Вы здесь

Какую литературу сдают в букинистические магазины?


Если обычные книжные магазины работают по формуле «книга — человек», то букинистические держатся на принципе «люди — книги — люди». Корреспондент «Звязды» оценила финансовые, экологические и социальные преимущества такого подхода.


Не только ради денег

Середина месяца, три часа дня. Широкий тротуар на проспекте Независимости полностью перекрыт плотной людской очереди. Пенсионеры, интеллигентные мужчины, молодые мамы и даже пара студентов выстроились будто по дефицитные продукты в 90-е годы. Вот только сегодняшняя толпа хочет не взять, а отдать. И не пищу, а книги.

В тесное служебное помещение «Букиниста» входят по двое. Как раз у дверей их встречают две пары строгих глаз в очках.

— Список, пожалуйста, — протягивает руку одна из приемщиц — Татьяна Мисюль.

— Какой список? Я вам так скажу, что у меня есть, — парирует женщина в сером пальто.

— Нет, так дело не пойдет. Если хотите сдать нам литературу — будьте готовы потратить время. Прежде чем выгребать из полочек ненужные книжки и тянуть их в магазин, составьте подробный список с их описанием. Укажите название, имя автора, издательство и год издания. 15-го числа каждого месяца с «каталогом» нужно подойти в магазин. Отстоять немаленькую очередь, так как желающих избавиться «духовных сокровищ» всегда много. Если что-то из предложенного нас заинтересует, выдадим талон на следующий месяц. И только в назначенную дату и время можно будет привезти книги. Замечаю: не все сразу, максимум — 24.

— Сложно...

— Просто только в пункте приема макулатуры: пришел, оставил и пошел, — подытоживает Татьяна Михайловна.

Почти все, кто входит, действительно держат в руках списки — распечатанные на принтере или написанные от руки. У кого-то они большие — на несколько страниц, у кого-то скромные — вмещаются в несколько строк. Пытаюсь заглянуть в них: мужчина с элегантно повязанным шарфом предлагает иностранную литературу на языке оригинала, бабушка в пуховом платке имеет сокровища в сотню книг, которые можно объединить под названием «альтернативная медицина», совсем юная девочка пытается сдать советскую классику, которая была издана лет за двадцать до ее рождения.

Молодая женщина в пуховике продолжает небольшой список. Вторая приемщица — Ирена Гаврильчик — пробегается по нему глазами и констатирует:

— По Бенджамину Споку (американский педиатр и писатель. — Авт.) сейчас детей никто не воспитывает. Новей ничего нет?

— А может, вам сказки принести? Братья Гримм, Андерсен.

— Если издания 80-90-х, то не надо.

— Как не надо? Вы должны принять мои книги, — не останавливается женщина.

— Их никто не купит, — спокойно отвечает Ирена Францевна. — Если вы не хотите выбрасывать их на свалку и сдавать в макулатуру, то попробуйте отдать в социальные учреждения, больницы...

Однако многие здесь — постоянные сдатчики магазина. Они хорошо знают правила приема и не носят сюда то, что не пользуется спросом. Кто эти люди и почему избавляются от книг?

— В основном это интеллигенция, которая живет в центре, — инженеры, профессора, художники. Есть женщина, у которой умер муж. Он был преподавателем математики и параллельно интересовался философией. В свое время приобретал все новинки, из командировок книги чемоданами возил. Теперь, когда библиотека осталась без хозяина, нет смысла держать ее в квартире. Много университетских преподавателей, которые свое отработали. Зрение испортилось — читать невозможно, — рассказывает госпожа Татьяна.

Есть среди сдатчиков и так называемые перекупщики. Они выискивают в интернете и газетах объявления «Отдам/Продам книги». Ездят по квартирам и домам, приобретают именно те экземпляры, которые будут востребованы в букинистических магазинах.

Карманный Колас обойдется всего в 3,5 рубля.

— Берут, например, за рубль, а у нас могут за это получить 5 или 10. Но ведь надо поездить, поискать, после здесь в очередях постоять, — делится Ирэна Францевна.

Постоянными здесь бывают не только сдатчики, но и покупатели.

— Приезжает из Витебска преподаватель и жалуеься на новые пособия. Говорит, что даже сам в них разобраться не может. Что в таком случае от студентов требовать? Другое дело — книги, написанные понятным языком, без «воды» и выверенные временем.

Все сотрудники «Букиниста» отмечают привлекательность магазина. Говорят, по сравнению с обычными он более живой. Книги здесь никогда не стоят на полках «мертвым грузом». Ассортимент восстанавливается ежедневно: около 300 штук приносят, 150-200 продается. Если три месяца товар остается невостребованным, его возвращают владельцу.

— Нечитающих людей нет ни среди сдатчиков, ни среди покупателей, — говорит заведующая магазином Ольга Лаптенок. — Думаете, книжки несут только ради денег? Это не всегда выгодно, кстати. Есть у нас квитанции и на 400 рублей, но есть и на шесть. Кому-то просто жалко выбрасывать в макулатуру, кому-то дома скучно. Много одиноких в нашей очереди. Они пока постоят, перезнакомятся и поговорят о том о сем.

Несите белорусское

Разобравшись со сдатчиками, Ирена Францевна втягивает меня вглубь торгового зала — к ее любимым витринам с антиквариатом.

Ирена Гаврильчик работает с антиквариатом 40 лет.

— Я мечтала быть рядом с книгами с самого детства. В библиотеке была записана на двух абонементах, постоянно бегала в книжный магазин, где работала мама моей подруги. Дома такую страсть к чтению поддерживали, но не обрадовались моим планам поступать в техникум на книжного товароведа. Хотели, чтобы я в университете училась. Ради мечты пришлось обмануть маму и сказать, что экзамены в вузы я провалила, — улыбается собеседница. — После все равно закончила истфак БГУ, но уже сорок лет работаю в книжной торговле — «Светач», «Мастацтва», «Вянок», «Букинист». Самый интересный период работы был в «Вянке» с антикварными изданиями XVIII в — XIX веков. Сейчас такие экземпляры приносят редко, но показать есть что...

Женщина открывает стеклянную дверцу и достает увесистый фолиант. «Р. Браунсъ. Царство минераловъ» значится на обложке. Аккуратно листаем пожелтевшие страницы и замечаем цветные иллюстрации — неплохо для издания 1906 года. Правда, цена кусается — 1200 рублей.

«Как в букинистических рассчитывается стоимость книг?» — вопрос, который волнует многих.

— У нас есть каталог с ценами на момент издания, от него и отталкиваемся. Разумеется, учитываем возраст книги, состояние, курс доллара. Ничего сверхъестественного.

Пряча один раритет, Ирена Францевна следом достает другой. «Сочинения» Р. П. Данилевского 1872 года с автографом автора. Имеются здесь и «Минские епархиальные ведомости» столетней давности.

— Расходятся они быстро — на подарки. В общем, белорусской литературы нам не хватает. Сегодня, например, ни одного списка с ней не было. Некоторые думают, что это не востребовано. Хотя молодежь постоянно крутится около полочек с нашими авторами. В топе — произведения Светланы Алексиевич. Забирают как более новые на русском языке, так и белорусскоязычные издания 90-х.

За 113 лет цена на Н. В. Гоголя с 4 копеек выросла до 35 рублей.

Белорусский «уголок» в буквальном смысле таким и является. Глаз цепляется за серую «Память». Три книги — Брест, Чаусский и Мядельский районы.

— На такие у нас даже заказы бывают. Минчане хотят иметь дома книгу о малой родине.

Двигаемся дальше. На полках с детской литературой — сразу по несколько одинаковых книг о Гарри Поттере. «Разметут, не успеете оглянуться!» Большой отдел современной фантастики и фэнтези оккупировали молодые, к нему не подступиться. Неподалеку лежат нетронутые (даже в пленке!) романы Виктора Пелевина последних лет. Только стоят они рублей на 10 дешевле, чем в обычном магазине.

Около классики — ни души.

— Но избавиться от нее мечтают многие. Правда, принимаем мы не все. С удовольствием берем книги московских издательств 50-70-х годов. Качественная бумага, безупречная редактура, интересные иллюстрации и ... небольшие тиражи, — расписывает желательный товар Ирена Францевна. —Русскую классику регулярно покупают иностранные студенты, чтобы выучить язык. Бывает, даже целыми группами к нам приходят и уносят целыми полками. Наших студентов найдете около учебной литературы. Техника, математика, физика, философия, история — вот, что им нужно. Мы находимся рядом с БГУИР и БНТУ, поэтому и стараемся составлять ассортимент в соответствии с их пожеланиями. Тот же новый «Справочник конструктора-машиностроителя» Анурьева в трех книгах стоит не менее 300 рублей, у нас — 10-15. Согласитесь, выгодно?

Анна КУРАК

фото автора

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.