Вы здесь

Как судебные эксперты вычисляют убийц и браконьеров


Интересная новость пришла из Государственного комитета судебных экспертиз. Исследования продуктов выстрела выделены сейчас в отдельную экспертизу. Касается это расследования любого преступления, где так или иначе было применено огнестрельное оружие убийства, случаев браконьерства, вооруженных ограблений... И даже более того. Исследование позволяет теперь не только находит продукты выстрела, как это и было раньше, но и решать так называемые ситуационные задачи. Сейчас эксперты могут дать ответы на вопросы: контактировал ли подозреваемый с оружием, даже если он не стрелял? Находился ли он в зоне выстрела? И кто именно нажимал на курок?

Обо всем этом «Звязде» рассказал начальник отдела экспертиз материалов, веществ и изделий управления физико-химических и взрыво-технических экспертиз центрального аппарата ГКСЭ, подполковник юстиции Роман АРСЕНОВ.


—  Ранее это исследование ограничивалось старыми методами с использованием химических реактивов. Оно было больше направлено на выяснение наличия следов патронов, пуль, картечи, дроби на объекте, который обстреливали. Также мы искали следы от прохождения пули в стволах оружия, чтобы ответить на вопрос, делался ли выстрел. Этот метод известен давно и использовался он за неимением лучшего. Его чувствительность достаточно высока, но даже она не всегда позволяла эффективно определить очень важное обстоятельство: есть ли продукты выстрела на самих людях, которые подозревались в преступлениях?

Время шло, и в нашем распоряжении появилось очень сложное аналитическое оборудование. Это сканирующий электронный микроскоп с рентгеноспектральным микроанализом. Только в такой комплектации и можно отыскать следы от выстрела на том, кто нажимал на курок. Также экспертиза была выделена в отдельную отрасль. Раньше ее делали в комплексе исследования металлов и сплавов. Но и круг задач стал заметно больше.

— Это значит, что...

— Во время выстрела из любого оружия образуются микрочастички, которые распространяются в воздушной среде. Часть из них попадает непосредственно на стрелка. На нем остаются следы, которые имеют не просто определенный химический состав, но и своеобразный внешний «вид». Задача эксперта здесь — на пробах, которые берутся у подозреваемых лиц, эти микрачастички найти, выяснить их внешние признаки, состав, классифицировать по международным стандартам и рекомендациям от Европейской сети криминалистических лабораторий и на основании собранной информации сделать определенные выводы.

— А где еще используется такой метод?

— В России эксперты взяли его на вооружение еще в середине прошлого десятилетия. Правда, вместе с тем он и более сложный. Результатов, которые дает прибор, очень много. И каждый из них нужно сопоставлять с методическим материалом.

Для этого требуется и соответствующая подготовка специалистов. Сначала мы учились в России, плотно контактируем с их специалистами и сейчас. Оборудование — самое современное. Электронный микроскоп сделан в Чехии. Детектор частиц — в Германии.

Нам приходится иногда делать контрольные отстрелы, чтобы понять, как распространялись микрачастички с того или иного оружия. Сами они очень мелкие. Речь идет о частичке размером в сотые и даже тысячные доли миллиметра, которые человеческий глаз не увидит, а линза электронного микроскопа их «засечет» очень легко.

Такая экспертиза занимает довольно много времени. Анализ одной пробы, даже с использованием новейшего программного обеспечения, которое позволяет в автоматическом режиме это делать, требует около трех часов. Плюс добавьте времени на анализ результатов и заполнение документации. Правда, оборудование позволяет обрабатывать до 19 проб. С подозреваемого берутся как минимум пять проб. Поэтому обследование одного человека полностью длится около 30 часов. Но, например, по делам о браконьерстве часто проходит группа лиц. Надо выяснить, кто именно стрелял, были ли остальные «напарники» в зоне выстрела. Умножайте время ...

 И сколько исследований было уже сделано новым методом?

— Их количество нарастает по экспоненте. В 2016 году их было всего шесть. А за четыре с половиной месяца 2019-го — уже 40. Оборудование работает в круглосуточном режиме. И даже сейчас, когда мы с вами разговариваем, в камере микроскопа установлены пробы. Сейчас в производстве у нас два десятка экспертиз.

— А можете вспомнить первую экспертизу, которая была проведена по новому методу?

— Это было дело, связанное с убийством на бытовой почве. Сидели два человека, пили спиртное, после у одного из них в руках оказалась огнестрельное оружие ... Его и нашли у подозреваемого. Все говорило о том, что выстрел произошел недавно, ну а мы смогли дать категорический вывод, кто именно нажал на спуск. К тому же был положительный результат по генетической экспертизе.

А вот недавно мы столкнулись с не совсем стандартным случаем. На опушке был обнаружен мотоцикл, а рядом труп в луже крови и за спиной ружье. При осмотре тела нашли огнестрельное ранение в области поясницы. Следов кого-то другого, чтобы квалифицировать этот случай как убийство, не было вовсе. Поэтому первоначальной версией происшествия был назван суицид. Но, скажем так, мы с самоубийством сталкиваемся не так и редко, и место ранения не совсем типичное. Задача, однако! Начали анализировать места, где остались следы пороховых газов, их структуру. И во время моделирования ситуации выяснилось, что выстрел был ... самопроизвольный. Во время езды был случайно задет спусковой крючок. Пуля попала в артерию, и шансов у бедняги уже не оставалось ...

Развитие компьютерных технологий и электронной микроскопии позволило создать аналитические комплексы, которые могут проводить автоматический анализ продуктов выстрела на больших поверхностях исследуемых объектов. Один из таких комплексов успешно используется и у нас.

Валярьян ШКЛЕННИК

Фото дано Государственным комитетом судебных экспертиз

Выбор редакции

Общество

35 зарубежных студентов учат русский язык, чтобы чаще приезжать в Беларусь

35 зарубежных студентов учат русский язык, чтобы чаще приезжать в Беларусь

Их жизнь выходит далеко за рамки одних лишь занятий.

Общество

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Из 50 изданий, которые должны появиться на школьных партах до 1 сентября, 48 уже напечатаны.