Вы здесь

Как детские кардиохирурги спасают жизни младенцам


Белорусские кардиохирурги недавно провели уникальную операцию на сердце ребенка, который весил всего 1 килограмм 135 граммов. До сих пор в мире аналогичных вмешательств младенцам с таким весом не делали. Ребенок появился на свет раньше срока и нуждался в немедленной помощи. При рождении у него обнаружили врожденный порок сердца, а точнее стеноз клапана легочной артерии, из-за чего кровь из сердца в легкие поступает очень медленно. Операция прошла успешно, но требовала серьезной подготовительной работы и буквально ювелирного мастерства не только кардиохирургов, но и неонатологов, анестезиологов и других специалистов. Мы побывали в РНПЦ детской хирургии, где опыт наших детских кардиохирургов перенимают медики из других стран мира, и понаблюдали, как оперируют и выхаживают младенцев весом всего килограмм.


Ежегодно в нашей стране детям делают около 21 тысячи хирургических операций. В РНПЦ детской хирургии их выполняют около пяти тысяч. Как правило, они самые сложные и высокотехнологичные.

— Один из трендов развития детской хирургии — минимальное вмешательство для достижения цели, — рассказывает директор РНПЦ детской хирургии, главный внештатный детский кардиохирург Министерства здравоохранения, кандидат медицинских наук Константин Дроздовский. — Количество миниинвазивных операций постоянно растет. Самые актуальные вмешательства — при аппендиците. Если есть показания для удаления, перед врачом всегда стоит выбор: выполнять открытую операцию или лапароскопическую, когда делается всего два небольших надреза в брюшной полости и минимальный риск для развития спаечных процессов. Лапароскопическая операция — более выгодна и для врача, и для пациента.

И такие вмешательства при аппендиците, по данным директора центра, в стране делаются в 50-95% случаев в зависимости от клиники. В Гомельской области — самый высокий показатель — 95%.

— Результат в Гомеле объясняется тем, что там достаточно хирургов, владеющих этим методом. Вообще же в мире нет клиник, где все операции — лапароскопические. Обычно их 70-80%, — объясняет Константин Дроздовский.

Операция нужна с первых суток...

Одним из важных показателей уровня детской хирургии считается успешность лечения недоношенных детей. Например, такого заболевания, как некротический энтероколит.

— Такая ситуация возникает, когда у ребенка маленький вес тела, неразвит кишечник, в нем появляются язвы, из-за чего приближается катастрофа: если содержимое кишечника попасть в брюшную полость, это явная угроза жизни, — рассказывает директор центра.

Надо отметить, что весят младенцы, которым приходится делать операции на кишечнике, всего 1-1,5 кг, и от хирурга требуется филигранное мастерство. Только представьте: диаметр кишечника у такого пациента — всего 4 миллиметра! В ходе операции используется специальный инструмент, нити, и, естественно, хирургическое увеличение.

Один из таких пациентов, Ванечка, сейчас находится в реанимации. Он появился на свет во 2-м роддоме всего месяц назад и весил 900 граммов. Ваня один из тройни, но со здоровьем ему повезло меньше братьев. Почти сразу после рождения он был доставлен в РНПЦ детской хирургии, где ему сделали первую операцию.

— Мы удалили поврежденную часть кишечника, вывели стому. Сейчас мальчик находится в реанимационном отделении, пока питается через зонд, набирается сил и ожидает второй, реконструкционной операции, задача которой — соединить просветы кишечника и восстановить его целостность, — объясняет заведующий отделением детской хирургии Андрей Заполянский.

Примечательно, что еще два десятилетия назад смертность в группе таких недоношенных детей составляла 80-90%, в 2009 году — 60%. А за последних четыре года ее удалось снизить до 10%. Часто, по наблюдению медиков, беременность именно после экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) заканчивается рождением ребенка с малой массой тела. А учитывая, что такие технологии становятся все более доступными, актуальность хирургической помощи младенцам только возрастает.

Еще одна категория маленьких пациентов РНПЦ детской хирургии — те, кто проглотил батарейки, монеты и другие предметы.

— Монеты были введены в 2016 году, и дети начали их пробовать. Для нас это был своеобразный вызов, — продолжает Константин Дроздовский. — Но самые опасные из инородных тел — батарейки, которые вызывают ожоги пищевода, и в результате требуется несколько операций. С 2017 года число таких вмешательств начало немного снижаться, надеемся, это результат нашей информационной кампании.

В центре, кстати, имеется всё современное эндоскопическое оборудование, позволяющее обследовать пищевод, желудок, кишечник ребенка, в том числе и новорожденного. Из года в год количество эндоскопических операций в Беларуси увеличивается. Примерно половина из них выполняется в РПНЦ детской хирургии. В 2016-м здесь появился новый эндоскопический комплекс, позволяющий выполнять бронхоскопию даже младенцам — главное, чтобы их вес был хотя бы 1,5 кг. Пока самый маленький пациент, который прошел эту процедуру, весил 1800 граммов. Ранее оказывать помощь таким детям возможности не было.

Вдохнуть жизнь в крошечное сердце

РНПЦ детской хирургии — единственный в нашей стране центр, где делаются кардиохирургические операции для коррекции пороков сердца.

— В России, США, Германии, Франции таких центров в стране несколько, поэтому они могут выбирать себе специализации. Ведь врожденных пороков сердца — более 250. Среди них есть редкие и сложные. Например, в Германии каждый центр специализируется на определенных видах пороков, успешно оперирует их, все об этом знают, и женщины целенаправленно едут туда рожать. У нас нет возможности выбирать — мы оперируем все. Получается, что в год мы делаем 1040-1200 операций по коррекции пороков сердца, — говорит Константин Дроздовский. — При этом летальность у нас на достаточно низком уровне, цифры соответствуют мировым.

Еще несколько лет назад около 80% детей с пороками сердца рождались в регионах. Чтобы доставить их в столицу, требовалось 3-4 часа.

— Для врачей, которые везли ребенка, нагрузка была чрезвычайная. И, скажу честно, иногда не успевали. Сейчас 80-90% детей с пороками сердца рождается в РНПЦ «Мать и дитя». Через 15 минут они оказываются у нас, что также влияет на результат, — уверен Константин Дроздовский.

Сердце здесь также лечат миниинвазивно. Если до 2014 года большинство операций были открытыми, то сейчас преобладают эндоваскулярные вмешательства. В артерии делается прокол, через который проникает катеторная техника и движется дальше.

— Политика нашего центра в том, что если есть возможность вылечить ребенка без открытого разреза, без травматической операции, мы делаем это. Мы выполняем до 800 эндоваскулярных вмешательств в год. Существует много инструментов, которыми закрывают протоки, расширяют клапаны, ставят стенты, спирали, — все это у нас есть, — говорит директор центра.

Еще одна важная вещь для спасения жизни детей — метод экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). Он позволяет насыщать кровь кислородом при тяжелых формах легочной недостаточности. И спасать детей, которые раньше умирали, например, от пневмонии.

— Ребенок заболел гриппом, он дал осложнение —пневмонию. Развивается дыхательная недостаточность, перестают действовать легкие. В таком случае мы помещаем ребенка на аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации, который заменяет собой работу сердца и легких. Инфильтрационный процесс в организме проходит, и ребенок поправляется и продолжает жить, — рассказывает Константин Дроздовский.

Еще одним большим успехом кардиохирургов центра можно считать лечение нарушений ритмов сердца. Ранее такие пациенты ждали 17-летнего возраста и вынуждены были принимать большое количество медикаментов. Только тогда им делали радиочастотную коагуляцию (прижигание проблемного участка). Теперь операции выполняются 5-6-летним детям. Они полностью выздоравливают, идут в школу, могут заниматься спортом и полноценно жить без лекарств. Таких операций здесь успешно сделали уже более шести десятков.

Пять операций в Объединенных Арабских Эмиратах

Еще 20-25 лет назад белорусские детские кардиохирурги учились в России, Азербайджане. Сейчас РНПЦ детской хирургии сам является образовательным центром. Сложные операции транслируют непосредственно из операционной для врачей, которые повышают квалификацию. У наших кардиохирургов учатся коллеги из России, Украины, Азербайджана, Грузии, Узбекистана и даже Эквадора.

В начале этого года делегация белорусских кардиохирургов побывала в Объединенных Арабских Эмиратах. В клинике Аль-Касими семь хирургов и шесть медицинских сестер провели пять успешных операций детям с врожденными пороками сердца. Самым маленьким пациентом стал семимесячный малыш. В результате иностранные коллеги попросили белорусских кардиохирургов помочь в создании на базе госпиталя центра детской хирургии.

На родине у руководства РПНЦ детской хирургии также задачи амбициозны. Планируется совершенствовать оказание хирургической помощи детям в областных центрах, организовать на базе РНПЦ центр ЭКМО, постепенно оснастить такими аппаратами все областные детские больницы, создать детскую эндоскопическую службу и многое другое. А также ежедневно делать настоящие чудеса, дарить надежду и дальше продолжать спасать детские жизни.

Елена КРАВЕЦ

Фото Татьяны ТКАЧЕВОЙ

Выбор редакции

Общество

Что нужно, чтобы прожить дольше?

Что нужно, чтобы прожить дольше?

Гериатр рассказывает о секретах долгожителей и о том, что продлевает нашу жизнь.

Спорт

С огнем Европейских игр корреспондент «Звязды» отправилась в карьеры

С огнем Европейских игр корреспондент «Звязды» отправилась в карьеры

Среди 450 счастливчиков, которым доверено нести факел с огнем ІІ  Европейских игр, оказалась наша Дарья Лобажевич.

Общество

Будни сельского врача

Будни сельского врача

С какими последствиями оптимизации приходится ему сталкиваться во время работы.

Культура

 Известный белорусский пейзажист украшает своими скульптурами малую родину

Известный белорусский пейзажист украшает своими скульптурами малую родину

Вы слышали? Скоро в Климовичах пропишется сама княгиня Мещерская.