Вы здесь

Маргарита Левчук: Опера — это мое призвание


Она — исполнительница нового поколения, лауреат 12 международных конкурсов, солистка Большого театра оперы и балета, музыкального дома «Классика». Девушка часто гастролирует не только по Беларуси, но и за ее пределами, исполняет арии всемирно известных композиторов. Ее рабочий график расписан по часам, времени для отдыха остается немного. Но для разговора с «Чырвонкай» певица нашла «форточку» в своем расписании.

 


— Марго, есть ли партии, которые вы пока не поете из-за каких-либо обстоятельств?

— Возраст и особенности голоса очень влияют на то, что можно прекрасно исполнять. У меня легкое, светлое звучание голоса — сопрано. Некоторые композиции будут выигрышнее смотреться через лет 10-15, когда голос станет более грубый и насыщенный. Поэтому на этот счет я не волнуюсь.

— Как вы думаете, почему опера часто ассоциируется со скукой?

— «Классическую музыку любят все, просто не все еще об этом знают», — так звучит девиз музыкального дома «Классика», и я с этим согласна. Опера — это искусство. Если раньше люди часто с непониманием относились к ней, то сейчас это направление популярно. Мне нравится приезжать в разные города и видеть удивленные и счастливые лица зрителей. Приятно, когда люди подходят и говорят, что благодаря мне они полюбили или открыли для себя оперу. К тому же, классическое исполнение востребовано. Белорусских солистов часто приглашают выступать во всемирноизвестных театрах, наши вокалисты становятся победителями престижных конкурсов.

— Вы начали заниматься классической музыкой в ​​детстве. Как это произошло?

— Я родилась в деревне Страдечь Брестского района. Помню, как часто собирала вокруг себя местных детей и организовывала концерты, говорила всем, что буду певицей. На каждом празднике родные просили продемонстрировать свои способности. С детства все визуализировала, фантазировала. Приятно, что сейчас это не мечты, а реальность. Когда я решила заняться пением, условий для этого на малой родине было немного — только в местном Доме культуры, где я иногда выступала. На одном из концертов ко мне подошла незнакомая девушка и сказала, что у меня есть талант и что мне нужно обязательно посещать музыкальную школу. Тогда мне было 10 лет, это поздно для начала карьеры певицы. Но мы с родителями рискнули — поехали в Брест, где находилась ближайшая музыкальная школа. Преподаватели отметили мой прекрасный слух, поняли, что я перспективная девочка, и взяли меня. Я получала хорошие оценки, участвовала в различных конкурсах, даже экзамены сдавала экстерном.

— Удавалось ли совмещать музыкальную школу и обычную? Были проблемы с учителями?

— Я все успевала. Никогда не пропускала школьные уроки, и на занятия в хоре спешила с удовольствием. Поездки за 15 километров от дома каждый день не были в тягость. В то время, как остальные школьники отдыхали в воскресенье, приходилось вставать в половине шестого утра и ехать. Рада, что меня поддерживали родители. Мама даже устроилась работать на полставки, чтобы провожать и встречать меня из музыкальной школы.

— Каким вы были подростком?

— Активным: кроме увлечения пением ходила в драматический кружок, была в составе команды КВН. Но все же решила направить свою энергию на музыку. После школы поступила в музыкальный колледж на хоровое дирижирование, по его окончании поняла, что хочу быть солисткой. Подала документы на вокальное отделение в Академию музыки. Для того чтобы хорошо сдать экзамены, ходила на платные подготовительные курсы. Успешно поступила на бесплатное отделение и училась на одни десятки. Это было интересное и сложное время. Каждый день надо было доказывать всем, что чего-то заслуживаю. Я всегда была прилежной ученицей, ловила удовольствие от занятий. Благодаря тому, что пробовала свои силы во многих направлениях, смогла определить, что мне ближе опера. Не представляю, чтобы я занималась чем-то кроме пения, это мое призвание.

— Музыкальный колледж, музыкальный дом, Академия музыки, потом Большой театр оперы и балета. Сложно было попасть в этот коллектив?

— В Оперном театре каждый год организуют прослушивание для вокалистов. Я с первого курса откладывала это дело, считала, что у меня еще не достаточно профессионального опыта. На последнем году обучения в Академии музыки все же решила пойти: надо было исполнить арию царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта. В это время я уже работала над ней вместе с дирижером Олегом Лесуном. К моему удивлению, мне отказали, даже не прослушав, сказали, что сопрано не нужен. Когда об этом узнал Олег, он возмутился, ведь я прекрасно пела партию. Дирижер поговорил с руководством Большого театра оперы и балета, вскоре мне назначили встречу, утвердили на роль, да еще и предложили вторую — роль Барбарины в опере Моцарта «Свадьба Фигаро».

— Вы помните свое первое публичное выступление перед большой аудиторией? Какие были ощущения?

— Это было пять лет назад. Музыкальный дом «Классика» организовывал концерт «Классика у Ратуши», на площади собралось десять тысяч человек — это вызвало страх. Я понимала, что не должна реагировать на внешние раздражители. Как только взяла первую ноту, волнение ушло. Оркестр, дирижер, публика — все было идеально. Я чувствовала бешеную энергетику, но такое бывает не часто. Я очень требовательна к себе и другим.

— На сцене и в жизни вы...?

— Дерзкая и смелая. Я боец, привыкла работать в полную силу. К тому же, я Овен! Не терплю лжи, несправедливости, всегда отстаиваю свою позицию. Пройдя через трудности, могу с уверенностью сказать: они сделали меня сильнее. Комфортные условия для развития не дали бы мне таких результатов, какие я сейчас имею. Жизнь всегда расставляет все по своим местам.

— Вы — финалистка телепроекта «Большая опера» 2017 года. Расскажите об этом опыте.

— «Большая опера» — мечта для многих вокалистов. Это единственное шоу для оперных певцов, поэтому все очень хотят в нем участвовать. Когда в Большой театр пришло приглашение от организаторов конкурса, мне предложили отправить заявку. Тогда на российский канал «Культура» пришло 900 писем от желающих. Из них отобрали 36 выступающих, и только десять дошли до эфира. В то время я много репетировала и у меня сел голос. Пришлось ехать на кастинг в таком состоянии. Решила, что главное — позитивный настрой. Я понравилась судьям и стала участницей проекта, а после дошла до финала. После окончания конкурса меня стали узнавать. С другими выступающими мы до сих пор в хороших отношениях, считаем друг друга семьей, часто встречаемся. Здорово, что у всех, кто участвовал в «Большой опере», график расписан поминутно, без работы никто не остался.

— В 2016 году вы снялись в российском фильме «Ангел-спаситель» в роли певицы Элен. Что труднее: петь на сцене или находится в кадре?

— В кино царит другая атмосфера, чем на концертах. К съемкам готовишься целый день, делаешь грим по нескольку часов. Одна репетиция, вторая, третья... не успеваешь поесть. К выступлению я готовлюсь максимум час и сил на это трачу меньше.

— В прошлом году у вас состоялся первый сольный концерт. Вы долго к нему шли?

— Честно говоря, я не мечтала о нем, меня поставили перед фактом, что он будет. Дело в том, что после моих выступлений многие зрители спрашивали, когда же состоится сольник Маргариты Левчук. Дирижер Андрей Галанов и мой продюсер Александр Чаховский за небольшой промежуток времени все организовали. Мне было приятно узнать, что билеты на концерт были быстро распроданы по всей Беларуси.

— Для оперных певцов важно иметь хорошую физическую подготовку?

— Главное, не запускать себя, потому что зрители хотят видеть перед собой красивого ухоженного артиста. Оперным певцам нельзя качать пресс, потому что должен быть свободный мягкий живот, чтобы набирать воздух. Остальное разрешается.

— В вашем профиле «ВКонтакте» стоит интересный статус: «Уважайте мою тишину». В этом есть определенный посыл для ваших фолловеров?

— Смысл этой фразы имеет для меня большое значение. У меня и так много музыки в жизни, поэтому дома люблю тишину: сплю в бирушах, не терплю, когда беспокоят без веской причины. Многие мужчины, например, думают: если она не выставляет фотографии со своим парнем, значит, у нее его нет. Это не так! Я красивая девушка, и в депрессии не нахожусь. Не люблю растрачивать свою энергию, мне не нужно лишних отношений. В свободное время я похожа на кота: сплю, ем, иногда гуляю. Знаю, что когда вернусь домой, надо будет выучить три оперы до июня. Поэтому сейчас позволяю себе релакс.

— Какой профессиональный совет будет полезен для начинающих певцов?

— «Не увлекайтесь нюансами, пойте голосом». Эту фразу я услышала от своей преподавательницы по вокалу. Сначала было сложно понять, о чем речь, но со временем все осознала. Не надо быть чересчур чувственным на сцене, пытаться доказать всем, что ты понимаешь смысл того, о чем поешь. Из-за этого голос часто остается «за кадром», а так быть не должно. Я сама борюсь с эмоциональностью, учусь вовремя включать «холодную» голову. В опере «Ромео и Джульетта», где я играю роль Джульетты, мой партнер — испанец. В пятом акте постановки его всегда захлестывают эмоции, и он плачет. Для артистов хорошо, когда плачут зрители, а не мы. Поэтому для себя я поняла: на сцене я спокойна, когда «умираю», так же и «воскрешаю», не «ношу с собой» роль домой.

И еще один совет, который пригодится не только певцам: относитесь ко всему спокойно. Не плачьте из-за одной неудачи и не слишком радуйтесь победам. Сегодня мы можем быть известны и богаты, а завтра остаться ни с чем. Надо работать и никогда не расслабляться. Я человек, который живет одним днем. Конечно, ставлю перед собой определенные цели, но не глобальные. Иду к ним постепенно, чтобы не расстраиваться из-за надуманных результатов.

Дарья ШЛАПАКОВА, студентка IV-го курса факультета журналистики БГУ

Выбор редакции

Культура

Операция «Багратион»: новые подробности

Операция «Багратион»: новые подробности

Могилевская библиотека имени Ленина стала инициатором акции «Дорогами войны. Маршрутами Победы».

Общество

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Что его удивило, особенно порадовало, заставило задуматься?

Культура

Почему современное белорусское кино невеликое?

Почему современное белорусское кино невеликое?

Писатель и диссидент Андрей Синявский, когда рассказывал об утрированной мелочности советской «цивилизации», привел в пример повесть Михаил