Вы здесь

Павел Сухой и Софья Тенчинская: от учительства к мировой славе


Говоря о «семействе Сухих», люди в первую очередь представляют самолеты: сконструированный по заданию Сталина СЗ-1, легендарный истребитель СУ-17, фронтовой бомбардировщик СУ-24М, пассажирский Sukhоi Suреrjеt 100 и десятки других «стальных птиц». Никому и мысль в голову не приходит о «земных» близких гениального авиаконструктора жене, детях, внучках. А, между прочим, их Павел Осипович любил не меньше, чем работу.


Валерий Дриго с портфелем Павла Осиповича и клатчем Софьи Феликсовны.

Он оглянулся посмотреть

«Как-то вечером я возвращалась из школы. Меня опередил незнакомый человек в военной шинели, перекрашенной в черный цвет, на голове его красовалась маленькая шапочка — «керенка». Я тогда обратила внимание на большие глаза незнакомца и смешную «кавалерийскую» походку. Через два дня этот человек появился в нашей школе и стал преподавать математику. Я давала в школе уроки французского...» — так Софья Тенчинская вспоминала свою первую встречу с Павлом Сухим в полесском городке Лунинец. Обоих судьба забросила сюда случайно и совсем ненадолго. Уже через год после знакомства Сухой и Тенчинская вынуждены были покинуть Полесье и податься на восток страны: Лунинец вошел в состав Польши. Известно, что некоторое время Павел работал в железнодорожной школе вместе с отцом, а после вернулся в Москву — продолжать учебу в восстановленном высшем техническом училище. Примерно тогда же в столицу отправилась и Софья — ее сестра рано овдовела и осталась одна с маленькими детьми. Владение французским языком помогло молодой учительнице найти работу. Она устроилась в Институт физкультуры.

Второй раз судьба свела их на улице, только не на тихой полесской, а на шумной московской. С того момента решили не расставаться. В 1923-м поженились и первое время жили в маленькой комнатке Софьи Феликсовны. Жена с самых первых дней поддерживала мужа в начинаниях, переводила иностранную техническую литературу для него. Павел Осипович был одержим своим делом: учился, занимался в кружке, подрабатывал в конструкторском бюро Фомина. При этом семья у него никогда не была на втором месте.

— Детей — дочь Ирину и сына Дмитрия, племянников — очень любил. Шумные вечеринки никогда его не интересовали. В довоенное время отдыхать Сухие ездили к родственникам на Гомельщину. Узкий семейный коруг был лучшей компанией для Павла и Софьи, — рассказывает Валерий Дриго, педагог-организатор и куратор музейно-выставочной деятельности Гомельского государственного технического университета имени П. О. Сухого.

На столе лежит стопка черно-белых фотографий. На одной из них знаменитый авиаконструктор совсем не такой, каким мы привыкли его видеть: вместо костюма и шляпы свободная белая рубашка, лицо тронула улыбка, рядом жена с букетом ромашек. Или вот еще: он уже в возрасте — среди зимнего леса вместе с внучками.

— «Личных» воспоминаний о Сухом осталось не так много. Биографы в своих книгах сведения о семье дают косвенно, больше о самолетах пишут, о достижениях. А людей, которые знали авиаконструктора в его «белорусский» период жизни, вообще не осталось. Поэтому восстанавливать хронику тех дней приходится по крупицам. Мне посчастливилось познакомиться с внучкой Павла Осиповича Марией Георгиевной. Вместе пытаемся раскрыть тайны жизни ее знаменитого дедушки — она ​​в Москве, я в Беларуси, — делится Валерий Алексеевич.

Результат совместной работы — огромный архив с фото, книгами, письмами. Здесь же, в университетском музее, хранятся десятки личных предметов — от дореволюционного пособия по арифметике гимназиста Павла до любимых туфель на каблуках его жены Софьи.

Павел Осипович и Софья Феликсовна в Москве, конец 50-х — начало 60-х годов.

Признание с ароматом Сhаnеl

Как так случилось, что самая полная экспозиция, посвященная жизни семьи Сухих, оказалась в университетском музее? Одержимый собиратель и хранитель музея господин Дриго только загадочно улыбается в ответ.

— С Гомелем Сухого связывало многое. Здесь он рос и формировал свои взгляды на жизнь, впервые увидел самолеты и «заболел небом», некоторое время работал, а после приезжал отдыхать от суетливой Москвы. Самое интересное, что здание гимназии, где учился Павел Осипович, сейчас занимает... Белорусский государственный университет транспорта. Почему же ему не присвоили имя знаменитого земляка? Во-первых, это университет наземного транспорта, а где Сухой — там самолеты. Во-вторых, именно в нашем учебным заведении давно сложились дружеские и плодотворные отношения с конструкторским бюро Сухого в Москве. Было время, когда наших выпускников туда даже на отработку забирали, а талантливым студентам платили именные стипендии. В-третьих, дом, в котором жила семья Сухих, находился на Клубном (бывшем Церковном) переулке возле церкви Святого Николая и Полесского железнодорожного вокзала. Теперь это Советский район Гомеля и технический университет имени Сухого находится также на его территории.

Несмотря на то, что родители вышли из крестьян, Сухой с самого детства был очень воспитанный и тактичный. Имел хорошие манеры и вкус. Еще во время учебы в Александровской гимназии Гомеля маленький Павел в числе лучших учеников побывал в Зимнем дворце на встрече с императором Николаем II. А классе в девятом «за хорошую учебу» вместе с гимназистами отправился в путешествие в далекий Туркестан, которую инициировала и оплатила Ирина Паскевич.

— В семье было шестеро детей: пять дочерей и сын. Поскольку отец Осип преподавал в школе железнодорожников не только основные предметы, но и пение, росли в атмосфере творчества. Дома выпускался семейный журнал и устраивались «концерты». Павел имел хороший слух и приятный голос. Однако после поездки на Восток о пении пришлось забыть: там мальчик перенес дизентерию, которая сильно подорвала здоровье будущего авиаконструктора. Через несколько лет после этого Павел Осипович заболеет скарлатиной. «Великолепный голос» исчезнет, ​​а вместо него появится исключительная точность и скромность в каждой фразе, — рассказывает Валерий Дриго. — Когда в своем кабинете во время беседы он подходил к окну и начинал смотреть вдаль, это означало одно — собеседнику пора на выход.

Коллеги и знакомые, вспоминая о Павле Осиповиче, отмечают его внешний покой, немногословность. Будто фамилия наложила отпечаток на его характер и сделала в некотором смысле «суховатым» на проявление эмоций.

«Будучи очень замкнутым на работе, П. О. (так его называли в конструкторском бюро за глаза.Авт.) «раскрывался» только дома, в семье. Семья была для него отдушиной», — вспоминает Олег Самойлович, которому довелось работать вместе с Сухим в 1957—1975 годах.

Дорогие сердцу вещи: туфельки внучек и духи жены авиаконструктора.

Среди музейных экспонатов находим кожаный портфель Павла Осиповича.

— Он никогда не использовался по назначению, однако имеет интересную историю. В конце 50-х на лестнице конструкторского бюро Сухой сделал комплимент Олегу Самойловичу: «Чудесный портфель». Лаконичная фраза от начальника запала в голову молодому инженеру. Вечером Олег побежал в ГУМ, приобрел такой же портфель и на следующий день принес начальнику презент. Павел Осипович, который принципиально никогда не принимал подарков от подчиненных, пожалел земляка (Самойлович также был белорусом) и купил у него портфель. Хотя всю жизнь на работу и с работы шел с пустыми руками. Не носил ни папок, ни тем более портфелей: все разработки были секретные, — рассказывает Валерий Дриго. — Внучка Мария вспоминала, что дед дома о рабочих делах не говорил. Вечером, пока готовился ужин, он читал прессу. Семья выписывала много газет, журналы «Огонек», «Знание — сила». А портфель долгое время находился на даче, там его и нашли.

Зато есть в музее и вещи, за которые Сухой брался каждый день, — его линейки, очки, будильники. Хранится здесь и его знаменитая шляпа. Рядом с лаконичными мужскими вещами лежат дамские штучки — клатч Софьи Феликсовны и веер для вечерних выходов. Сохранились даже туфельки внучек, умещающиеся на ладони.

— В 1961-м Сухой отправился на знаменитый авиасалон Ле-Бурже во Францию ​​представлять новую технику. Там восхищение талантом Павла Осиповича высказала сама Коко Шанель и в качестве сувенира передала Софье Феликсовне духи «Сhаnеl № 5», — заведующий музея достает маленький флакончик, о котором советские женщины могли только мечтать, а следом за ним вытягивает из шкафа засохший «букет» табака. — Он всегда лежал в шкафах Павла Осиповича. Привычку он перенял от родителей и делал так, чтобы моль не заводилась.

В общем, музей дает полное представление о том, как и чем жил легендарный авиаконструктор. Благодаря находчивости Валерия Алексеевича, чувствуешь ароматы, которые наполняли дом Сухих, слышишь звуки, можешь полистать первые книги будущей звезды авиации и увидеть, в чем его жена выходила в свет.

Семейство Сухих в Гомеле. Софья и Павел стоят. 20-е годы.

Кстати

Белорусские адреса Сухого

Будущий авиаконструктор родился в городе Глубокое Витебской области. Сегодня там в средней школе № 1 (она носит имя авиаконструктора) работает музей, на аллее знаменитых земляков стоит памятник Павлу Осиповичу, а при въезде в город установлен самолет СУ-17.

Самым необычным памятником Сухому считается тот, что находится в Лунинце (Брестская область). Бюст словно «летит» на двух гранитных крыльях.

В Гомеле память о Павле Осиповиче увековечили сразу в нескольких местах: на проспекте Ленина стоит бюст, рядом со входом в ГГТУ — барельеф с изображением. В ближайшее время около университета планируют установить на постаменте один из самолетов, разработанных конструкторским бюро П. О. Сухого.
 

Анна КУРАК

Фото автора и из архива ГГТУ имени П. О. Сухого

Минск — Гомель — Минск

Выбор редакции

Общество

Что нужно, чтобы прожить дольше?

Что нужно, чтобы прожить дольше?

Гериатр рассказывает о секретах долгожителей и о том, что продлевает нашу жизнь.

Спорт

С огнем Европейских игр корреспондент «Звязды» отправилась в карьеры

С огнем Европейских игр корреспондент «Звязды» отправилась в карьеры

Среди 450 счастливчиков, которым доверено нести факел с огнем ІІ  Европейских игр, оказалась наша Дарья Лобажевич.

Общество

Будни сельского врача

Будни сельского врача

С какими последствиями оптимизации приходится ему сталкиваться во время работы.

Культура

 Известный белорусский пейзажист украшает своими скульптурами малую родину

Известный белорусский пейзажист украшает своими скульптурами малую родину

Вы слышали? Скоро в Климовичах пропишется сама княгиня Мещерская.