Вы здесь

Максим Замшев: Мне нравится свобода Купалы в мыслях


Досье

Максим Замшев — поэт, прозаик и критик, член Союза писателей и Союза журналистов России, обладатель пяти литературных премий, автор 10 сборников поэзии и четырех книг прозы. Его книги печатались в России, Болгарии, Сербии, Македонии, Румынии, Азербайджане, Греции, а произведения переводились на 15 языков мира. С 2017 года редактирует «Литературную газету», а также входит в совет литературной премии «Лицей» для молодых авторов.

Как уже упоминала «Звязда», знаменитый цикл Янки Купалы «Сонеты» получит новое дыхание — в переводах на более чем 20 языков мира, которые составят второе переиздание поэтического сборника. Книга готовится к печати в издательстве «Мастацкая літаратура» и выйдет этой осенью, но с некоторыми вариантами переводов можно ознакомиться уже сегодня. Например, «Сонеты» на русском языке в конце января были опубликованы в российской «Литературной газете», а совсем недавно звучали на площадках Минской международной книжной выставки-ярмарки. Об особенностях лирики и тонкостях художественного перевода «Звязда» расспросила его автора, главного редактора «Литературной газеты» Максима Замшева.

 


— Почему именно Купала? Прежде всего потому, что это одна из ключевых, знаковых фигур в белорусской литературе и культуре — это, так сказать, эстетическая причина. Ну и более приземленная — реализация совместного проекта «Сонеты» на языках мира», организаторы которого предложили мне осуществить русский перевод.

— Вы занимались поэтическим переводом и с других языков...

— Да, с румынского, болгарского, македонского — славянские языки, достаточно близкие по звучанию, формообразования, и даже не зная языка, ты понимаешь, как в нем все устроено.

— У вас за плечами не только литературное образование (Литинститут имени М. Горького), но также красный диплом, полученный в музыкальном училище имени Гнесиных. Музыкальное образование и опыт помогают поймать, понять мелодику других языков?

— Не могу отвечать за всех поэтов и переводчиков, но лично мне действительно это помогло. И дело даже не в том, что ты слышишь и чувствуешь, а в том, что музыкальное образование позволяет понять форму и ритм, соотношение частей в целом произведении... Словом, да, для меня это однозначно плюс.

— В литературных кругах приходилось слышать мнение, что адекватно перевести поэтические строки на другие языки, сохранив и смысл, и рифму, и метафоры, может не переводчик, а только другой поэт...

— На мой взгляд, это довольно сложный момент, так как в истории литературы были переводчики, как, например, Вильгельм Левик, который не был таким уж знаменитым поэтом, но делал на самом деле замечательные переводы, отличительные высокой культурой и точностью в передаче оригинала. И хотя поэту на самом деле легче почувствовать какие-то внутренние вещи, чем человеку, который просто хорошо знает иностранный язык, но нужно быть очень осторожным, чтобы поэта не унесло вдаль и не получилась его собственная версия произведения, подобных примеров мы также знаем немало.

— Появился ли у вас во время работы любимый купаловский сонет?

— Все сонеты очень нравятся, не могу выделить и назвать какой-то один. А вот то, что мне понравилось вообще в творчестве Купалы, — это сочетание, с одной стороны, классичности стихотворного строя, а с другой, огромная свобода в мыслях, иногда даже дерзость.

Возможно, мне сложно назвать отличительные черты Купалы именно как белорусского поэта — все же, хотя он писал на белорусском языке, но находился в общей системе духовных ценностей. Поэтому в этом цикле явно символическое ощущение мира, я сказал бы, романтический символизм, который был на то время мировой поэтической тенденцией. Но вместе с тем в купаловских стихах очень много конкретных указаний на жизнь именно белорусского народа, и это касается не только умелого описания красоты белорусской природы, но и жизненных историй, передачи тяжелой крестьянской доли, подавленности... На мой взгляд, все это очень интересно с точки зрения не только литературы, но и истории.

Если проект получит продолжение, безусловно, было бы очень интересно взяться за стихи Максима Богдановича, но это очень отдаленные перспективы, чтобы их сейчас всерьез обсуждать. Пока же стоит не забывать и собственную литературную работу: недавно закончил роман, теперь его дорабатываю и редактирую, потом надеюсь год от большой прозы отдохнуть. Разумеется, хочется продолжать писать стихи, и хотя здесь трудно говорить о каких-то планах, но у меня есть определенные обязательства перед издателями Казахстана, где готовят сборник русской поэзии, и, конечно, одна из главных задач — чтобы жила и развивалась «Литературная газета», чтобы увеличивался ее тираж и на страницах появлялось как можно больше интересных материалов.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Выбор редакции

Общество

Претенденты на студенческий билет сдали тест по математике

Претенденты на студенческий билет сдали тест по математике

Узнать в городской толпе абитуриентов можно без проблем.

Общество

С борщевиком борются даже с помощью квадрокоптера

С борщевиком борются даже с помощью квадрокоптера

Опыт Витебщины в уничтожении борщевика интересен потому, что здесь более 80 процентов зарослей от общего по стране.

Общество

Как живут последние жители деревни Весневичи

Как живут последние жители деревни Весневичи

Главная достопримечательность Весневичей, ее живая история — 96-летний Алексей Юркевич. 

Культура

Наталья Батракова: Читатели пишут, что мои герои будто работают в соседнем офисе

Наталья Батракова: Читатели пишут, что мои герои будто работают в соседнем офисе

С Натальей Батраковой мы встретились на открытии обновленного книжного магазина «Светоч», что на столичном проспекте Победителей, 11.