Вы здесь

История одного пожара. Восстановленный из пепла спорткомплекс «Олимпийский»


34 года назад Спортивный комплекс «Олимпийский» расположился в столице в живописном месте — вблизи лес, искусственное озеро, канал Слепянской водной системы, тишина вокруг... И совсем не скажешь, что 34 года назад этот красавец превратился в руины. Пожар на тогдашних «Трудовых резервах» стал одним из самых больших в послевоенном Минске. Новенький по тем временам Спорткомплекс не простоял с момента открытия и трех лет. Имущество на сотни тысяч советских рублей было превращено в пепел и развалины из-за одной спички.


Нам удалось разыскать одного из непосредственных участников тех событий — ветерана пожарной службы Александра Пугачева. В те времена он работал заместителем командира одной из пожарных частей Минска и отвечал за боевую подготовку. Он и поделился своими воспоминаниями.

— 24 февраля 1985 года было воскресенье. По всему Советскому Союзу шли выборы в Верховные и местные Советы народных депутатов.

И так совпало, что 24 февраля -— еще и день рождения у моей дочери. Мы пригласили сослуживцев, друзей семьи за праздничный стол. Жили мы (как тогда, так и сейчас) в квартире при пожарно-аварийной спасательной части. И вот только сели за стол — раздается пожарная тревога.

Я немедленно связался с диспетчером. Мне сказали, что горят «Трудовые резервы». Вот так и поехали всем составом спасателей, который собрался на праздник. Боёвки у меня всегда лежали в машине. Это для того, чтобы не терять время на переодевание, а сделать это в дороге.

Здание «Трудовых резервов» было сдано в эксплуатацию в 1982 году. Начало строительства курировал лично Петр Машеров, который увидел похожее здание в одной из зарубежных стран и приказал возвести подобный комплекс и у нас. По тем временам это был самый большой и суперсовременный спортивный центр. Вот только опыта в возведении подобных сооружений было немного. Например, с балок так и не сняли целлофан. Стоило добраться до него огню — и пленка начинала плавиться, а пылающие капли поджигали деревянное покрытие пола и скамейки. Утеплитель в конструкциях поставили легковоспламеняющийся. Крепления деревянных арок, которые поддерживали крышу, также оказались ненадежными. Одним словом, была создана идеальная обстановка для распространения огня. И осталось только спустить триггер. Им стала детская шалость.

— Я после узнал в ходе расследования, что в тот день в спорткомплексе тренировались лучники, — продолжает Александр Пугачев. — Они всегда имеют при себе спички, которые необходимы для того, чтобы подкоптить блестящий наконечник стрелы, что отражает солнечные лучи. Около одной из стенок были нагромождены две скирды спортивных матов. Мальчик залез на одну из них, достал спички и начал бросать ими в маты. Одна из них приземлилась в щель между матами, где лежали обрывки бумаги и всякий другой мусор. По деревянным конструкциям пламя стремительно ударило вверх. Все, кто находился в манеже, обратились в бегство. Даже обувь там оставили.

А на улице была достаточно морозная погода.

...Клубы черного дыма мы видели за несколько километров. Неподалеку от комплекса улица Калиновского, по которой мы ехали, делает красивый изгиб, благодаря ему открывается очень живописный вид на спортивный комплекс. Огня извне мы не видели. Зато дым валил со всех возможных щелей. Я сказал тогда: «Ребята, это конец!»

Было понятно, что отстоять манеж у огня уже не получится. Поэтому мы приняли решение спасать административное здание. Я с командиром отделения лично прокладывал магистральную линию. Зашли внутрь — а там настоящая доменная печь. Огонь полыхает с потолка и до пола. Стоял бесконечный звон — из-за высокой температуры в арках лопалось стекло. Очевидцы рассказывали, что по крыше огонь распространялся словно по газете.

Мы стояли в проеме одной из арок и сдерживали водой огонь. Но и погасить его не хватало мощности. Так вот и была ничья со стихией. Видимость — нулевая. Работать внутри долго не удалось — мы были там не более четверти часа. Однако в какой-то момент подразделения получили команду на выход. Началось обрушение конструкций. Балки арок сложились «домиком». Образовалось избыточное давление, которое меня с командиром отделения выбросило в вестибюль. Мы упали и выпустили из рук стволы. А когда поднялись и снова бросились назад, то увидели, что огня уже и нет. Только вот доски, которые лежали между арок, тлели еще долго. Да и не везде можно было долезть вовремя. Поэтому проливку мы делали еще очень долго...

Пожар стал чрезвычайным происшествием — считайте, в день выборов сгорел новенький спорткомплекс.

Из Москвы прилетел заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР Игорь Кимстач, чтобы на месте руководить штабом и делать расследование случившегося. Помню, замерзли мы все тогда сильно, боёвки обледенели. Все мокрые, в часть приехали только вечером, чтобы поесть. Затем вернулись на разборку завалов. Хорошо еще, что отстояли у огня административный корпус.

...Знаете, нереально повезло, что в тот день ни один человек не погиб. Дети и тренер успели выбежать, не пострадали и пожарные.

«Пришлось восстанавливать даже фундамент»

По горячим следам было возбуждено уголовное дело по статье 97 Уголовного кодекса БССР — «Уничтожение государственного или общественного имущества». Расследованием чрезвычайной ситуации занималась специальная комиссия Главного управления пожарной охраны МВД СССР. Общий ущерб составил полтора миллиона рублей — космическая цифра по тем временам. Многие ответственные лица были исключены из партии и освобождены от занимаемых должностей. Восстановление спорткомплекса затянулось на долгие десять лет — не только из-за сильных повреждений, но и из-за экономических пертурбаций.

Александр Пугачев после перешел на должность командира пожарной части, в которой работал, и лично курировал вопрос противопожарной защиты восстанавливаемого здания. Новые конструкции обрабатывались огнезащитными веществом методом глубокого пропитывания. Их привозили из одного из областных центров Беларуси на поездах. Металлические крепления балок тоже не остались без внимания. Например, замки, которые были поставлены во время восстановления, способны выдерживать в пламени до двух с половиной часов. Чтобы защитить фермы и покрытия, была смонтирована специальная система пожаротушения. Манеж оснастили дымовой системой пожарной сигнализации и большим количеством пожарных кранов.

— ...Мне очень досадно, что огонь уничтожил столько человеческого труда, — говорит ветеран. — Назад же время не повернешь. Цена обучения обошлась очень дорого. Ну закоптился бы потолок, полопались бы витражи, но конструкционные элементы остались бы неповрежденные. А так пришлось восстанавливать даже фундамент!

Сейчас о былой трагедии не напоминает ничто. В помещении спортивного комплекса «Олимпийский» занимаются гимнасты, пловцы, теннисисты, футболисты, волейболисты, боксеры, борцы... Вот только лучники здесь больше не тренируются.

Валерьян ШКЛЕННИК

Фото предоставлено Минским городским управлением Министерства по чрезвычайным ситуациям.

Выбор редакции

Общество

История о том, как партизаны пошли за солью, а спасли девять человек

История о том, как партизаны пошли за солью, а спасли девять человек

Этот рассказ прислал нам в редакцию наш давний читатель из Большой Берестовицы Михаил Москальчук.

Общество

Так тепло, как в первом полугодии, бывает один раз в 30 лет

Так тепло, как в первом полугодии, бывает один раз в 30 лет

За последние 30 лет у нас в стране по сравнению с нормой 1961-1990 годов, которая применяется как опорная при оценке значений изменения климата, потеплело на 1,3 градуса.

Общество

Предлагает ли придорожный сервис белорусскую кухню?

Предлагает ли придорожный сервис белорусскую кухню?

Министерство транспорта и коммуникаций сейчас разрабатывает генеральную схему развития придорожного сервиса до 2025 года.  

Культура

Операция «Багратион»: новые подробности

Операция «Багратион»: новые подробности

Могилевская библиотека имени Ленина стала инициатором акции «Дорогами войны. Маршрутами Победы».