. Над Припятью» Виктора Громыко. Эти работы крупной формы, созданные непосредственными участниками и свидетелями войны, стали в истории нашей культуры кульминационным моментом, который маркирует этап чрезвычайно мощной рефлексии и ярчайшего художественного воплощения коллизий войны.

Однако громкое признание масштабных программных произведений на военную тему не должно заслонять от нас вещи более скромные, камерные, которые часто несут в себе бесценную поэтическую правду переживаний военной действительности. Такие чистые и истинные человеческие высказывания, закрепленные в живописи и графике именно военных лет, имеют особую художественно-документальную ценность, показывают эволюцию творчества многих белорусских художников, которые с первых дней войны ушли на фронт и в партизанские отряды.

Зарисовки с переднего края

Евгений Алексеевич Зайцев (1908-1992). «Портрет народной артистки А. В. Николаевой». 1943 г. Полотно, масло.

Связанные с войной условия жизни отразились и на самом характере изобразительного искусства, на видовых и жанровых приоритетах. Акценты переносятся на оперативные виды искусства, прежде всего на графику малых форм — такого изобразительного репортажа с места военных событий. Это разнообразные зарисовки состояния, действий, портреты солдат и офицеров, отражение походного быта, населенных пунктов, указанных в сводках. Люди заняты делом: они действуют или отдыхают, сосредоточенные или веселые, но даже в этих особых обстоятельствах они такие, как всегда, они живут...

Особую роль приобретает «портретная фронтовая зарисовка», когда образы военных создавались не после сражений, а непосредственно на передовой между боями: в партизанских пунктах, медсанбатах и т д. Такие портреты-этюды, где человек представлен в действующей взаимосвязи с окружающим миром, оставили нам белорусские художники Сергей Романов, Генрих Бржозовской, Степан Андрухович, Михаил Бельский, Исаак Давидович. Как правило, это поясные или погрудные изображения с более тщательно выписанными головой и чертами лица, обобщенно, бегло намеченными линиями фигуры, но при этом обязательно точно прорисованными деталями одежды и головных уборов, по которым легко определялись род войск, знаки отличия и награды портретируемого. Рядом с авторской подписью помещался и короткий пояснительный текст, где указывались место, название военной операции, фронта, соединения, части, а также сведения о человеке, с которого писался портрет.

Новое «документалистское» качество, еще более осознанное значение происходящих событий прямо здесь и сейчас, во многом определили черты, присущие стилистике этих работ — неприхотливых, лаконичных и правдивых. У них нет каких-то формальных открытий, заботы о форме и языке, о пластической завершенности, они лишены нередко не только внешнего глянца, но и твердо отработанной суммы технических приемов. Иногда современному зрителю может показаться, что художник отброшен обстоятельствами назад, к «азбуке», с которой начинал свой путь в профессии. Но ценность этих работ заключается, прежде всего, в смелой свидетельской интонации, жизненной достоверности. Художник увлечен настоящим, и когда в руках у него всего лишь небольшой кусок бумаги и карандаш, он своим магическим талантом надеется запечатлеть, сохранить самое дорогое в этом зыбком мире — образ человека...

От рядовых до «памятника эпохи»

Евгений Евстафиевич Красовский (1908-1980). «Портрет партизана Петра Коше». 1943 г. Полотно на картоне, масло

Живописные портреты, выполненные в военный период, можно условно разделить на две группы. Первую группу составляют так называемые военные портреты, причем важно отметить, что преобладают изображения не военачальников, а портреты рядовых бойцов Красной Армии. Действительно всенародная война, массовые подвиги простых людей, ушедших на фронт и не державших до того оружия в руках, обусловили повышенный интерес художников к раскрытию образов скромных, но настоящих героев. Отсюда пристальный интерес к психологической составляющей, к всевозможным проявлениям личностного начала моделей, которые нашли свое убедительное воплощение в портретах Евгения Красовского, Евгения Зайцева, Исаака Давидовича и других.

Не последнее место в искусстве военных лет занимает и автопортрет. Этот специфический род художественного самоанализа стал формой лирического открытия мастеров, которые с волнением рассуждают о судьбе страны, искусства, о своем собственном назначении в трудную для отечества минуту. Ярким примером является автопортрет Бориса Непомнящего — фронтовика, который дошел до Берлина. В нем выражены и подчеркнуты черты, присущие большинству его товарищей по службе, — бескомпромиссная решимость и твердость духа.

Генрих Францевич Бржозовской (1912-2006). «Партизаны». 1944 г. Бумага, цветной карандаш.

По мере приближения победы являются портреты военных в торжественно-приподнятом, героизированном виде. Перед советским искусством была поставлена ​​задача создания «памятника эпохи», прославления вождей и героев войны. Возникает «серийный» образец парадного портрета героя-военного со всеми привычными для него чертами: с эполетами и орденами, протокольно-точным изображением внешнего вида модели, стереотипностью пластичной манеры.

Другая разновидность живописного портрета военного времени показана в работах, где отражены люди искусства. Появление таких произведений было вызвано тем, что в трагические дни войны многие представители творческой интеллигенции также воевали, сражались с врагом своим оружием — оружием искусства. В концертных фронтовых бригадах участвовали Александра Николаева, Глеб Глебов, Лариса Александровская, Исидор Болотин и другие. Рассматривая портреты людей культуры, нельзя не заметить, что в центр художественного высказывания становится человеческий характер большого масштаба, мужественная сила пополам с болью огромных потерь.

Иван Ахремчик решительно освобождает своих героев — Александру Николаеву и Глеба Глебова — от наименьшего элемента парадности, театральности. Художник с неумолимой объективностью отражает на лицах все нанесенные войной травмы, духовно-нравственный стержень и незыблемость свободы героев. Перед нами на удивление точные образы людей, которые в полной мере приняли на себя труд войны.

Дыхание времени

Михаил Леонтьевич Бельский (1921-1988). «Старший сержант Михайлов». 1944 г. Бумага, карандаш.

Неотъемлемой частью единой картины, которая складывается в нашем воображении при попытке обобщить впечатления от отдельных деталей и эпизодов в искусстве военных лет, является и тема города. Те немногие работы, что дошли до нас и передают атмосферу Минска военного времени, — художественные документы огромной силы. Ключевое значение для истории городского пейзажа этого периода имеют работы Анатолия Тычины, которого полноправно можно назвать главным «портретистом» Минска.

Художник одним из первых берется за карандаш и отражает оккупированный город с его пустынными улицами и какой-то несвойственной прежним городам одеревенелостью. Ощущение призрачного города, который балансирует между бытием и небытием, реальным и фантастическим, воплощено в «Руинах Минска» (1944) и «Разрушенном Минске» (1944). Жизнь почти совсем замерла, все проникнуто чувством тревоги, атмосферой опасности, что нависла над городом и страной. По графической серии Анатолия Тычины можно судить о жизни столицы и в самых тяжелых днях ее защиты, и тогда, когда самое страшное было уже в прошлом.

Генрих Францевич Бржозовской (1912-2006). «Разведчик. Партизан отряда Градова». 1944 г. Бумага, цветной карандаш.

Почему сегодня нас так интересуют первоисточники — фронтовые зарисовки, дневники, воспоминания свидетелей, портреты, созданные в самый разгар военных действий? В чем причина невыразимго обаяния рисунков, сделанных на выцветшей бумаге, на обороте каких-то старых чертежей, бланков военных канцелярий?

Наверное, в тонкой взаимосвязи документального и художественного, в том, что художник и солдат выступают в одном лице, который породнился со своим товарищем одной судьбой. Отсюда и искренняя интонация, неподдельные чувства, и правдивость, и жизненность сохраненных реалий. Для нас сегодня беглый набросок с фронтового блокнота, четкая альбомная зарисовка, акварель или живописный этюд военной поры являются и источниками самой достоверной информации, и материалом для реконструкции живой картины эпохи.

Екатерина ИЗОФАТОВА, заведующий отделом современного белорусского искусства Национального художественного музея Республики Беларусь

Выбор редакции

Общество

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Руководитель Брестского горисполкома обсудил резонансную тему раскопок на территории гетто.  

Общество

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Учителя уверены: будут ли ученики читать, во многом зависит от них самих.