Вы здесь

Яков Зенько: На льду даю волю эмоциям


Он — один из немногих представителей белорусского фигурного катания на международной арене. В январе защищал честь страны на домашнем чемпионате Европы, а в настоящее время готовится к юношескому чемпионату мира. В перерывах в своем плотном графике фигурист рассказал о том, чему научился у известного тренера олимпийских чемпионов Этери Тутберидзе, как его родители ради карьеры сына переехали в другой город и как ему удается сочетать на льду артистизм со сложнейшей техникой.


— Яков, для начала хотелось бы подвести итоги чемпионата Европы в Минске, так как эмоции после турнира уже улеглись.

— Если говорить о спортивной составляющей, то я остался недоволен собой: должен был показывать гораздо лучший результат. Считаю, что был готов, но не справился психологически, морально.

С одной стороны, выступать дома было сложно, с другой — поддерживали белорусские зрители очень круто, я даже не думал, что наши болельщики так могут.

— Чемпионат Европы в Минске добавил вам популярности?

— Видел плакаты со своими фотографиями, было очень приятно. После проката пришел к маме на трибуну и, наверное, минут 40 фотографировался с болельщиками. Мама уже жаловаться начала. Мне писали в социальных сетях, за десять минут после моего проката появилось 129 заявок в друзья во «ВКонтакте». Но чтобы узнавали на улице, не сказал бы, может быть, только возле «Минск-Арены».

— Родители всегда поддерживают вас на соревнованиях?

— На турниры в другие города не выезжают, но на местных всегда присутствуют. Мы об этом никогда не договариваемся, потому что за день до соревнований не разговариваем, но я всегда знаю, что увижу их на трибунах.

— Не разговаривать накануне выступления — обычай?

— Мне так легче собраться и настроиться на старт, они это знают. За день до состязания не общаюсь ни с кем, кроме тренера, а в день проката только тренируюсь, сплю и слушаю музыку.

— Какую роль сыграли родители в вашем становлении в спорте...

— Очень большую, хотя сами не были профессиональными спортсменами. Папа в детстве играл в футбол, мама — кандидат в мастера спорта по спортивной гимнастике. Не удивительно, что и я выбрал спорт. Когда был маленький, на площадке столичного Ледового дворца увидел, как катается девочка, мне очень понравилось. Папа отвел к этому же тренеру, мы познакомились, и меня взяли в группу. Уже плохо помню первого учителя, знаю, что из той группы профессионально заниматься фигурным катанием кроме меня осталась только одна девочка. Остальные выбрали для своего развития другие сферы.

— Ради вашей карьеры родители переехали из Минска в Москву...

— Да, это был их выбор. И мне, и им там было очень тяжело, но мы это преодолели. Однако позже по семейным обстоятельствам решили вернуться в Минск. Это никак не отразилось на моей карьере, так получилось, что у меня как раз случилась травма. В Минске я продолжил тренироваться у Надежды Пахамович, с которой работаю и сейчас.

— А в Москве тренировались в группе у Этери Тутберидзе, которая воспитала олимпийских чемпионок Юлию Липницкую и Алину Загитову. Какие главные уроки получили от нее?

— Конкретно в Этери Георгиевны я занимался два года, и у меня остались исключительно положительные впечатления. До сих пор поддерживаем контакты. Она научила меня работать. Там никто тебя не заставляет, но когда ты выходишь на лед, точно знаешь, что будешь делать.

— Сейчас многие ее ученики говорят о сложном и жестком характер наставника..

— Все равно, какой он, главное, что она знает, как достичь отличного результата.

— Вообще, насколько существенно спортсмену быть с тренером на одной волне?

— Это очень важно, например, мы с моим учителем понимаем друг друга с полуслова. Скажем, хочу сегодня попробовать какой-то элемент, и она никогда не бывает против. У нас не бывает конфликтов или разногласий, хотя у меня достаточно сложный характер.

— В Беларуси фигурное катание не очень популярный вид спорта. Никогда не было желания начать развиваться в другой сфере?

— В прошлом году был тяжелый восстановительный период после операции, в голове роилось очень много разных мыслей, но чтобы бросить спорт, до такого не доходило.

— В детстве у вас был пример фигуриста, на которого хотелось бы быть похожим?

— Конкретного кумира не было, но мне всегда нравилось, как катается испанец Хавьер Фернандес. Приятно было встретиться с ним на минском льду, притом особенно в такой знаменательный для него турнир — последний в карьере. Хавьер очень приятный человек.

— Вам в молодые годы пришлось бороться с серьезной травмой. Это сложно?

— Да, выходить из ситуации гораздо труднее морально, чем физически. Для меня в это время главным было понять, что ничего страшного не случилось, самому себе то доказать. Я провел три месяца без льда, но очень рвался кататься. Когда вышел на него, надо было внушить себе, что страха нет, я должен делать все, как и раньше. Было достаточно трудно пересилить себя.

— Вы сказали, что часто перед выступлением слушаете музыку. Что звучит в наушниках чаще всего?

— Рок, причем достаточно тяжелый.

— А катаетесь вы часто под классику. Спортсмену следует разбираться в различных жанрах музыки?

— Сейчас как раз все чаще мир фигурного катания уходит от классики. На льду ты будто пересказываешь книгу, поэтому, конечно, надо разбираться, понимать, о чем та или иная музыкальная композиция, чтобы донести смысл до зрителей и судей.

— Фигурное катание — это смесь артистизма и техники. Что дается вам сложнее?

— Все сложно. Но на льду я даю волю эмоциям, поэтому с артистичностью проблем нет. Кстати, в этом смысле я достаточно разный, за пределами катка — достаточно закрытый человек.

— За две-три минуты на льду, кажется, вы отдаете очень много сил, в том числе эмоциональных. Как их восстановить?

— Меня поддерживают друзья, после проката очень хочется разговаривать, делиться эмоциями, и это мне помогает.

— Что в ваших глобальных целях?

— Я не хотел бы говорить о своих конкретных планах, все-таки стоит жить сегодняшним днем. Больше всего я не люблю загадывать. Но, конечно, как и все спортсмены, мечтаю об Олимпиаде.

— Чем увлекаетесь помимо спорта?

— Фигурное катание забирает основную часть времени, я всегда в университете или на катке. Если есть свободное время, очень люблю посмотреть баскетбол, в частности NBA, любимая команда — «Лос-Анджелес Лейкерс».

— Если бы не катание, чем бы могли заниматься в жизни?

— Я думаю, это сто процентов был бы спорт: либо футбол, либо баскетбол.

Дарья Лобажевич

Фото Анны Занкович

Выбор редакции

Общество

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Рогачук: Дети в песочницах на костях играть не будут

Руководитель Брестского горисполкома обсудил резонансную тему раскопок на территории гетто.  

Общество

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Как превратить обычный урок белорусской литературы в творческую мастерскую?

Учителя уверены: будут ли ученики читать, во многом зависит от них самих.