Вы здесь

Инженер-программист стал известным музыкантом и мастером-гусляром


Алесь Чумаков известен многим поклонникам средневековой музыки — он постоянно выступает в составе группы «Стары Ольса» и в сольных проектах, исполняет старинные белорусские и ирландские песни, играет на множестве инструментов, от гитары до колесной лиры, волынки, цитры, свирели... А еще он не один год делает гусли и, кажется, может сыграть на них что угодно, от хита «Евровидения» до фольклорных мотивов, от рок-баллад до популярных танцевальных мелодий. При этом у Алеся нет законченного музыкального образования (вообще по университетскому диплому он — инженер по автоматическому управлению), зато есть глубокий исследовательский подход и одержимость идеей.


...Мы сидим у мастера дома и во все глаза рассматриваем мини-музей музыкальных инструментов. Впрочем, вовсе не музей — все находящиеся на стенах гитары, волынки, гусли полностью рабочие.

— Я понимаю, как студент БГУИР попал в клуб авторской песни среди известных бардов довольно много «физиков», которые оказываются еще теми лириками. А вот как произошел переход к средневековой музыке, старинным песням?

— В авторской песне мне всегда не хватало инструментала — считается же, что в этом жанре гитара идет как сопровождение хороших стихов. Решил поискать, откуда вообще пошли барды, — и тропа как раз привела меня к ирландцам, с которых и началась традиция авторских песен. Тогда начал исполнять не только свои песни, произведения классиков и современников бардовской песни, а еще ирландские. Почувствовал, что одной гитары для этого мало, и здесь мы очень удачно встретились с флейтисткой Екатериной Радзивиловой, да и я сам осваивал новые инструменты вроде ирландских вислов.

В 2005-м под ирландские песни появилась группа Сеilidh Сеоl, но я полагал, что петь по-английски неинтересно — хотя большой процент людей поймет, о чем песня, но их не трогает содержание. А трогать должно, так как белорусская и ирландская культура настолько похожи — они поют о своих народных героях, о любви, о рекрутах (самая известная песня Dаnni Bоу — она ​​же полностью наша по содержанию, в ней девушка проводит парня в рекруты и не знает, будет ли жива, здорова и влюблена, когда он вернется, — это очень трогательно звучит по-белорусски). Поэтому следует петь ирландские песни по-белорусски, потому что это все о нас.

Вступление. С чего начинается музыка

Учился играть Алесь самостоятельно, на слух — «в детстве ходил в музыкальную школу по скрипке, но научился мало чему, разве что получил культурную базу, а потом бросил». Где-то в пятом классе прошел курсы игры на гитаре, научился создавать низки аккордов для различных тональностей, понял основы гармонии, а потом уже с этим опытом наращивал базу.

Ирландские песни слушателей заинтересовали, и Арина Вечерка, управляющая на то время клубом исторической реконструкции «Великое княжество» в центре внешкольной работы «Маяк», пригласила Алеся Чумакова на концерт. После него должен был выступать волынщик — тогда тоже мало кому известный Дмитрий Сосновский. И так случилось, что как раз в тот вечер он поссорился со своим барабанщиком, и танцевальная вечеринка была под угрозой. Попросил Алеся помочь задать ритм — и, по-видимому, экспромт получился настолько хорош, что через несколько дней Сосновский предложил создать группу — собственно, с этого начался «Стары Ольса».

— На первой встрече были, кроме меня, Илья Кублицкий и Андрей Апанович. И вот Дмитрий выложил перед нами на стол коллекцию инструментов и говорит: «Выбирайте, кто на чем будет играть». Илья, как студент Академии музыки по классу гитары, выбрал более близкие для себя струнные — цитры, лютни. Андрей сказал, мол, я барабанщик, ничего другого не освою. А я сказал: «А мне все интересно, поэтому буду играть на всем остальном, что не забрали эти профессионалы, — колесная лира, гусли, мандолина». И тут Сосновский нас огорошил, что в конце недели у нас выступление... на «Рок-коронации», на тот момент самом крупном в стране рок-фестивале! Ребята даже сказали, что, по-видимому, зря мы пришли, это же сумасшествие какое-то, — со смехом вспоминает Алесь.

Он, кстати, убежден, что в деле освоения средневековых инструментов консерваторское образование не помогает, а даже вредит: «Определенный опыт — это полезно, но некоторые профессиональные навыки, доведенные до автоматизма, не годятся для игры на народных и средневековых инструментах». Сам Алесь — живое доказательство этой теории, он мультиинструменталист, играющий на свирели, белорусской, ирландской и шотландской волынке, гуслях, банджо, мандолине, гудках, варгане, окаринах, перкуссии, на музыкальной пиле — «Вы не пилите? Я попиливаю» — и еще немного на скрипке.

— «Стары Ольса» неразрывно связан с реконструкторским движением и рыцарскими фестивалями. Помните свой первый фестиваль?

— Это было еще до «Стары Ольса», но не скажу точно, в Минске на «Белом Замке» во Дворце детей и молодежи, или на фестивале в Новогрудке. «Заславский набат», «Несвижский фестиваль» — это все было очень интересно, в начале 2000-х эти фестивали проходили один за другим, и огромное количество людей начало интересоваться реконструкцией, целыми автобусами приезжали. В Несвиже население города за один день летом 2003 года увеличилось в десятки раз за счет приезжих и не очень широкая тропа от костела до дворца превратилась в один сплошной человеческий поток... Но все было хорошо, никто не пострадал в давке, и концерт также получился крутой. А вот теперь, через 20 лет, наши концерты и записи — не только чистый драйв, но и профессиональный подход, чтобы не звучало ни одной лишней нотки.

Куплет. От истории к современности

— Гусли меня поразили наиболее из всех инструментов — именно самой физикой формирования звука, как невероятно накрывает эта волна, — с нежностью проводит по струнам мастер. До знакомства с инструментом он подошел основательно, изучая историю вопроса, — многие почему-то до сих пор убеждены, что гусли — «небелорусский инструмент», что-то там про Садко и Добрыню Никитича, ну, еще Волка из «Ну, погоди!».

На самом деле гусли в различных модификациях — шлемовидные, лиро- и крыловидные, кантеле и под разными названиями существовали на территории России, Беларуси, Украины, Литвы, Латвии (кокле), Эстонии (канель), Польши, Финляндии (кантеле) и некоторых других европейских стран. Археологи нашли подобные инструменты на раскопках построек Х-ХIII веков, в частности в Гданьске и Ополе (Польша), Новгороде (Россия). Первые упоминания о гуслях на Беларуси встречаются у Кирилла Туровского — в XII веке! Правда, с развитием мануфактур, а также с приходом на нашу землю опустошительных войн народная гусельная традиция была почти потеряна, модернизированные оркестровые гусли большого распространения не получили, и только в конце прошлого века ученые и энтузиасты-любители начали восстановление именно народных гуслей.

— Информации об этом инструменте так мало, что просто катастрофа, — вздыхает Алесь. — Инна Назина в своей монографии 1982 года издания упоминает и исследует гусли именно как белорусский народный музыкальный инструмент. Ранее изучением вопроса занимались этномузыковеды Евдоким Романов и Николай Привалов, которые описали находки именно белорусских гуслей на границе территорий Беларуси, Латвии и России. Оба инструмента, «романовский» и «приваловский», я нашел и посмотрел вживую в Русском этнографическом музее в Санкт-Петербурге, также «романовские» гусли выставлялись у нас в историческом музее. Они долбленые, не очень большие, девятиструнные. Корпус из ольхи, дека еловая, колышки из более плотной древесины — садовых деревьев или дуба, ясеня. Оба инструмента объединены одной традицией, отличающейся от российских, литовских, эстонских, от финских кантеле, близкие только к латгальской традиции, что на самом востоке Латвии. Найдя все это, я начал пропагандировать, что у нас есть «свои», отличительные гусли — в белорусском инструменте, например, строй без седьмой ступени (если говорить проще, в гамме до мажор отсутствует нота «си»). И так заинтересовался, что с Дмитрием Сосновским тогда же сделал свои первые гусли — тринадцатиструнные кантельки у меня хранятся как раз с того времени, им почти 20 лет.

Потом увлечение перешло в нечто большее, и Алесь основал гуслярную мастерскую. «Сколько уже смастерил инструментов? Где-то полторы сотни, и они разошлись по всему миру, — рассказывает мастер. — Заказывают и профессиональные музыканты, и реконструкторы, и любители старины, которым хочется просто иметь старинный артефакт в руках. Многим интересно научиться самим играть, поэтому с прошлого года я начал проводить мастер-классы по собственной методике: за четыре занятия вполне возможно дать ученику все то, что знаю я. На самом деле инструмент очень прост для освоения, в отличие от той же гитары, где много часов и даже месяцев нужно отдать, чтобы научиться правильно ставить пальцы, чтобы получить чистый звук. Нам ничего не нужно давить или напрягать, и у гусляров нет таких профессиональных болезней, как у многих других музыкантов — искривления позвоночника, защемления нервов, воспаления суставов и др. Ты просто расслабленно сидишь, играешь и получаешь удовольствие. Наверное, из всех народных инструментов это самый продуманный и удобный».

В знак доказательства Алесь легко наигрывает нам песняровскую «Молодость моя...» (видео — на сайте «Звязды») и рассказывает, что есть белорусскоязычный вариант этой песни в переводе Сергея Соколова-Воюша.

Припев. без понтов

— Звучание у хороших гуслей ровное, теплое, чем-то напоминает тембр человеческого голоса. У литовцев и латышей даже считалось, что гусли — инструмент не столько музыкальный, сколько ритуальный, его использовали как средство общения с умершими родственниками...

Старые люди вспоминают, что в деревнях мастера обходились без лишних сложностей: какая доска понравилась, с той и делали, хоть с сырой ели. А вот современные мастера иногда набивают себе цену, рассказывая, что делают гусли из ангарской сосны или испанской древесины. «Это смешно на самом деле, народные инструменты изготавливались из наших, обычных деревьев, — замечает Александр. — Берешь музейные гусли XIX века, сделанные из ольхи, и чувствуешь, что инструмент утонченный, у тебя Страдивари в руках, и не нужно никаких понтов. Если же злоупотреблять современными материалами и технологиями, будет звучание неестественное, как у громкого, но расстроенного фортепиано».

— Алесь, у вас подрастают два сына — подхватили ли они отцовское увлечение?

— Для них старинные инструменты не имеют «вау-эффекта», они знакомы с детства, а потому, по-видимому, не очень интересны. Возможно, когда повзрослеют и поймут: кто на музыкальных инструментах играет, на того девушки смотрят, тогда ко мне обратятся, научу.

Беседовала Виктория ТЕЛЕШУК

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Р. S. Послушать гусли, пение Алеся Чумакова можно как в соцсетях мастера, так и живьем - например, на совместном концерте с электронной фолк-группой РАWА, который пройдет 30 мая в столичном клубе «Брюгге».

Выбор редакции

Общество

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Корреспонденты «Звязды» посетили «Волчьи норы»

Там отбывают наказание мужчины, впервые осужденные за незаконный оборот наркотиков.

Экономика

Частный бизнес выбирает Смиловичи

Частный бизнес выбирает Смиловичи

В этом убедилась корреспондент, посетив поселок.  

Спорт

Александра Герасименя: У каждого свой рецепт успеха

Александра Герасименя: У каждого свой рецепт успеха

Александра Герасименя — настоящий боец, а еще — заботливая мать и жена. И просто трудолюбивый человек, который не знает преград.