Вы здесь

Клара Малышева про балет, воспитанниц и то, что заставляет ходить на работу


Народная артистка Беларуси, заслуженная артистка РСФСР, 83-летняя Клара Малышева каждое утро на работе в 8:30. Ровно в это время она начинает занятия в балетном зале хореографической гимназии-колледжа. Поблажек ни для себя, ни для воспитанниц никаких, так как этот год для класса Клары Николаевны — выпускной. Последние дни, правда, внесли много суеты в жизнь педагога — она получила орден Восходящего солнца, которым император Японии отметил артистку за особый вклад в развитие балета в этой стране.


Уважение и тепло, с которыми относятся к преподавательнице в стенах родной гимназии-колледжа, ощущаются буквально на входе. Вахтер безошибочно определяет цель нашего визита: «К Кларе Николаевне? Она в последние дни — нарасхват. Это одна из наших лучших педагогов — ее воспитанницы с международных конкурсов без наград не возвращаются. Кто с ней может сравниться?» И не удивительно, ведь 73 года Клара Малышева посвятила искусству. После окончания хореографического колледжа 22 года служила в горьковском, челябинским и минском театрах оперы и балета. Она исполнила около двух десятков сольных партий, в том числе Джульетты, Золушки, Эсмеральды, Жизели. Завершив танцевальную карьеру, в течение 15 лет была художественным руководителем Минского хореографического училища (ныне Белорусская государственная хореографическая гимназия-колледж), здесь преподает и сегодня. Воспитала не только добрую треть артистов Большого театра оперы и балета Беларуси — ее дети, Нателла и Денис Дадишкилиани, также стали отличительными танцовщиками. Натэла имеет звание заслуженной артистки Беларуси.

— Клара Николаевна, что заставляет вас каждое утро идти на работу?

— Любовь к профессии. А она в свою очередь требует от меня творчества, поддержания определенного уровня. Дети же должны в тебе видеть прежде всего профессионального педагога. Ты их учишь профессии, и от того, как это делаешь, будет зависеть качество их работы, их профессиональная судьба.

— В чем секрет вашей отличной физической формы?

— Держать себя в тонусе очень важно. Правда, чем старше становишься, тем больше усилий приходится прилагать. Каждое утро делаю гимнастику, чтобы привести мышцы в порядок. Если не работать над собой каждый день, это очень быстро скажется на самочувствии.

— Если вы решили стать балериной?

— Я родилась в 1935 году в Горьковской области (ныне Нижегородская. — Авт.). Отец был капитаном речного флота, все лето мы проводили на Волге. Пережили войну, и в 1945 году, поскольку я была очень живая и эмоциональная, мама решила отдать меня в Горьковское хореографическое училище. Там я проучилась три года. С Пермского хореографического училища к нам приехали преподаватели и из 150 человек отобрали 15 — трое парней и остальные девушки, я была в их числе. Так я переехала на учебу в Пермь. В 1955 году окончила Пермское хореографическое училище. Потом работала в Горьковском театре оперы и балета, потом — в Челябинске, а с 1965 года — в Минске, в театре оперы и балета.

— В Минск вы приехали вместе с мужем, знаменитым режиссером-постановщиком Отаром Дадишкилиани. Как вы с ним познакомились?

— Когда работала в Горьком после хореографического училища, он приехал в наш театр в качестве балетмейстера. Увидел меня на сцене, в работе, а потом завязались и личные отношения. В 1956 году мы переехали в Челябинский академический театр оперы и балета, он там работал главным балетмейстером. В 1964 году его пригласили в Минск.

— Вам понравился город, театр?

— Сейчас Минск стал намного красивее, тогда был более прост. А театр мне сразу понравился. Но сначала чувствовала я себя не очень уютно. В артистической среде всегда непростые отношения, хватает и зависти, а я еще и жена главного балетмейстера... Хотелось вернуться обратно в Челябинск, где меня знали и любили, где никому ничего не надо было доказывать. Я к тому времени уже имела звание заслуженной артистки РСФСР... Но пережила все, и до 42 лет служила в театре.

— Ваши дети, Нателла и Денис, тоже стали танцовщиками. Это было их желание или вы подталкивали к такому выбору?

— С Нателлой, а она была очень резвой, подвижной, я занималась с трех лет. Она была очень способной девочкой. Но когда она пошла в училище, я над ней не тряслась — отдала педагогу и не вмешивалась. А вот сына, кажется, больше контролировала: я сама на то время уже работала в училище, и его сюда привела. Он был хорошим танцовщиком, таких называют характерными актерами, исполнил много партий и в оперном театре, и в музыкальном. Теперь он педагог, с Ириной Пушкаревой работает в инклюзив-театре, ставят спектакли с участием детей, в том числе и с особенностями. Нателла уже несколько лет работает в Омане.
С мужем мы расстались, он вернулся в Нижний Новгород, почти три десятилетия работал там главным режиссером театра, и теперь без него жить не может, два года назад поставил балет «Спартак». Но ему уже 95, в последнее время появились проблемы со зрением.

— Ваши внуки продолжат балетную династию?

— У меня их двое. Внук учится в колледже искусств, прекрасно рисует, заканчивает музыкальную школу, он барабанщик. У внучки, а ей сейчас восемь, есть все данные для балета, но она не захотела заниматься. Тоже пошла в художественный колледж, и рисует хорошо, и лепит. Возможно, когда ей исполнится десять, попробую привести в наш колледж — жаль терять такие данные и прерывать династию (улыбается).

— Недавно ваш вклад в развитие балета Японии отметил император Страны восходящего солнца. А ваш опыт работы с японскими детьми начался в далеком 1983 году...

— Сначала японцы приезжали по линии «Интуриста». После заключили договор с нашим хореографическим училищем, как тогда назывался колледж, и по сей день мы с ними общаемся, у нас сейчас учится девять будущих артистов балета из этой страны. Я, например, в этом году выпускаю девочку — очень способная, техничная. Она у нас уже танцует в балете «Щелкунчик» партию Маши.

С 1988 года, меня приглашали в Японию давать мастер-классы, и каждое лето месяц-два я ездила по всей стране. Мне там нравилось — японцы очень спокойные, улыбчивые. Я вроде бы на отдыхе была, хотя работать приходилось много. Возвращалась наполненная энергией, совсем в другом состоянии. Мы отбирали в колледж много детей из Японии. Они у нас учились 2-3 года, получали дипломы.

— С чем связан такой их интерес к нашему балету?

— С 1981 года японцы начали обращаться к классическому танцу. Стали приглашать на гастроли зарубежные балетные труппы. Потом сами открыли классический балетный театр. Поняли и полюбили классику. И я во всех городах преподавала именно классический танец.

— Японцы отличаются по своим данным для балета?

— Они и внешне, и внутренне отличаются. Если честно, в Японии сложно с физическими данными для балета — теми, которые мы требуем. У них другие и пропорции, и физические возможности. Но все равно они стараются научиться танцевать. Это очень работоспособная нация, если за что-то берутся, то обязательно своего добьются.

— Кто, на ваш взгляд, сегодня яркие личности в балете?

— От учениц знаю, что они ориентируются на Ульяну Лопаткину, Ольгу Смирнову, Светлану Захарову. Сегодня достаточно талантливых балерин.

— Клара Николаевна, ваши учащиеся живут и работают по всему миру. Кем из них гордитесь?

— Да, за рубежом работают мои выпускники, в нашем оперном театре большое количество наших воспитанников. Моя воспитанница, например, народная артистка Людмила Кудрявцева, исполняла партии Эсмеральды, Изольды, Джульетты, Жизель, Кармен. Мои ученицы преподают и в нашем колледже — Наталья Кузьменко, Жанна Лебедева.

— Как ваши воспитанницы относятся к вам?

— Кажется, хорошо! Вы лучше у них спросите.

— Клара Николаевна — замечательный педагог, научила меня всему с нуля. Если бы не ее требовательность и терпение, из меня, возможно, ничего бы не получилось, — добавляет Богдана Алексеева, учащаяся класса Клары Малышевой.

Елена КРАВЕЦ

Фото Татьяны ТКАЧЕВОЙ

Выбор редакции

Общество

История о том, как партизаны пошли за солью, а спасли девять человек

История о том, как партизаны пошли за солью, а спасли девять человек

Этот рассказ прислал нам в редакцию наш давний читатель из Большой Берестовицы Михаил Москальчук.

Общество

Так тепло, как в первом полугодии, бывает один раз в 30 лет

Так тепло, как в первом полугодии, бывает один раз в 30 лет

За последние 30 лет у нас в стране по сравнению с нормой 1961-1990 годов, которая применяется как опорная при оценке значений изменения климата, потеплело на 1,3 градуса.

Общество

Предлагает ли придорожный сервис белорусскую кухню?

Предлагает ли придорожный сервис белорусскую кухню?

Министерство транспорта и коммуникаций сейчас разрабатывает генеральную схему развития придорожного сервиса до 2025 года.  

Культура

Операция «Багратион»: новые подробности

Операция «Багратион»: новые подробности

Могилевская библиотека имени Ленина стала инициатором акции «Дорогами войны. Маршрутами Победы».