Вы здесь

Маленький обрывок дореволюционного документа рассказал о преступлении конца 19 века


Необычные находки строителей на чердаке Слонимской библиотеки приоткрыли тайны прошлого.


События, о которых мы расскажем, происходили 18 июля этого года. Ремонтировавшие крышу Слонимской районной библиотеки им.Я.Коласа мастера разбирали мусор. Среди прочего им на глаза попались фрагменты костей и обрывки старинных документов, которые были разбросаны по чердаку. Как и требуется в подобных случаях, строители проинформировали о находках правоохранительные органы.

Прибывший на место происшествия следователь Артем Николайчик обстоятельно подошел к делу. Изъял все фрагменты костей, документы и их части, приобщил к материалам проверки еще один найденный бумажный обрывок с записями.

Основная задача следствия в таких случаях – выяснить принадлежность костных останков. Если это кости человека, прежде всего узнать давность его смерти, чтобы определиться с наличием или отсутствием факта криминала. Именно так и поступил Николайчик, назначивший экспертам проведение судебно-криминалистической экспертизы. Подобные выводы делаются с упором на ее результаты. Попутно следователь опросил строителей и работников библиотеки, которые и сами были удивлены находкам и не смогли пролить свет на ситуацию.

Здание библиотеки было построено в середине ХVIII века. До начала ХХ века в нем размещалось городское самоуправление., А в военный период, по информации краеведов, в этих стенах содержались заключенные. Поэтому на чердаке могли находиться «осколки» разных эпох.

Поскольку принадлежность костных останков была не определена, проводить параллель между ними и бумажными посланиями из прошлого у следствия не имелось. К тому же ни у историков, ни у общественности, бумаги и их обрывки не вызвали повышенный интерес. К реликвиям не относятся, значит, не заслуживают внимания. Однако следователь Николайчик вместе с автором этих строк решили скрупулезно изучить и исследовать все тексты. В результате не только приоткрыли страницы книги прошлого, но и усмотрели в обрывках письма криминальный подтекст.

Рассказали бумаги

С чердака было изъято с десяток бумажных листов и фрагментов, но интерес представляют четыре. Причем два из них оказались полностью уцелевшими.

Первый – предварительное свидетельство страхового общества «Саламандра». Его фирменный бланк сохранился хорошо. А вот рукописный текст в свидетельстве местами выцвел, поэтому разобрать его было трудно. Понятно было, что страхуется от пожара недвижимое имущество — а именно  квартира, расположенная в доме Школьного двора г.Слонима, — принадлежащая некой гражданки с длинной и витиеватой фамилией на букву «Д». Событие происходило в 1904 году. Страховая сумма – 800 с лишним рублей. Причем по полису видно, что недвижимость страхуется не в первый раз.

Вместе с тем, интерес вызвал не столько факт страхования, сколько кампания-страховщик. Дело в том, что страховое товарищество «Саламандра» являлось крупнейшей компанией дореволюционной России, символом надежности и экономической свободы на всей территории империи. Она была утверждена «Указомъ Его Императорского Величества въ 26 день Января 1846 года». Название товариществу дал брат основателя компании Антоний Погорельский. Тот самый, который написал знаменитую сказку «Чёрная курица, или Подземные жители». Именно он придумал удачный девиз товарищества – «Горю, но не сгораю». В то время верили, что у саламандры необыкновенно холодное тело, позволяющее ей находиться в огне и не сгорать, и даже тушить любое пламя.

К концу ХIX века это страховое товарищество вело свою деятельность от Алтая до берегов Черного моря. А в начале прошлого века открыла представительства и дочерние компании в Америке, Скандинавии, Центральной Европе и на Балканах, став лидером русского бизнеса за границей. Соответственно можно сделать вывод – клиенты у кампании были серьезные и раз работал филиал в Слониме, значит, народ здесь проживал с достатком.

Второй документ – открытое письмо, похожее на открытку. Адресовано некоему господину И.Зеликовскому – агенту товарищества «Саламандра» по г.Слониму. Любопытно, что филиал страховщиков располагался не в указанном городе, а в соседнем – Новогрудке, что следует из углового штампа письма. Дата отправки – 2 июня 1898 года. Содержание послания сводится к тому, что его отправитель допустил ошибку при страховании. Указал в полисе вместо 400 рублей меньшую сумму. Поэтому просил произвести правку, надеясь, что документы еще не ушли в правление.

Третий бумажный артефакт самый крохотный. Это маленький обрывок карточки, сохранивший важнейшую информацию. На бланке осталась надпись «Купонъ» и почтовый штамп 1899 года с указанием двух населенных пунктов – Любчи (ныне городской поселок в Новогрудском районе – прим. авт.) и Минска. Увы, но в графе «отъ» кого перевод уцелели лишь четыре первых буквы – «Бейт». Зато сохранилась сумма почтового перевода – «10 руб.».

Чтобы понять весомость этого денежного перевода, приведу действовавшие в тот период цены на различные товары. Килограмм телятины стоил 70 коп, осетра – 90 коп, черной зернистой икры – 3,2 рубля. Деловой костюм обходился в 8 рублей, а легкие ботинки – 2 рубля. За 1 рубль можно было пообедать в приличном ресторане или поселиться на сутки в гостинице.

Загадочное письмо

Все три описанных документа довольно интересны в информативном плане. Вместе с тем, с правовой точки зрения куда большее внимание заслуживал четвертый бумажный фрагмент. Это обрывок письма и, судя по всему, довольно большого. Однако вне зависимости от того, какая информация канула в лету, оставшийся клочок повествует о весьма любопытных фактах.

Из хорошо сохранившегося текста явствует, что письмо 13 октября 1888 года писал некто Александр Андреевич Зубов. Он проживал в г.Москва в доме Гофмана на Арбатской улице, 26 в 7-й квартире. Отсюда можно сделать вывод, что Зубов являлся не бедным человеком, ибо простому люду жилье в доходных домах Гофмана было не по карману. В соседнем 13-м доме Гофмана на Арбатской улице жилье снимала знаменитая оперная певица Э.К. Павловская и известный художник А.В. Моравов.

Кроме того, об уровне доходов автора письма А.Зубова говорит тот факт, что в тексте он сам себя просит величать «Его Благородие». Такая форма обращения употреблялась в дореволюционной России к лицам, обладавшим правом на личное дворянство и правом получения потомственного почётного гражданства их потомками. По «Своду уставов о службе гражданской» 1842 года годовое жалование титулярного советника составляло 75 рублей серебром или 262 с половиной рубля ассигнациями.

Очевидно господин А.Зубов имел неосторожность связаться с человеком, оказавшимся плутом и шантажистом. «Александр Андреевич! Помните, что ваше заемное письмо, квитанция и деньги у меня», – цитировал Зубов неизвестного адресата. При этом подчеркнул: «…жду, что вы возвратите все, что следует». В противном случае буду вынужден «…заявить обо всем, кому следует».

С учетом такого расклада наиболее вероятными были две версии событий тех лет. Первая – Зубов официально оформил денежный займ, но по каким-то причинам все документы и полученные деньги оказались у его знакомого. А тот все прикарманил, оставив Александра Андреевича ни с чем.

Вторая – Зубов производил через знакомого возврат ранее взятого займа, передав тому деньги и документы. Друг обещал все устроить, но слова разошлись с делом. При этом не исключено, что падкий до чужого приятель работал в том самом банке или ином учреждении, выдавшем Зубову займ. И судя по его интонации, даже шантажировал Зубова.

Любопытен еще один факт. В условиях, когда его попросту обобрали, Александр Андреевич то ли из благородства, то ли еще по какой причине проявлял терпимость и сдержанность. Вместо того, чтобы призвать прохвоста к ответу и обратиться в полицию, он вступил с ним в переписку. Выражение «если вы вынудите меня» говорит, что его чаша терпения еще не переполнилась. А выражение Зубова: «…могу быть вам полезным, да и не отказал бы дать на оборот, если бы вы теперь поступили со мной хорошо» заставляет недоумевать. Произошедшее явно находилось вне правового поля. Причем с учетом места жительства Александра Андреевича трудно представить, почему столь важное письмо оказалось в г.Слониме. В нем ли жил получатель послания или оно долетело сюда случайно? Скорее всего это так и останется тайной. Такой же, как и финал разборки Зубова с его таинственным адресатом.

То ли еще будет?

Сделав исторический экскурс по ходу изучения документов и их фрагментов, следствие вернулось к главному. Проверка по факту обнаружения костных останков была продолжена. Точку в ней поставили после выводов экспертов. При анатомо-сравнительном исследовании специалисты установили, что костные останки с чердака библиотеки принадлежат животным. А значит, речь о криминале не идет. И все же находки из прошлого могут быть весьма загадочными и окутанными тайными завесами…

Сергей Шершеневич

фото автора

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.