Вы здесь

В каждом, даже самом глобальном, добром деле начинать нужно с себя


Пару лет назад мы с редакцией журнала «Родная прырода» провели интересный эксперимент. В одном очень солидном учреждении, где много людей пользуется устройствами на мобильном питании, поставили специальный контейнер для сбора отработанных батареек. Контейнер был заметный — высокий, ярко-оранжевого цвета. Но бросать в него вредный мусор люди почему-то не очень спешили. И тогда мы, обратившись к специалистам-экологам, которые нам дали нужную информацию, наклеили на всю площадь контейнера не менее яркий, чем он сам, плакат. На котором просто была написана обычная статистика, которую знают экологи, но не знаем (или не хотим знать, или вообще об этом не задумываемся) мы, неэкологи. Если эту самую одну батарейку выбросить в контейнер и отправить на переработку, спасешь два дерева, одного ежа, двух кротов и несколько тысяч дождевых червей...


Вы знаете, помогло. Люди останавливались возле контейнера, читали тот плакат, улыбались — и бросали батарейки. Несколько раз пришлось наблюдать, как бросали десятками, вытряхивая из пакета, — наверное, собирали дома. И я, кажется, знаю, что ими двигало. Сама с тех пор собираю «пальчики» в стеклянную банку, а после несу в ближайший контейнер — их в последнее время в торговых центрах появилось много. Не могу сказать, что чувствую себя экологически сознательной исполнительницей глобальной миссии по спасению планеты Земля, а вот за ежа радуюсь. Топает где-то себе по лесу, топырит иглы, собирается ребятишек выводить и воспитывать. Да и кроты с червями существа хоть не очень приятные, но пусть живут...

В общем, мне кажется, что в преподавании такого нужного сегодня нам всем предмета под условным названием «экологическое образование» не хватает именно вот таких, живых, трогательных, примеров. Можно сколько угодно рассказывать о том, какой вредный пластик, когда он попадает в землю или в воду, — оно все равно не тронет. Зацепит, скорее, видео с итальянского берега, на который недавно выбросило мертвую самку кашалота. Огромное животное — восемь метров в длину, и ее нерожденный двухметровый кашалотик погибли от пластика — в желудке у матери нашли двадцать килограммов пластиковых пакетов. Выбрасывая в другой мусор тот же пакет, покупая его в магазине, кто-то, вспомнив этот сюжет, глядишь, и задумается о последствиях — какое живое существо он убьет своим поступком. И — как результат — понесет тот пакет в контейнер для переработки, а в магазин следующий раз придет с холщовой сумкой. Мелочь? Но это как раз тот случай, когда большое дело начинается с участия каждого отдельно взятого индивидуума...

К такому экологическому размышлению меня подтолкнуло картина, которую приходится наблюдать ежедневно с середины марта во всех более-менее людных местах — у выходов из метро, ​​возле крупных торговых центров. Искусственные цветы — сотни, тысячи, десятки тысяч. Розы, ирисы, васильки — каких только нет, от небольших скромных веток до шикарных букетов. Ярких, почти кислотных (хочется написать — ядовитых) цветов. В составе — ничего естественного — сплошной пластик, синтетика, промышленная вонючая краска. Стоят недешево — в среднем два рубля за штуку. Что, однако, покупателей не смущает — у каждого из многочисленных продавцов есть люди, выбирают, прицениваются, отсчитывают деньги, с довольно-сосредоточенными лицами устраивают в сумках приобретенную синтетическую «прелесть». Считают эту покупку чуть ли не самым важным долгом: скоро Радуница, нужно на могилы отцов-дедов ехать убираться, цветы, поставленные в прошлом году, уже полиняли, нужно заменить на свежие, выбросив ненужные на свалку. Как это — цветов не ставить? Традиция такая, люди пальцем показывать будут, если не сделаешь, как все. Экологи что-то там про вредность такой «красоты» говорят? Глупость. От пары веток, которые я на свалку выкину, ничего с той природой не будет...

Если честно, и я так думала (а если более честно — то и продолжаю думать). Не помогает даже знание, что тому, что называем «традицией», — всего от силы три десятка лет. Ведь когда те пластиковые цветы появились в продаже, да еще в таком количестве? Так, традиция прибираться перед Радуницей на кладбище — извечная, но еще наши родители, когда были моложе, под «прибираться» имели в виду подгрести, почистить, посадить на могиле родного человека молодило или еще какие живые цветы. Деды и бабушки еще знали, что нужно поменять обереги на крестах: мужчине ткали и вышивали новый рушник, женщине — передник. А теперь — все проще, беззаботнее и — главное — красивее. Убрался на могилке, воткнул яркий букет — прелесть.

Хожу уже которую неделю у тех цветов, присматриваюсь. Но вчера в той же «Роднай прыродзе» прочитала: ежегодно перед поминальными днями в Беларуси покупают миллион (!) искусственных цветов. Соответственно, столько же прошлогодних выбрасывается на мусор. Если собрать их все в кучу, получится десять тонн пластика, который не подлежит переработке. То есть попадет в землю, в воду, в желудки животных и птиц.

Попыталась представить, что такое десять тонн. Огромная такая гора получается — с хорошую многоэтажку. Где-то там и мои «две ветки» ее держат. А рядом с той горой печально смотрит крохотный и такой беспомощный ежик. Тот самый, которого так радостно было спасать...

Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбор редакции

Общество

Где находят поддержку родители особенных детей?

Где находят поддержку родители особенных детей?

Стояли в коридоре и вспоминали первые шаги в воспитании своих особенных деток.

Спорт

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

Так ли опасен парашютный спорт, как кажется на первый взгляд?

Калейдоскоп

Весёлые истории читателей

Весёлые истории читателей

«А женщина так и не пришла ...», Заяц на четверых, Особенности национальной охоты.