Вы здесь

Что ищут семьи, которые едут к отцу Валериану в поселок Смиловичи?


Сегодня, кажется, весь мир перевернулся с ног на голову. Редкие новости обходятся без сообщения о коварном убийстве или несчастном случае. Сын поднимает руку на отца, девочка выскакивает из окна девятого этажа, мать выбрасывает на помойку новорожденного ребенка. И это только видимая вершина айсберга. Если болеет тело, не надо объяснять, куда идти. А если человек внешне здоров, но внутри него творится что-то непонятное? То, что заставляет его делать все эти страшные шаги? Про таких всегда говорили, будто бы в них «бес вселился». И считалось, что помочь справиться с ним могут только экзорцисты — те, кто выгоняют нечистого. Корреспондент «Звязды» имел возможность понаблюдать, как с этим справляется единственный действующий в стране православный экзорцист.


Отец Николай дает духовный совет.

Духовная лечебница

Отцу Валериану из Смиловичей дал на это благословение еще Митрополит Филарет. В Смиловичи часто организуются паломнические поездки, кто-то едет туда своим ходом. Мол, интересно посмотреть, как батюшка чертям хвосты накручивает. В сети много отзывов по поводу увиденного — от самозабвенно-восторженных до критически-мнительных. И это тоже подогревает интерес.

Связаться с храмом в честь Георгия Победоносца, где служит отец Валериан, можно по телефону, который нетрудно найти в интернете. Набираю номер. Сначала срабатывает автоответчик, который подсказывает время ближайшего молебна — отчитки. Наконец, трубку берет отец Николай. В ответ на мое «хочу о вас репортаж написать» слышу сухое: «Нам рекламы не надо». Повисает неловкая пауза. «Но я не могу вам запретить приехать», — смягчается собеседник. И я еду.

Белое и черное

До начала службы еще час, но народ постепенно начинает подтягиваться. Подкатило семейство на крутом авто, вышли на улицу и начали одеваться по канону. Девушка завязала платок, поверх джинсов натянула юбку. Замечаю цыганку в блестящей желтой косынке. Она нервно ходит перед оградой храма, кого-то высматривает. Помня свой прежний, почти что детский, опыт общения с этими «экстрасенсами», держусь подальше от женщины. А вот худощавая девушка в длинном сером платье, что дежурит у дверей храма, сразу видно, регулярно посещает такие места. «Подайте, сколько не жалко», — протягивает она руку. И я не могу отказать, так как вместо пальцев у нее коротенькие культи.

Скоро начало службы, а отца Николая еще нет. Обманул? «Ну что вы, раз сказал, то придет, ждите», — подбадривает работница храма. Слово за слово, и выясняется, что зовут женщину Валентина, что она моя землячка из Могилева, что даже живем в одном районе. «Как я сюда попала? — пожимает она плечами. — Да вот однажды оказалась между жизнью и смертью. Сначала лечилась в одной больнице, потом в другой — ничего не помогало, наоборот, становилось хуже. Собрала манатки и сюда. Батюшка не прогнал, спасибо ему за это. Несу послушание при храме. Бросила свою квартиру без присмотра, дачу, на которой здоровье подорвала, — и учусь существовать в этом мире по-новому. Только тут я увидела, что он делится на белый и черный...»

Отец Николай

Он появляется, уже когда я почти теряю надежду. Улыбается: «Ну что, не передумали писать репортаж?» Вместе заходим в храм, а потом в какую-то маленькую комнатку, сбоку от иконостаса. В ней много икон и книг. На столе лежит большое распятие. Священник показывает по сторонам креста темные кружочки. «Это мощи святых, — уточняет он. — После отчитки люди прикладываются к нему. Кто-то делает это с легкостью, некоторые наоборот».

Протоиерей Николай Литвинчик — благочинный Червенского района, настоятель двух храмов великомученика Георгия Победоносца и Казанской Божьей Матери городского поселка Смиловичи. Он помогает отцу Валериану.

— У батюшки есть духовный отец, которому сегодня более 90 лет, — Петр Кучер, — рассказывает он. — С него все началось. Он сам занимался молитвой о больных и отца Валериана благословил. Автор этого молебна митрополит Петр Могила, который жил в XVII веке. Тот самый знаменитый реформатор, который основал Киевский коллегиум — Киево-Могилянской академии, — одну из старейших высших школ в Восточной Европе. В переводе с греческого молебен о больных называется экзорцизмом. Или, если говорить простыми словами, отчиткой. Сначала отец Валериан занимался этим при храме Космы и Дамиана в городском поселке Снов Несвижского района, а в 1992 году переехал в Смиловичи — отправили восстанавливать, который тогда был еще в стенах бывшей мебельного магазина. Ну, а я приехал сюда через несколько лет. С батюшкой мы познакомились еще в Несвижском районе, и он меня сюда позвал. Вместе с ним и помощью других клириков построили уже семь храмов.

Про непонятное

— А почему у нас в стране так мало экзорцистов? — спрашиваю у батюшки.

— Каждый священник должен заниматься своим делом. Это тяжелый крест, не каждый сможет его нести. Нужно вести очень аскетический образ жизни, ограничивать себя во всем. Больше молиться, читать Псалтырь и Евангелие.

— Правда, что во время службы непонятные вещи происходят?

— Некоторые представляют себе, что здесь черти по храму прыгают, боятся зайти, чтобы на него не заскочили (улыбается). Ничего такого у нас нет. Бывает, что человек стоит, а потом с размаху падает на пол и начинает биться в конвульсиях. Некоторые вообще теряют сознание. Люди бросаются помочь, но батюшка просит не трогать. Такие вещи — нормальное явление, на то это и отчитка. Потом человек сам поднимется, ему будет уже легче.

— И одной отчитки достаточно?

— По-разному бывает. Но так быстро ничего не делается. Вы же простуду неделю лечите, а тут душа. Тем более что духовные болезни у нас чаще всего хронические.

— А откуда эти болезни берутся?

— Неправильный образ жизни. К нам приходят, когда оббегали всех старушек и экстрасенсов. А в Евангелии говорится, что мы должны довериться воле Господа. Все от Бога. Он не возражает, когда человек что-то решил сделать. Этим враг и пользуется. Можно идти узким путем, молиться, поститься, работать, семью кормить. А другой хочет пить, гулять, веселиться. Человек нарушает духовное равновесие, и враг вселяется в нем.

Почему болеют дети

Начинается молебен, отец Валериан читает молитву, и скоро из притвора доносится какой-то свист... Не выдерживаю и иду смотреть. Мальчик лет трех вертится в руках матери, как змея и кому-то кричит: «Отпусти! Пошли отсюда». Молодая мать, вся алая от напряжения, только сильнее прижимает к себе ребенка.

В храм заходит семья с мальчиком лет шести-семи. На его лице повязка, как у больных гриппом. Мальчик стоит почти у меня за спиной и, когда он начинает издавать странные звуки, я от неожиданности вздрагиваю. Хочется отойти подальше. Но у него такое несчастное лицо, что мне становится стыдно за свое малодушие.

Полчаса молебна пролетают очень быстро. Самое интересное, что после него на душе действительно становится спокойно и уютно. Часть людей расходиться, но большинство выстраивается в две очереди — к отцу Валериану и отцу Николаю. Среди последних замечаю ту самую женщину с ребенком, что видела в притворе. Мальчик сник и устало прильнул к матери головой. Здесь же и подросток с повязкой на лице — стоит рядом со своими родителями. Вообще, семей с детьми очень много. Отец Николай позволяет присутствовать на приеме, чтобы можно было понаблюдать за разговором со стороны.

В комнату заходит молодой человек. Дмитрий приехал из Речицкого района, уже не первый раз. Из разговора со священником понятно, что парень имеет сильную зависимость от интернета и не может самостоятельно избавиться от плохой привычки.

— Долго не приближался к компьютеру, а недавно зашел в интернет — Воскресную школу посетить, и тут пальцы сами начали тискать не те клавиши. Чтобы не соблазняться, выключил все и долго не мог прийти в себя. Сначала на душе было плохо, но почитал Псалтирь, и полегчало.

После Дмитрия заходит семья с маленькой девочкой. Ребенок начинает пронзительно пищать. Батюшка тихо читает над ней молитву, и она успокаивается, прислушивается. Потом снова начинает стонать. Батюшка брызгает святой водой и отпускает. Мать говорит, что у девочки был очень сильный испуг.

Очередной больной — Денис, которому всего два года восемь месяцев. Пищит, нервно смеется, кашляет. Семья приехала из Столбцов. Пока мать с Денисом разговаривают со священником, спрашиваю у отца мальчика: «Он у вас только в храме так плачет?» «Нет, — крутит головой молодой человек. — Еще и в больнице. Мы вот только оттуда. Болеет сын, а чем — не знаем».

— Почему страдают наши дети? — спрашиваю у батюшки, когда выходит последний посетитель.

— Это все последствия жизни отцов и дедов — злоупотребляли, грешили. Вот дети и расплачиваются. Сейчас модно стало составлять родословные, но очень полезно знать еще и то, чем занимались ваши предки. Если они брали взятки, воровали или убивали, не надо удивляться, откуда несчастья сыплются. На все есть причины. Даем в первую очередь духовные советы. Главное, чтобы в семье были мир, спокойствие и любовь. А сейчас в моде внебрачные связи, какое же это уважение к семье? Человек бежит от ответственности, живет для себя, а это самый большой грех. Поэтому и дети наши страдают. Люди часто жалуются, что до полуночи заснуть не могут, какие-то свои дела в голове «прокручивают». Надо помолиться, тогда и сон будет крепче. Прожил день —- и слава Богу. Проснулся — слава Богу. Молитва должна быть прежде всего. Человек состоит из тела и души. За телом ухаживаем, а душу игнорируем. Вот все и накапливается. А душу надо лечить покаянием.

Нелли ЗИГУЛЯ

Выбор редакции

Культура

Операция «Багратион»: новые подробности

Операция «Багратион»: новые подробности

Могилевская библиотека имени Ленина стала инициатором акции «Дорогами войны. Маршрутами Победы».

Общество

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Что его удивило, особенно порадовало, заставило задуматься?

Культура

Почему современное белорусское кино невеликое?

Почему современное белорусское кино невеликое?

Писатель и диссидент Андрей Синявский, когда рассказывал об утрированной мелочности советской «цивилизации», привел в пример повесть Михаил