Вы здесь

О картине «Минск 3 июля 1944 года» Валентина Волкова


Последний день войны в Минске, он же первый день мирной жизни. Он же — сюжет известной картины Валентина Волкова «Минск. 3 июля 1944 года», хранящейся с 2006 года в постоянной экспозиции в Национальном художественном музее Беларуси.


Минск 3 июля 1944 года. 1946—1955. Холст, масло.

Картину размером более 2,7х5 метров художник создавал на протяжении почти десяти лет — с 1946-го по 1955-й. Кстати, первоначально это произведение, одно из самых известных и популярных в белорусской живописи второй половины XX века, предназначалось для обозрения очень ограниченным кругом людей — картина находилась в интерьерах Дома правительства в Минске, в фойе зала заседаний.

...В Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства исследователи монут изучить документы и познакомиться ближе с некоторыми моментами создания этого полотна. Например, с тем фактом, что договор о создании картины был заключен с Волковым в марте 1945 года — однако в книге о художнике 1958 года произведение датируется 1946—1955 годами. Издание прижизненное, согласованное с мастером, поэтому мы принимаем такую датировку, тем более ее косвенно подтверждает информация из других источников. То, что художник не сразу начал работать над полотном, очевидно объясняется различными внешними и личными причинами. Также, возможно, автор посчитал началом работы над картиной непосредственно создание эскизов, этюдов, а не предварительное обдумывание и сбор материала. Во всяком случае, свидетельство, дававшее художнику право зарисовывать на улицах части сюжета, было выдано в 1946 году.

Таким образом, Волков трудился над картиной не менее девяти лет — беспрецедентный случай в истории белорусской советской живописи! Автор так рассказывал в автобиографии 1950 года про свои побудительные мотивы: «Сюжет картины следовал из моих личных переживаний и наблюдений и мною был горячо пережит, а отсюда желание сделать эту вещь в полную меру своих возможностей. В этой картине я хочу передать всю любовь и горячую благодарность героической армии, спасшей блестящим маневром от неминуемой гибели всё население Минска, в том числе мою собственную жизнь, и освободившей не только Беларусь, но и Европу».

Валентин Волков (1881—1964) был одним из старейших и наиболее профессиональных художников Беларуси. Уроженец города Ельца Орловской губернии, из семьи потомственных художников, первоначально иконописцев, в 1915-м он окончил Высшее художественное училище при Императорской Академии искусств в Петрограде. Жил в Беларуси с 1923 года — сначала в Витебске, затем в Минске. Волков участвовал в выставках, преподавал, отметился такими картинами, как «Баррикады», «Кастусь Калиновский», «Молотобоец», «Партизаны», «Плотогоны», «Передача опыта», портретами, пейзажами. Большинство этих произведений погибло в годы войны, но до нас дошел, в частности, портрет Максима Богдановича (1927 год), вывезенный нацистами в Германию и возвращенный в Минск в 1957-м. Кроме того, у художника был опыт монументальной живописи — еще в Петрограде он участвовал в оформлении города к годовщине революции; на станции в Негорелом, тогда пограничном, вместе с сыном Анатолием выполнил два панно на тему социалистического строительства в СССР, а в 1939—1940 годах создал живописный фриз для павильона БССР на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве, также вместе с сыном он создал панно для парада партизан в Минске в 1944 году.

Становится понятно, почему именно к Валентину Волкову обратились власти с предложением о написании подобной масштабной картины-панно об освобождении Минска, хоть среди белорусских художников были не менее талантливые мастера следующего поколения, но еще не такие «проверенные в деле». Отвечал запросам тогдашней идеологии и традиционный реализм художника. Волков ожиданий не обманул, но... Его классический, тщательный труд над картиной исторического жанра занял долгие годы: договор был продлен до января 1951-го, а работа все нще была не окончена. Кроме того, художник на протяжении этих лет выполнял ряд работ, в основном заказных портретов, преподавал, зарабатывая на жизнь, материалы, натурщиков. Неудовлетворение заказчиков привело к созданию комиссии Союза художников, оценившей труд мастера и заверившей, что картина выполнена на 80 %, — но это все же был не «готовый объект». А до первой экспозиции картины — на Республиканской выставке — оставалось еще три года.

Чтобы завершить масштабное произведение, художник создал свыше 220 рисунков, 11 эскизов композиции, около 50 живописных этюдов. Только в Национальном художественном музее хранится пять эскизов, 18 этюдов и около 80 рисунков. Такой огромный подготовительный материал понадобился Валентину Волкову потому, что всё нарисованное в картине, написано с натуры — десятки людей, архитектура, военная техника, амуниция, оружие, цветы. И точное, с точки зрения автора, решение персонажа, группы их в соответствии целому иногда находилось далеко не сразу. Более того, общая идейная концепция произведения выработалась постепенно. Сам автор рассказывал на обсуждении декадной выставки белорусского искусства в Москве в 1955 году, где экспонировалась уже окончательно дописанная работа, что он тоже встречал советские войска и сначала, создавая эскизы, шел от увиденного тогда, от непосредственного впечатления, — но выходила жанровая картина, рисунок теплых лирических эпизодов. Мастер же хотел придать торжественность сюжету, передать величие момента.

Валентин Волков воплотил в белорусском искусстве своего рода «формулу» радости, веселья, благодарности за спасение. Но составляющие этой формулы вполне конкретны. Действие разворачивается в точно фиксированной архитектурной ситуации: начало улицы Ленина на фоне площади Свободы, где видны костел Пресвятой Девы Марии и башня бывшего коллегиума иезуитов. С севера в город вошли части 5-й гвардейской танковой армии. Но военных на картине художник писал, конечно, значительно позже, приглашая для этого военнослужащих из Уручья. Сохранилось имя только одного такого «натурщика» — Алексей Комлев, бывший основной моделью для центрального персонажа. 19-летний командир танка позировал художнику с букетом в руках, но в итоге был написан с автоматом: автор решил, что так правильней, ибо война еще совсем не окончена. Алексей Комлев завершенную картину не видел, только репродукции, поскольку демобилизировался в 195-м и вернулся на родной Алтай. Прототипом мотоциклиста слева в картине посчитал себя Дмитрий Суворов из Екатеринбурга: «Так вышло, что я как связист и разведчик сопровождал на мотоцикле первую колонну советских танков, вошедших в Минск. До сих пор помню, как на рассвете 3 июля партизаны вывели нашу бригаду на окраину. С недалекого пригорка виден город в тумане. Солнце поднимается, туман рассеивается, и мы — вперед. Я с мотоциклом — как единое целое, в руль вцепился и мчусь под обстрелом, следом грохочут танки /.../ А когда прорвались к центру, пришли с цветами женщины, дети. Радовались, кричали «Ура!». За освобождение столицы Дмитрий Суворов был награжден медалью «За отвагу». Возможно, прав ветеран, и его лицо, поразившее Валентина Волкова 3 июля, потом воплотилось в художественном образе. Правда, американский «Харлей-Дэвидсон» Суворова был заменен на картине на трофейный немецкий «Цюндапп», но, значит, у Волкова была возможность писать с натуры только эту марку мотоцикла.

Для изображения на картине гражданских лиц автор приглашал позировать жителей района нынешних улиц Якуба Коласа, Богдана Хмельницкого, Дорошевича, Некрасова; родственников (в том числе сына, художника Анатолия Волкова, с женой Зинаидой Иосифовной — они стоят возле самого танка), свою жену Елену Жмак (она правее, в красном платье); художников Николая Довгяло (справа, пожимает руку раненому солдату) с дочерью Зоей (девочка в пионерском галстуке), Владимира Хрусталева (худощавый человек в сапогах слева), своего ученика из Минского художественного училища Василия Ермоленко (правее центра, рукопожатие с раненым солдатом в каске). Некоторое участие в создании картины принимал и внук автора, Сергей Волков, ныне художник, продолжатель и хранитель дела и традиций семьи. Не всех, к сожалению, мы знаем поименно, но в этом есть и символический смысл: каждый из этих реальных людей одновременно воплощает многих других жителей освобожденного города. Несколько лет назад посетитель музея сообщил, что женщина слева, рядом с мотоциклистом, — его родственница Мершиде Волотовская, инженер молочного завода. И, возможно, это не последняя подобная весточка из прошлого.

...Картина создана таким образом, что впечатление от триумфа и радости, ясного дня, пышных летних цветов как подчеркивается, так и осложняется жутким пейзажем полуразрушенного города, изможденностью минчан, изношенностью их одежды. Это парадоксальное сочетание расширяет содержание произведения, выявляет разнообразие и сложность жизни и, конечно, напоминает о титанической работе по освобождению Минска, которая придет на смену безоглядной радости освобождения горожан. Поэтому полотно, при определенной его художественной условности, воспринимается действительно реалистичным, а не только правдоподобным. Воплощенное счастье горожан, в свою очередь, контрастирует с усталостью солдат: «Война совсем не фейерверк, а просто — тяжкая работа...» Контрастны ярко освезенная левая и центральная и погруженная в глубокую тень правая часть картины. Дыму пожарищ справа противопоставляется небесное пространство с мирными нежными облачками. Все эти элементы могуть не прочитываться сознательно, но воздействуют исподволь и будто заключают в происходящее, делая зрителей еще и свидетелями события.

Произведение искусства нередко живет долго («viva brevis, ars longa») и по-разному читается в разные эпохи. Конечно, в эпоху «сурового стиля» и позже картина воспринималась несколько архаично — и по подробной повествовательности, и по апофеозности, и по художественному языку. Мастера того времени изображали преимущественно боль и горе, трагичный героизм военных лет, тем более после «лакировочного» искусства предыдущего периода. И значительно вольнее обращались с цветом, формой, пространством, добиваясь выразительности и экспрессивности. Искусству такого плана свойственны подчеркнутый демократизм, неприглаженная правдивость народных образов. Но в демократизме Волков им не уступит: в его картине нет официоза — народ освобожден, народ-освободитель, никакого провластного пафоса не наблюдается. Поэтому высшее советское звание в области искусства «народный художник», полученное Волковым в 1955 году, находит настоящий смысл. Тогда же картина вошла в коллекцию Художественного музея.

После почти 30-летнего перерыва полотно Волкова появилось перед публикой в 2005 году. Оно было снято с деревянного барабана, вновь натянуто на подрамник и стало основным экспонатом выставки, посвященной 60-летию Победы, окруженное теми же этюдами и эскизами — свидетельством многолетних трудов.

Произведения искусства несут определенную информацию, рассказывают историю свойственными им средствами и в то же время постепенно приобретают свою собственную историю, судьбу. И если судьба этой картины Волкова в основном прослежена и счастлива, то местонахождение второго варианта этого полотна, еще больших размеров, сегодня неизвестно...

Валентина ВОЙЦЕХОВСКАЯ, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Республики Беларусь.

Название в газете: Мірнае неба над Мінскам

Выбор редакции

Общество

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Из 50 изданий, которые должны появиться на школьных партах до 1 сентября, 48 уже напечатаны.

Спорт

Дмитрий Набоков: У меня есть только высота

Дмитрий Набоков: У меня есть только высота

Что приносят спортсменам рекорды, и как быстро они борются с серьезными травмами.

Культура

Алесь Родим: Делали «оформиловку» для колхозов, возвращались в свои подвалы и продолжали рисовать

Алесь Родим: Делали «оформиловку» для колхозов, возвращались в свои подвалы и продолжали рисовать

Белорусской составляющей Тахелес посвящен арт-фестиваль «Мифологема тысячелетия», который открылся в пространстве Ок16 15 августа.

В мире

Как развивается глобальное противостояние США и Китая?

Как развивается глобальное противостояние США и Китая?

Противоречия в отношениях между Вашингтоном и Пекином обостряются, и их можно смело называть торговой войной.