Вы здесь

Художественный критик Лариса Тимошик о фестивале «Арт-Минск»


29 мая в Минске открылся уже второй Международный фестиваль искусства «Арт-Минск». 16 площадок и 240 художников должны превратить город в одну большую галерею, где до 30 июня пройдет целая сеть выставок и мероприятий. О беспрецедентном событии пишет художественный критик и главный редактор газеты «ЛiМ» Лариса Тимошик.


«Искусство кончилось» — констатирует работа творческой группы 605. Можно было бы подумать, серьезная заявка, даже ахнуть от такой смелости: в отечественном изобразительном искусстве свершилась революция... Только эту мысль на протяжении прошлого века в различных вариантах обыграли художники разных стран, да и наши высказывались на этот счет. Однако не все так однозначно, если речь о белорусском искусстве...

В контексте его развития заявление получается действительно провокационным. Потому что главная выставочная площадка фестиваля «Арт-Минск» стремится засвидетельствовать как раз другое: искусства — красивого и изящного — у нас много. И художников много: в этом году организаторы получили около 800 заявок на участие. Он проходит на 16 площадках, главная из которых — Дворец искусств, где в большой экспозиции собраны около 220 авторов. В июне, когда Минск ожидает участников и гостей Вторых европейских игр, это уже более чем столичный художественный форум. Поэтому его открытие в этом году вдохновлял сам Лисенок Лесик — талисман игр. Ярко-оранжевый мягкий персонаж, что разгуливал среди публики, очень сочетался с цветом жилета уборщика-перформера, который во время открытия демонстративно сметал в совок условно бессильное искусство, в то время как произведения белорусских художников уже висели на стенах. Они расположились на двух этажах — их же много! Так в чем вопрос задир под номером 605?

Подобная провокация, изначально совершенная «там, у них», в свое время обращала внимание на то, что традиционные живопись и графика должны были подвинуться и освободить место для произведений, которые предлагали абсолютно другой тип образности — через мысль, где очень важен контекст. И это было искусство не красоты, а другой сущности. А «здесь, у нас» изменения, которые привели к рождению новых художественных форм, еще не осознанные настолько глубоко, чтобы учитывать их в практике. У нас — особый путь. Наши творцы служат гармонии: в традиционном пейзаже или фигуративном искусстве, абстракции, художественных объектах. Но есть произведения в смешанных техниках, с поиском форм, на стыке жанров. И все же преимущество масляной живописи чувствительно. Для большей убедительности живописцы показывают масштаб — через диптихи и триптихи. Чего стоит только портрет биткоина, умноженный на три (Андрей Смоляк показал цифровую действительность в разноцветных гаммах, и если вы думали, что это серо и скучно, то ошиблись — гламурно-красиво). Но и наш окружающий мир — красивый. И человек в нем. Даже если он, как у Марты Шматовой, — в состоянии свободного падения.

Художники умеют рисовать — и показывают это с раскрытой душой, с гордостью. А что же делать, если умеют? В этом — наша традиция, и ее можно увидеть через работы скорее поэтов, или тех, кого уже нет, как Арлен Кашкуревич, или в работах тех, кто молод, но уже известен, как Алеся Скоробогатая, предпочел наш зритель: такие реалистично-довольные лица на ее работах, словно зашли на полотно вот только что...

Но иностранцы в своих странах могли видеть много чего вовсе не такого. Здесь, конечно, мы существуем на контрасте. Инсталляций, концептуальных, актуальных и ультрасовременных форм — единицы. Правда, по сравнению с прошлым годом все же прорыв: оно есть. Куратор корпоративной коллекции «Белгазпромбанка» Александр Зименко не скрывал удовлетворения: динамика арт-фестиваля на виду.

Надо отдать должное специально приглашенному куратору Илье Шипиловскому, директору российской арт-галереи «Ельцин-Центр». Перед ним была непростая задача составить экспозицию, через которую читался бы вопрос: что есть искусство? Что оно дает человеку (недаром акцент сделан на его образ -— красивый, сложный, в сложных условиях)? При том что в этом году есть на выставке работы художников других стран (в этом году участниками стали эстонская галерея Thе SЕD АRTЕ Gаllеrу и латвийская Musеum EPAC / Musеum оf Ехhibitiоns оf Рrivаtе Аrt Соllесtiоns), но свой вопрос куратор адресует Беларуси. Большой обзор современного творчества не может быть просто констатацией (через экспозицию просматривает линия судьбы отечественного искусства — от традиций, которые укоренились настолько глубоко, а великолепная крона этого образного дерева действительно дает облегчение от жары трудовых будней), что где-то внизу другие ростки впустую борются за жизнь. Они не факт, что приживутся. А может случиться и так, что перекроют большое дерево, дав яркие плоды, нужные именно сегодня. Искусство должно привлекать к себе внимание, отметил куратор.

Те, кто вошел в историю, привлекали в свое время, которое фиксировали, а их произведения цепляют и поныне. Гении, говорим о них. Наш земляк и современник Александр Адамов предложил свой «Портрет гения...» с мыслью: в творчестве все относительно. В отношении людей.

Выбор редакции

Культура

Операция «Багратион»: новые подробности

Операция «Багратион»: новые подробности

Могилевская библиотека имени Ленина стала инициатором акции «Дорогами войны. Маршрутами Победы».

Общество

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Григорий Рапота посетил Придвинский край

Что его удивило, особенно порадовало, заставило задуматься?

Культура

Почему современное белорусское кино невеликое?

Почему современное белорусское кино невеликое?

Писатель и диссидент Андрей Синявский, когда рассказывал об утрированной мелочности советской «цивилизации», привел в пример повесть Михаил