Вы здесь

Как слуцкие пояса попали на ризы священников?


Оказывается, их подарили богатые прихожане. Еще они заказывали художникам иконы святых, и также передавали их храмам. Часть этих пожертвований демонстрируется сейчас на выставке древней сакральной живописи в Гродно.


Экскурсовод Сергей Козуля.

Произведения, представленные на выставке в Гродненском государственном музее истории религии, отражают новый вид сакрального искусства, возникший от влияния двух конфессий — католицизма и православия. Так случилось, что эти два течения скрестились как раз на территории Западной Беларуси. Возникло новое искусство с приметами обеих сторон. На одной иконе могли быть черты и католической живописи, и византийско-русской.

— У нас это все перемешалось, — рассказывает старший научный сотрудник музея Сергей Козуля. — Такие вещи могли находиться и в католической, и в православной церкви. Священники по-разному относились к этой неканонической живописи. Некоторые отказывались от такого «народного» отображения святых икон.

В 80-е годы прошлого века многие храмы были закрыты, и культовые предметы находились в клубах или других учреждениях. Когда в 90-е началось возрождение религиозной жизни, приходам возвращали их вещи, многое осталось в музее. Всего в фондах хранится более 70 тысяч предметов культового искусства.

Большая часть экспозиции выставки, которую назвали «Между Востоком и Западом», попала в музей из сельских храмов Гродненской и Брестской областей. Это иконы, скульптуры, книги, литургическая одежда от XVIII в до начала ХХ века.

Сергей Козуля обращает внимание на конкретные черты местной сакральной живописи. Например, фрагмент из иконостаса XVIII века из униатской церкви в Лидском районе. На нем надпись на старославянском языке, а образ Христа Спасителя с символом государства в руках характерен для католицизма. С того же иконостаса и образ святого Луки, пишущего Евангелие. Он представлен в профиль, что не характерно для православия. Здесь отход от канонов, здесь живой человек. Реалистичность — признак западноевропейской живописи, замечает сотрудник музея. Очень часто иконы писали непрофессиональные художники, местные, поэтому и произведения были соответствующие.

— У них могли быть нарушены пропорции тела, но им не откажешь в искренности, — говорит Сергей Козуля. — На униатской иконе 1776 года Богородица выглядит словно простая крестьянка, у нее озабоченное лицо и большие руки. Будто писали ее с деревенской женщины.

По-народному выглядит и сюжет Святого семейства на иконе XVIII века, который попал из униатской церкви. Что интересно — у Иосифа в руках очки, а тогда их не было, у маленького Христа в руках тряпка с семенами мака. Его давали детям женщины, когда шли на поле жать. Тогда дети сосут мак и не кричат. Здесь есть еще такая обычная вещь — огромная корзина, на которую накинуто полотенце.

— Художник приблизил евангельских персонажей к простым людям, среди которых он жил. Это сделано чтобы показать, что в каждой женщине есть частичка Девы Марии, а в ребенке — Иисус. Это тема вечная, — рассуждает ученый.

Невозможно не обратить внимание на древние фолианты. И действительно, это уникальные вещи. Например, Евангелие, которое было издано еще в 1644 году в городке около Вильнюса. Это одно из самых красивых изданий за всю историю белорусского братского книгоиздания. Здесь использованы гравюрные доски Ивана Федорова и Петра Мстиславца. Каждый лист украшен узорами и гравюрами. Очень редкая вещь.

Трудно представить, но и одежда священников также насчитывает более трех веков. Обращает на себя внимание богатая риза с необычным узором. Оказывается, это знаменитые слуцкие пояса, шитые золотыми и серебряными нитями.

— Эти пояса, как известно, были очень-очень дорогие, так как нить натуральная золотая. Знать делала такие пожертвования в храмы или церкви. Потом их расшивают и ушивают в литургическое одеяние, — объясняет Сергей Козуля.

Жертвовали и другие вещи. Например, меценат Василий Статкевич из-под Островца заказал профессиональному художнику икону «Поцелуй Иуды», который подарил в 1881 году местной церкви. Эта икона выставляется в музее впервые.

С бывшего католического монастыря ордена картузов попали в музей портреты монахов. Сергей Козуля рассказал такую ​​историю. Монастырь этого ордена был единственный на территории ВКЛ и размещался в городе Береза ​​нынешней Брестской области. Основателем его стал Казимир Лев Сапега в XVII веке. Здесь была большая портретная галерея — аж 77 портретов монахов ордена. В 1831 году он был закрыт, а все имущество перевезено в Гродно. До нашего времени дошло шесть портретов, несколько из них попало в музей.

Каждый монах — это конкретный человек со своей необычной судьбой. Самый знаменитый — Джон Хьютон, настоятель монастыря в Лондоне в XVI веке. Он был жестоко замучен и брошен в воду, со временем канонизирован. Сейчас считается охранником тех, кому угрожает водная стихия. Очень часто часовни в честь святого строились около водохранилищ. Кстати, портрет был отреставрирован и отмечен премией в ходе первого национального форума «Музеи Беларуси» в 2012 году.

Маргарита УШКЕВИЧ

Фото Ярослава ВАНЮКЕВИЧА

Выбор редакции

Культура

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Хорватский кинофестиваль ZаgrеbDох исследует регион большим экраном

Балканские страны предстали перед зрителем с их насущным.  

Общество

Суворовское училище глазами его учащихся

Суворовское училище глазами его учащихся

Быть суворовцам во все времена было престижно.  

Общество

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

Интернет — зона риска или комфортных покупок?

На 1 января было зарегистрировано 19 400 интернет-магазинов.