Вы здесь

Как земляки увековечили память фронтовиков из родной деревни Заречье


С Михаилом Куцем и Георгием Шведом стоим у первой мемориальной доски на памятной аллее. На ней портрет Николая Гука и годы жизни его: 19261945. Указано, что солдат погиб в январе 1945-го. Вполне вероятно, что до 19-летия своего парень не дожил. Рассуждаем, что призыву подлежали с 18 лет. По сути дети шли на войну, такие юные, неопытные. Часто они погибали первыми, многим не суждено было вернуться. А это — нерожденные их дети, одинокие сверстницы, неутешные матери. Такая она, война. Ее можно почувствовать по истории одной отдельно взятой деревни почти через 80 лет ...


Родня у портрета фронтовика.

Стенд, который упал

Портрет Николая поставили первым не зря, он стоит сейчас как раз напротив своего дома, откуда Колю и проводили родные на войну. Даже полоска земли, на которой сейчас расположен весь мемориал, некогда их семье принадлежала. Смотрит Коля на деревенскую улицу. Едва ли не самый молодой он с 27 односельчанами не вернувшимися с фронта в Заречье. А 32 человека вернулись. Всего с небольшой деревни на Пружанщине в войне участвовало 59 мужчин.

После войны абсолютное большинство жителей работали в колхозе, растили детей. К памяти погибших фронтовиков и поклонению живых участников войны здесь всегда относились внимательно. В свое время колхозный парторг собрал по домам фотографии фронтовиков, создал стенд под названием «Вечная слава героям, павшим за свободу и независимость Родины». Стенд висел на почетном месте в «красном уголке» колхозного двора, где собирались больше всего по праздничным поводам.

Но слава оказалась не вечной, так как менялись поколения и уклад жизни. Колхозный двор пришел в упадок, фермы закрывали, построения сносили. И вот уроженец этой деревни Георгий Швед однажды случайно заглянул в бывший «красный уголок» и ужаснулся: стенд валялся на полу. Его видно, сняли, поставили к стене, потом щит наклонился или кто-то зацепил. Георгий Ярославович забрал те снимки домой. Он и раньше собирал памятные фотографии земляков, а также сам снимает, поэтому архив имел неплохой. Стал немного приводить в систему, потихоньку в родительском доме устанавливать что-то вроде музея. И все время размышлял, как же лучше увековечить память земляков. Однажды поделился этими мыслями с односельчанам Михаилом Куцем.

Идея, что проникает в душу

— Мне тогда твоя идея в душу запала, — говорит Михаил Михайлович. — И я стал думать, что же такое сделать, чтобы не исчезла память о родном селе, ее жителях.

У нынешнего брестского предпринимателя Михаила Куца отец тоже воевал, но, к счастью, вернулся. И отец его жены фронтовик. Так что для семьи эта тема всегда была особенная. А если на день села в 2015 году Георгий Швед в центре села выставил щит со снимками, которые он сохранил, отреставрировав, то люди стали подходить к нему, чтобы рассмотреть. Узнавали родных, плакали, звали внуков, показывали портреты. Вот тогда и Куца словно осенило, в голове картинка возникла с будущим мемориалом. Стали советоваться с другими земляками, обсудили возможное участие каждого.

Конечно, львиную долю расходов взял на себя предприниматель. Были изготовлены мемориальные доски с фотопортретами погибших земляков. Их выстроили в виде аллеи, в конце которой установили памятный знак-арку со звоном. Чьих снимков не нашли, написали фамилии на отдельной доске.

Земляки из разных стран

На открытие мемориала в сентябре прошлого года съехались несколько сотен выходцев из Заречья. Такого количества людей деревня не видела давно. Были гости не только из разных городов Беларуси, но и из зарубежья. Дочь фронтовика Ивана Гука Ольга Ищенко приехала из Одессы. В «похоронке», которую получила ее мать в конце зимы 45-го, говорилось, что Иван Васильевич Гук погиб смертью храбрых 13 февраля и похоронен в Восточной Пруссии. А Оленьке был только год, когда отец ушел на фронт, и об отце она знала только из рассказов близких людей. «Пока жива, буду приезжать сюда», — сказала тогда дочь Ивана Гука.

О своем отце Иване Щербо, артиллеристе, кавалереа ордена Славы 3-й степени, говорила дочь Мария Манюк. Семье даже не удалось отыскать его могилу, так как артиллерист умер от тяжелых ран в фронтовом госпитале, похоронен где-то в Австрии. На открытии Мария Ивановна говорила о горе своей матери и других солдатских вдов, которые выплакали глаза и преждевременно постарели. Теперь у их потомков есть еще один повод приехать в деревню, зайти на кладбище, постоять около портретов родителей. Ибо день деревни Заречье будет проводиться каждый год, — заверила председатель Великосельского сельского Совета Татьяна НОВИЦКАЯ.

Самая молодая жительница

А в деревне остается совсем горстка людей. Когда год назад мемориал открывали, было еще под два десятка человек. Теперь — почти вдвое меньше. Таисия Александровна Субота сказала, что она самая молодая жительница Заречья, а ей уже 78 лет. Таисия Александровна очень рада, что у них появилось такое замечательное памятное место: «Болею сейчас. На прошлой неделе у доктора была, назад ехать из города такси брала. Так этому парню-водителю сказала, чтобы дальше проехал, развернулся напротив нашей главной аллеи, чтобы и он увидел. Он так и сделал».

Вот Михаил Куц считает, что кто-то обязательно пройдет-проедет, кто цветок на 9 мая положит, другой маршрут скорректирует, чтобы специально заехать и детям показать.

— Ну а после нас, надеюсь, кто-то подхватит эстафету, не даст погибнуть этому мемориалу. Память должна оставаться. Кто же мы такие без памяти о корнях, о деревне, из которой вышли, о земляках? — рассуждает Михаил Михайлович.

Чтобы подхватили эстафету

Энергичные выходцы из Заречья решили не останавливаться на достигнутом и развивать мемориал. Сейчас возводится часовня. Ее купол, внутреннее наполнение готовятся в Бресте, сюда вскоре будут привезены готовые компоненты и смонтированы. «А со временем, если все будет хорошо, вон там, — показывает рукой Михаил Михайлович,— оборудуем стоянку для машин. Там же разобьем сквер с деревьями, поставим несколько столов со скамейками, чтобы на день деревни можно было присесть, пообщаться, вспомнить земляков, которых уже нет, и порадоваться встрече их потомков. Села скоро не будет как населенного пункта, но мы должны сохранить его для себя, наших детей, внуков».

И правда, Заречье преобразилось с возведением мемориала. Ранее на его месте, в самом центре села был пустырь, он постепенно зарастает травой, кустарником. Перед установкой мемориальных досок было проведено благоустройство, проложены дорожки, посажены туи. Газон сейчас досматривается. Привезены и камень-валун, который напоминает, что Заречье известно с XVIII века.

— Удивительное дело: чем больше живешь и больше отдаляешься от родных мест, тем больше сюда тянет, —рассуждает Михаил Куц. — Когда-то большая деревня была. Стадо коров насчитывал 80 голов. Были две фермы голов на 600 в сумме. А моя мать доила коров, когда на ферме не было никакой механизации. 16 коров три раза в день надо было выдоить вручную. Конечно, приходилось помогать. Тяжелая работа тогда была в сельском хозяйстве. Неудивительно, что мы стремились скорее уехать из деревни. Я после окончания школы поступил в военное училище, служил в разных местах Союза. Потом осел в Бресте. И родителей нет с 80-х годов. А сюда все равно тянет, приезжать хочется. Здесь прошло детство. Здесь раньше, до мелиорации, болот больше было, а красота какая, а птичьи песни весной! Не зря же сейчас активно заговорили о малой родине. Теперь понимаешь, что она у нас заложила что-то такое, чего на всю жизнь хватает.

Светлана ЯСКЕВИЧПружанский район

Название в газете: ​Вярнуліся да родных хат

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.