Вы здесь

Где родился — там и пригодился. Чем живут жители Хойников


Корреспондент «Звязды» отправилась в один из самых отдаленных районов, чтобы познакомиться с местными жителями и узнать, чем они живут.


Валентина Иванютенко, Валентина Быкова, Любовь Герасимова и Наталья Горбатая.

Соломенные перспективы

Эта история началась в одном из сувенирных магазинов Минска, где мне на глаза попала шкатулка из соломки. Изящная и легкая, такая же когда-то была у бабушки. Внизу на ярлыке значилось: «Хойникская фабрика художественных изделий».Когда держала в руках эту шкатулку, почему-то подумалось о людях, которые ее делали. Кто они? Какие у них руки? Как выглядит процесс создания изумительной желтой шкатулки?

Валентина Иванютенко и Валентина Быкова называют себя «хойникскими брагинцами». Это значит, что родом они из Брагина, но уже давно живут в Хойниках. Работать «на соломку» (так здесь говорят о фабрике) пришли в начале 80-х:

— Было весело, народу много — человек 300, не меньше. Делали в две смены. И план успевали выполнить, и в кино во время обеда сбегать на индийский фильм. А на выходных шли в клуб — выступали как самодеятельный коллектив.

Женщины вспоминают, что в то время невероятно популярными были соломенные газетницы.

— Ох, сколько мы их переделали! Они тогда висели в квартирах по всему Советскому Союзу. Ходовым товаром были и панно с изображениями филинов.

— У меня такое на балконе и сейчас висит, — вмешивается в разговор директор фабрики Василий Мигай. — Столько лет прошло, а оно не испортилось. Качество!

Почему соломенное производство наладили именно в Хойниках, уже никто и не вспомнит. Здесь испокон веков были мастерицы другого толка — плели «короначки» (так местные называют кружева).

— Мы сначала учились у старших коллег. Были технологи, художники, которые разрабатывали схемы и помогали нам их усвоить.

Теперь же соломкой на фабрике занимается только четыре работницы, не считая бригадира и тех, кто дома плетет заготовки. Фраза «и швец, и жнец, и на дуде игрец» — точно про них.

— Машины солому портят, поэтому в июле с четырех утра мы в поле. Серп в руки — и вперед. Жнем куленами (снопами. — Авт.), как наши бабушки в начале ХХ века. Что собрал, с тем и будешь работать до следующей жатвы. Другого тебе никто не даст, — рассказывает Наталья Горбатая.

Поэтому даже зимой помещении фабрики напоминают о лете. Во-первых, запах ржаной соломы, который чувствуется даже в коридорах. Во-вторых, повсеместный светлый цвет, который с непривычки сначала слепит глаза. Здесь солома на стенах, потолке, полу. Ей завалены все столы, она в руках мастериц. А когда в хорошую погоду сюда попадают солнечные лучи, все начинает светиться как бы извне.

Несмотря на то, что процесс создания соломенных изделий — дело творческое, скорости на фабрике высокие. За смену каждая из работниц успевает сплести несколько, а то и десяток сувениров, аксессуаров или предметов декора.

— Руки на то и даны, чтобы ими что-то мастерить. Болят только после жгутов и плетенок, так как их на вытянутых надо делать. В целом жаловаться не на что, единственное — небольшие зарплаты, — признаются женщины.

Среди шляп, ангелов и лаптей замечаю с десяток маленьких мешочков.

— А это что такое?

— Мешки счастья. Вешаете дома — и счастье идет и идет, идет и идет, — улыбается самая молодая из работниц Любовь Герасимова.

Хойникских мастериц, в общем, можно отнести к настоящим хохотуньям. Ни на мгновение не отрываясь от работы, они любят вспомнить былое. Так, со смехом на фабрике рассказывают, что шляпу их работы однажды примерили на брюссельского писающего мальчика: «Это же представьте себе, сколько людей в тот день увидело хойникскую соломку!»

А вот любимое из своих произведений ни одна из работниц выбрать не может.

— Когда впервые садишься за новую фигуру, то она и становится твоей любимой. Тебе интересно, результат несомненно радует. После повторишь процесс несколько раз и очарование исчезает, — открывает профессиональные секреты Люба.

Что интересно, цены на соломенные изделия в магазинах довольно высоки. В Минске за шляпу придется заплатить 50 рублей, за тарелку для фруктов — около 70, небольшие декоративные козы, поросята и бычки — 40-50. Цены на аналогичные позиции за рубежом даже называть не буду. Там они доходят до сумм, которые равняются месячным заработкам хойникских мастериц. При этом сами женщины от каждой проданной вещи получают буквально копейки. Почему так? Директор фабрики разводит руками: «Рыночная экономика...»

Трудолюбивые пчелы и фотогеничные зубры

В телефоне Михаила Рубащенко, директора Полесского государственного радиологического-экологического заповедника, сотни снимков, которым могут позавидовать самые авторитетные фотографы, специализирующиеся на дикой природе. Олени, лоси, косули, волки и даже лошади Пржевальского снятые крупным планом на фоне пейзажей, не тронутых человеком. Кажется, будто животные специально позировали на камеру.

— Может, и позировали. Они тут всех сотрудников в лицо знают, — с улыбкой отмечает Михаил Михайлович. — Потому что мы единственные люди, которых они видят последние 30 лет.

С белорусской стороны заповедник раскинулся на три района — Брагинский, Хойникский и Наровлянский. Территория (более 200 тысяч гектаров) делится на две зоны — собственно заповедную, где, кроме противопожарных мероприятий, ничего делать нельзя, и экспериментально-хозяйственную, где работают, как и в обычном лесхозе, но придерживаясь строгих норм и порядков.

— До недавнего времени у нас было только четыре направления деятельности: деревозаготовтовка, деревообработка, коневодство, пчеловодство. Скоро совместными силами с учеными будем закладывать экспериментальный сад. Предварительные исследования уже сделаны — получили добро. Есть разрешение и на охоту, рыбалку. Разумеется, только на определенных участках территории. А с декабря начались первые научно-познавательные экскурсии. Показать есть что — одних только зубров более полутора сотен, половина из них без боязни приходит на подкормку. Хоть бери да гладь по голове! — шутит директор заповедника. — Раньше их здесь не было вовсе. В начале 90-х всего 17 особей привезли из Беловежской пущи. Полесские места древним животным пришлись по вкусу, вот и начали плодиться, а после разбиваться на стада.

Понравится в заповеднике и туристам-сладкоежкам. О местных пасеках слава разошлась уже по всей стране.

— Мед мы никуда не продаем. В прошлом году три тонны свои же люди разобрали в мгновение ока. Даже капельки не осталось. Народ не обманешь: они знают, что здесь его никто из водой не бодяжит, — рассказывает Михаил Михайлович. — Кстати, не так давно в район приезжал Николай Валуев. Бывший спортсмен с удовольствием не только полакомился нашем медком, но и попросил несколько литров домой.

Кому мешочек счастья?

«Молочных войн» не боимся»

При знакомстве жители Хойников подчеркивают свое происхождение. Люди с особой гордостью замечают, что они «коренные и никогда отсюда не уезжали». Их можно понять: после катастрофы на ЧАЭС все здешние имели возможность переехать. Многие ей воспользовались, но многие и остались.

— Жить и работать надо там, где родился, — учили меня с детства, — говорит Анна Вергейчик, ведущий инженер по качеству на Полесском производственном участке предприятия «Милкавита».

Сегодня, глядя на молодую женщину в деловом костюме и стильных очках, невозможно поверить, что когда-то она была обычной рабочей 3-го разряда.

— С детства я настраивалась на то, что стану учительницей, как бабушка. В школе овладевала гуманитарными науками, тем более что среди родственников — знаменитый Иван Мележ. Казалось, жизненный путь предопределен. Но в педагогический поступить не удалось. Время тратить не стала и пошла на сыродельный цех в родном городе. Это сейчас мы производим экспортный пармезан и наша сухая сыворотка прошла экспертизу на ведущих европейских предприятиях, а когда я начинала, о таком и мечтать не могли. Процессы были автоматизированными лишь частично. Руками постоянно надо было что-то подливать, подмешивать, переворачивать. Никогда не забуду, как приходилось самой таскать тяжелые головки сыра на соление. Теперь с этим справляются машины — человек только управляет.

По мере того как развивался завод, росла и Анна в карьерном плане: рабочая — мастер — инженер. Не отрываясь от работы, женщина получила сначала среднее специальное, а впоследствии и высшее образования.

— Но главное — на производстве было у кого перенимать опыт. В самые непростые годы люди не сбежали, не бросили завод, а придумали, как вопреки судьбе остаться на плаву. В свое время Хойникский сыродельный комбинат должен был стать одним из самых сильных в Советском Союзе. По известным причинам планы не сбылись. В конце 80-х, чтобы предприятие не закрылось, здесь производили технический казеин. Как показало время, не зря. Хойникские сыры и молоко не только вернулись на прилавки, но и неоднократно признавались лучшими. Прежде всего потому, что контроль качества у нас более жесткий, чем у остальных. Но в этом есть свои преимущества: даже во время так называемых «молочных войн» никаких претензий к продуктам с нашего края не было.

Лошади Пржевальского — нередкие гости деревень на Хойниковщине.

Все дороги ведут в... Хойники

Николай Цыганков в Хойниках человек известный и уважаемый, хотя и провел большую часть жизни вдали от Полесья. Поднимал целину в Казахстане, работал на строительстве железных дорог в разных республиках бывшего СССР, возглавлял конструкторское бюро и даже содействовал прокладыванию Байкало-Амурской магистрали.
И все это время рядом с Николаем Никитовичем была жена Галина, тоже хойничанка. Выйдя на пенсию, ветеран труда и заслуженный строитель Российской Федерации Цыганков не задумываясь переехал на малую родину.

На заслуженном отдыхе Николай Никитович вернулся к хобби, которое занимало его в молодости, — вышиванию.

— Впервые за иглу взялся, когда мне был всего 21. Решил сделать сюрприз жене ко дню рождения — перенес несколько сюжетов картин на ткань. Ей тогда очень понравилось.

Показывая свои работы, восьмидесятилетний мастер подчеркивает: «Я не вышиваю, а пишу картины иглой. Где вы видели мужчин-вышивальщиков?»

Сегодня коллекция Николая Цыганкова насчитывает десятки картин. Поражают они не только безупречностью исполнения, но и масштабами. Цветные полотна размером не меньше метра в длину украшают дома близких Николая Никитовича, его родную школу, Хойникский районный краеведческий музей. В музее, кстати, в конце месяца откроется выставка к юбилею мастера.

Анна КУРАК

Минск — Хойники — Минск

Фото Анны КУРАК

Выбор редакции

Спорт

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям

Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. 

Культура

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Что общего между творчеством и «табуреткой»?

Где можно освоить литературное мастерство? Как становятся писателями? 

Общество

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Какие процедуры необходимы, чтобы родить здорового ребенка

Прежде всего биохимический скрининг, который выполняется на сроке от 10 с половиной до 13 с половиной недель беременности.