Вы здесь

Инженер-программист стал известным музыкантом и мастером-гусляром


Алесь Чумаков известен многим поклонникам средневековой музыки — он постоянно выступает в составе группы «Стары Ольса» и в сольных проектах, исполняет старинные белорусские и ирландские песни, играет на множестве инструментов, от гитары до колесной лиры, волынки, цитры, свирели... А еще он не один год делает гусли и, кажется, может сыграть на них что угодно, от хита «Евровидения» до фольклорных мотивов, от рок-баллад до популярных танцевальных мелодий. При этом у Алеся нет законченного музыкального образования (вообще по университетскому диплому он — инженер по автоматическому управлению), зато есть глубокий исследовательский подход и одержимость идеей.


...Мы сидим у мастера дома и во все глаза рассматриваем мини-музей музыкальных инструментов. Впрочем, вовсе не музей — все находящиеся на стенах гитары, волынки, гусли полностью рабочие.

— Я понимаю, как студент БГУИР попал в клуб авторской песни среди известных бардов довольно много «физиков», которые оказываются еще теми лириками. А вот как произошел переход к средневековой музыке, старинным песням?

— В авторской песне мне всегда не хватало инструментала — считается же, что в этом жанре гитара идет как сопровождение хороших стихов. Решил поискать, откуда вообще пошли барды, — и тропа как раз привела меня к ирландцам, с которых и началась традиция авторских песен. Тогда начал исполнять не только свои песни, произведения классиков и современников бардовской песни, а еще ирландские. Почувствовал, что одной гитары для этого мало, и здесь мы очень удачно встретились с флейтисткой Екатериной Радзивиловой, да и я сам осваивал новые инструменты вроде ирландских вислов.

В 2005-м под ирландские песни появилась группа Сеilidh Сеоl, но я полагал, что петь по-английски неинтересно — хотя большой процент людей поймет, о чем песня, но их не трогает содержание. А трогать должно, так как белорусская и ирландская культура настолько похожи — они поют о своих народных героях, о любви, о рекрутах (самая известная песня Dаnni Bоу — она ​​же полностью наша по содержанию, в ней девушка проводит парня в рекруты и не знает, будет ли жива, здорова и влюблена, когда он вернется, — это очень трогательно звучит по-белорусски). Поэтому следует петь ирландские песни по-белорусски, потому что это все о нас.

Вступление. С чего начинается музыка

Учился играть Алесь самостоятельно, на слух — «в детстве ходил в музыкальную школу по скрипке, но научился мало чему, разве что получил культурную базу, а потом бросил». Где-то в пятом классе прошел курсы игры на гитаре, научился создавать низки аккордов для различных тональностей, понял основы гармонии, а потом уже с этим опытом наращивал базу.

Ирландские песни слушателей заинтересовали, и Арина Вечерка, управляющая на то время клубом исторической реконструкции «Великое княжество» в центре внешкольной работы «Маяк», пригласила Алеся Чумакова на концерт. После него должен был выступать волынщик — тогда тоже мало кому известный Дмитрий Сосновский. И так случилось, что как раз в тот вечер он поссорился со своим барабанщиком, и танцевальная вечеринка была под угрозой. Попросил Алеся помочь задать ритм — и, по-видимому, экспромт получился настолько хорош, что через несколько дней Сосновский предложил создать группу — собственно, с этого начался «Стары Ольса».

— На первой встрече были, кроме меня, Илья Кублицкий и Андрей Апанович. И вот Дмитрий выложил перед нами на стол коллекцию инструментов и говорит: «Выбирайте, кто на чем будет играть». Илья, как студент Академии музыки по классу гитары, выбрал более близкие для себя струнные — цитры, лютни. Андрей сказал, мол, я барабанщик, ничего другого не освою. А я сказал: «А мне все интересно, поэтому буду играть на всем остальном, что не забрали эти профессионалы, — колесная лира, гусли, мандолина». И тут Сосновский нас огорошил, что в конце недели у нас выступление... на «Рок-коронации», на тот момент самом крупном в стране рок-фестивале! Ребята даже сказали, что, по-видимому, зря мы пришли, это же сумасшествие какое-то, — со смехом вспоминает Алесь.

Он, кстати, убежден, что в деле освоения средневековых инструментов консерваторское образование не помогает, а даже вредит: «Определенный опыт — это полезно, но некоторые профессиональные навыки, доведенные до автоматизма, не годятся для игры на народных и средневековых инструментах». Сам Алесь — живое доказательство этой теории, он мультиинструменталист, играющий на свирели, белорусской, ирландской и шотландской волынке, гуслях, банджо, мандолине, гудках, варгане, окаринах, перкуссии, на музыкальной пиле — «Вы не пилите? Я попиливаю» — и еще немного на скрипке.

— «Стары Ольса» неразрывно связан с реконструкторским движением и рыцарскими фестивалями. Помните свой первый фестиваль?

— Это было еще до «Стары Ольса», но не скажу точно, в Минске на «Белом Замке» во Дворце детей и молодежи, или на фестивале в Новогрудке. «Заславский набат», «Несвижский фестиваль» — это все было очень интересно, в начале 2000-х эти фестивали проходили один за другим, и огромное количество людей начало интересоваться реконструкцией, целыми автобусами приезжали. В Несвиже население города за один день летом 2003 года увеличилось в десятки раз за счет приезжих и не очень широкая тропа от костела до дворца превратилась в один сплошной человеческий поток... Но все было хорошо, никто не пострадал в давке, и концерт также получился крутой. А вот теперь, через 20 лет, наши концерты и записи — не только чистый драйв, но и профессиональный подход, чтобы не звучало ни одной лишней нотки.

Куплет. От истории к современности

— Гусли меня поразили наиболее из всех инструментов — именно самой физикой формирования звука, как невероятно накрывает эта волна, — с нежностью проводит по струнам мастер. До знакомства с инструментом он подошел основательно, изучая историю вопроса, — многие почему-то до сих пор убеждены, что гусли — «небелорусский инструмент», что-то там про Садко и Добрыню Никитича, ну, еще Волка из «Ну, погоди!».

На самом деле гусли в различных модификациях — шлемовидные, лиро- и крыловидные, кантеле и под разными названиями существовали на территории России, Беларуси, Украины, Литвы, Латвии (кокле), Эстонии (канель), Польши, Финляндии (кантеле) и некоторых других европейских стран. Археологи нашли подобные инструменты на раскопках построек Х-ХIII веков, в частности в Гданьске и Ополе (Польша), Новгороде (Россия). Первые упоминания о гуслях на Беларуси встречаются у Кирилла Туровского — в XII веке! Правда, с развитием мануфактур, а также с приходом на нашу землю опустошительных войн народная гусельная традиция была почти потеряна, модернизированные оркестровые гусли большого распространения не получили, и только в конце прошлого века ученые и энтузиасты-любители начали восстановление именно народных гуслей.

— Информации об этом инструменте так мало, что просто катастрофа, — вздыхает Алесь. — Инна Назина в своей монографии 1982 года издания упоминает и исследует гусли именно как белорусский народный музыкальный инструмент. Ранее изучением вопроса занимались этномузыковеды Евдоким Романов и Николай Привалов, которые описали находки именно белорусских гуслей на границе территорий Беларуси, Латвии и России. Оба инструмента, «романовский» и «приваловский», я нашел и посмотрел вживую в Русском этнографическом музее в Санкт-Петербурге, также «романовские» гусли выставлялись у нас в историческом музее. Они долбленые, не очень большие, девятиструнные. Корпус из ольхи, дека еловая, колышки из более плотной древесины — садовых деревьев или дуба, ясеня. Оба инструмента объединены одной традицией, отличающейся от российских, литовских, эстонских, от финских кантеле, близкие только к латгальской традиции, что на самом востоке Латвии. Найдя все это, я начал пропагандировать, что у нас есть «свои», отличительные гусли — в белорусском инструменте, например, строй без седьмой ступени (если говорить проще, в гамме до мажор отсутствует нота «си»). И так заинтересовался, что с Дмитрием Сосновским тогда же сделал свои первые гусли — тринадцатиструнные кантельки у меня хранятся как раз с того времени, им почти 20 лет.

Потом увлечение перешло в нечто большее, и Алесь основал гуслярную мастерскую. «Сколько уже смастерил инструментов? Где-то полторы сотни, и они разошлись по всему миру, — рассказывает мастер. — Заказывают и профессиональные музыканты, и реконструкторы, и любители старины, которым хочется просто иметь старинный артефакт в руках. Многим интересно научиться самим играть, поэтому с прошлого года я начал проводить мастер-классы по собственной методике: за четыре занятия вполне возможно дать ученику все то, что знаю я. На самом деле инструмент очень прост для освоения, в отличие от той же гитары, где много часов и даже месяцев нужно отдать, чтобы научиться правильно ставить пальцы, чтобы получить чистый звук. Нам ничего не нужно давить или напрягать, и у гусляров нет таких профессиональных болезней, как у многих других музыкантов — искривления позвоночника, защемления нервов, воспаления суставов и др. Ты просто расслабленно сидишь, играешь и получаешь удовольствие. Наверное, из всех народных инструментов это самый продуманный и удобный».

В знак доказательства Алесь легко наигрывает нам песняровскую «Молодость моя...» (видео — на сайте «Звязды») и рассказывает, что есть белорусскоязычный вариант этой песни в переводе Сергея Соколова-Воюша.

Припев. без понтов

— Звучание у хороших гуслей ровное, теплое, чем-то напоминает тембр человеческого голоса. У литовцев и латышей даже считалось, что гусли — инструмент не столько музыкальный, сколько ритуальный, его использовали как средство общения с умершими родственниками...

Старые люди вспоминают, что в деревнях мастера обходились без лишних сложностей: какая доска понравилась, с той и делали, хоть с сырой ели. А вот современные мастера иногда набивают себе цену, рассказывая, что делают гусли из ангарской сосны или испанской древесины. «Это смешно на самом деле, народные инструменты изготавливались из наших, обычных деревьев, — замечает Александр. — Берешь музейные гусли XIX века, сделанные из ольхи, и чувствуешь, что инструмент утонченный, у тебя Страдивари в руках, и не нужно никаких понтов. Если же злоупотреблять современными материалами и технологиями, будет звучание неестественное, как у громкого, но расстроенного фортепиано».

— Алесь, у вас подрастают два сына — подхватили ли они отцовское увлечение?

— Для них старинные инструменты не имеют «вау-эффекта», они знакомы с детства, а потому, по-видимому, не очень интересны. Возможно, когда повзрослеют и поймут: кто на музыкальных инструментах играет, на того девушки смотрят, тогда ко мне обратятся, научу.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Р. S. Послушать гусли, пение Алеся Чумакова можно как в соцсетях мастера, так и живьем - например, на совместном концерте с электронной фолк-группой РАWА, который пройдет 30 мая в столичном клубе «Брюгге».

Выбор редакции

Общество

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

В этом году в дошкольные учреждения района придет 2700 малышей.

Общество

Как оказаться в раннем Средневековье?

Как оказаться в раннем Средневековье?

Действительно ли в акватории современного города можно увидеть и даже проплыть на паруснике викингов?

Общество

Молодежь при устройстве на работу хочет зарплату в тысячу рублей

Молодежь при устройстве на работу хочет зарплату в тысячу рублей

Хотя только собирается выйти на рынок труда.