Вы здесь

Мысли в сети рождают чудовищ


Принятая на этой неделе Концепция информационной безопасности нашей страны вызвала большой интерес и волну обсуждений. Что, собственно, и не удивительно: в век развитых высоких технологий, когда информация распространяется быстрее, чем свет, каждое государство, желающее остаться независимым, должно уметь себя и в этом плане защитить. За страну теперь можно быть спокойным — предусмотрены инструменты и рычаги этой защиты. Чего не скажешь о личной информационной безопасности ее жителей — нас с вами, активных пользователей всех новейших достижений технического прогресса. Заботиться о которой должны мы сами. Пока что этого понимания у многих из нас, к сожалению, нет. Чем это может закончиться? В нашем, мелко-собственном масштабе — также потерей независимости и разрушением. Личности, семьи, карьеры, жизни — это уже как «повезет».


Я впервые сделала такой вывод, казалось бы, очевидный, буквально на днях, когда, почитав очень сомнительный с точки зрения порядочности пост одной из своих сетевых подруг (и по привычке улыбнувшись: что с нее возьмешь, она и в компании такая, бывает, как сморозит что), обратила внимание на комментарии, которые ей на этот пост писали совсем незнакомые люди. Чего там только не было! Начиная от оскорблений внешности до желания заняться с ней, извините, сексом в извращенной форме и угроз найти ее и это самое желание осуществить. Подруга очень быстро свой пост вместе с комментариями со страницы убрала, но где гарантия, что кто-то из больных на голову или, наоборот, очень умных посетителей ее аккаунта (а доступ есть для всех желающих — заходи кто хочет, смотри и пиши что хочешь) не сохранил скриншот ее страницы у себя на компьютере. Для чего? Например, для того, чтобы подстеречь ее где-то в задворках (это в «больном» случае). Или, если что-то от подруги будет нужно (не отдавать ей крупную ссуду, например, или чтобы она уступила более выгодное место на работе, или просто отомстить за какую-то обиду), просто ту сохраненную страницу вытянуть на свет божий (это в случае «слишком умном»). И в одном, и во втором варианте пострадавшей будет только автор того легкомысленного поста. И управление «К» к этому делу не привлечешь — признаков виртуального преступления здесь не видно, разве что признаки элементарной виртуальной глупости и неосмотрительности.

На волне этих размышлений я начала изучать в одной из социальных сетей публикации своих «френдов». До этого рассматривала то, что они пишут, как фрагменты нашей личной беседы — один на один или в очень тесной компании близко знакомых людей, где можно о чем угодно — и об интимной жизни, и о деньгах, и о том, что раздражает, и бельем новым похвастаться, и с какой-то неловкой ситуации посмеяться, и самые провокационные мысли выразить... А теперь пришло (лучше поздно, чем никогда!) понимание: публиковать что-либо на личной странице в сети — то же, что кричать​ все это в рупор на огромной-огромной площади, полностью набитой людьми. В большинстве своем это люди случайные, но что помешает им, если что-то в твоем выступлении не понравится, стащить тебя с трибуны да еще и закидать камнями?..

Потом удивляемся: почему после отличного, казалось бы, собеседования, работодатель отказал в месте? А он просто промониторил твою страницу «ВКонтакте», а там... Да ему могло не понравиться что угодно: ссылка на блатную песню с пометкой «Почти обо мне», фото в семейных трусах, танцы на столе на новогодней вечеринке — то, что выложил в сеть «по приколу», чтобы поделиться с «френдами», о чем уже и не помнишь. А оно болталось где-то в безграничном чреве интернета и выплыло в самый неподходящий момент. Сегодня ты сострил в своем аккаунте насчет внешнего вида стюардесс авиакомпании, а завтра это самая авиакомпания вносит тебя в свой «черный список» и билетов на очень нужный тебе рейс не оказывается... Реалии виртуальной жизнью.

Недавно прочитала по этому поводу интересное исследование — как люди сами фактически разрушили свою жизнь одной публикацией в социальных сетях. Примеры в нем иностранные, но ведь мы все — дети планеты Интернет. Американка, которая из Нью-Йорка летела на юг Африки, сидя в самолете, в шутку написала на своей странице: «Надеюсь, не заболею СПИДом. Шучу. Я же белая». Эти три фразы стоили ей карьеры в известной корпорации, ее фамилия стала синонимом расизма, ее угрожали убить, чтобы вернуть доброе имя, она работала волонтером в одном из беднейших районов Эфиопии. Другая ее соотечественница сделала «прикольные» фото у монумента погибшим воинам и выложила на странице в «Фейсбуке». Результат — осталась без работы, получала угрозы, полтора года не выходила из дома, лечилась от депрессии... А житель Лондона перед поездкой в ​​США написал на своей странице о своих планах «порвать» Америку. Пока долетел, его уже ждали сотрудники спецслужб. И встретили как потенциального террориста. В прямых и переносных значениях разбираться никто не стал. Правда, после бедолагу освободили-таки, но въезд в США запрещен ему на всю оставшуюся жизнь.

В начале 2000-х от профессора журналистики Ясена Засурского довелось услышать определение интернета: мол, это забор, на котором написано неприличное слово, которое читают все, кто-то идет мимо, но никому доподлинно неизвестно, кто его написал. Прошло немного времени, а уже все по-другому: об авторе не только узнают — найдутся и те, кто его в исписанный забор с наслаждением ткнет носом.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбор редакции

Культура

Эхо «Славянского базара»: чем запомнился 28-й по счету художественный форум

Эхо «Славянского базара»: чем запомнился 28-й по счету художественный форум

За фестивальную неделю в Витебске прошло без малого две сотни событий.  

Культура

История сохраняется в мелочах. Как правильно реставрировать кладбище?

История сохраняется в мелочах. Как правильно реставрировать кладбище?

Ограждения — традиция, которую следует сохранить.