Вы здесь

Светлана Боровская: Пока живы наши родители, мы — дети


«Боже, это голос из моего детства, из телевизора», — так отреагировал 20-летний бариста, принимая заказ от Светланы Боровской. Мы сидели на уютной веранде небольшого столичного кафе на улице Румянцева. За два часа несколько человек поздоровались с моей собеседницей. От дружеского: «Светочка, дорогая, сто лет не виделись!» До почтительного: «Здравствуйте, Светлана Алексеевна!» — от студентов журфака, где она с недавнего времени преподает. А еще запомнился взрослый мужчина. Он сказал, что как только жена начинает жаловаться на погоду или здоровье, он ей говорит: «Посмотри на ту даму из телевизора». И это оказывается наилучшим рецептом против хандры. Боровская — не первая знаменитость, с которой мы оказались в публичном месте, но такого бенефиса не припомню.


Мы договорились пообщаться об отношениях детей и родителей. Поэтому сначала было интервью со Светланой, а потом я встретилась с ее мамой — Екатериной Дмитриевной, и задала ей такие же вопросы.

— Первый ребенок у вас появился в очень молодом возрасте, второй — через 8-9 лет. Не было обидно, что подруги на танцах, а вы дома с ребенком на руках?

Екатерина Дмитриевна: — Абсолютно ни о чем не жалею. Хотя планы у меня были поступить в театральный институт, однако срезалась на третьем туре творческого конкурса. Были тогда в Минске при театре Янки Купалы вечерние курсы — начала там заниматься, но уже имела отношения с будущим мужем, вскоре и свадьбу сыграли. Какой же молодой потерпит, чтобы жена по вечерам пропадала? А потом Светлана родилась.

Я считаю, что мои дети появились на свет в самое удачное время. Дети — не помеха ни в карьере, ни в отпуске. Когда говорят, что дети почему-то там помешали в жизни, думаю, да прикрывают свою собственную лень. А такая разница в возрасте дочерей для меня как для мамы очень удобна, потому что Светлана уже помогала нянчить Руслану.

Светлана Боровская: — Старший сын родился, когда я была студенткой. Растить детей мне очень помогали бабушки. Сын Вова все лето проводил у мамы мужа на Кавказе. Но это не значит, что мы «подкинули» детей старшему поколению. Перед глазами был пример моих родителей, когда они каждые выходные приезжали с гостинцами в деревню, где я проводила каникулы. Так и мы: при первой же возможности — к детям. А разница в возрасте — отлично! Володя отводил Клима в садик, потом в школу. А я из телевизора напоминала, что старший братик надевает младшему рукавички, берет за ручку и ведет в школу.

— Говорят, что для воспитания девочки более важен отец, чтобы она потом выбирала в жизни «правильных» мужчин, а для мальчика — мать, именно общение с ней учат понимать женщин.

К. Д. — Мне кажется, важно, чтобы оба, мать и отец, участвовали в воспитании детей. Так получилось, что Света была единственная малышка во всей родне, она такой залюбленный ребенок. Я очень за нее дрожала, вплоть до того, что просыпалась ночью, чтобы посмотреть, что она дышит. С Русланой была более спокойной матерью, так как уже появился опыт.

С. Б. — Всему поведению в социуме меня научила мама, она меня воспитала женщиной в вопросах дружбы, любви. А папа воспитал ... не воспитывая. Например, все дети просили у родителей деньги на мороженое и получали 13 или 28 копеек. Мне папа всегда давал рубль. При этом я никогда не покупала три порции мороженого сразу, хотя очень любила это лакомство и могла себе позволить. Папин рубль — он больше, чем возможность выбора, коакое мороженое купить. Он мне дарил мир. Знаете, когда дети живут в деревне, то одно воспринимает как «своё» только пространство, огражденное забором, другой же как «свое» воспринимает поле, лес, речку, все, что видит вокруг. Вот именно это ощущение, что весь мир принадлежит мне, дарил папин рубль.

В моей семье, мне кажется, мы сделали равноценный вклад в воспитание сыновей. Знаю точно, что дети очень любят нас, особенно за раннее детство. При всей загруженности, мы находили время для детей. Как мама я довольна тем, сколько Толя (Анатолий Котенев — актер театра и кино, заслуженный артист Беларуси. — Авт.) отдавал внимания сыновьям. Помню, когда Толя устал качать коляску, то придумал устройство на основе резинки, которая позволяла подтягивать ее к себе без помощи рук. Ногой отодвигал — резинкой подтягивал и так укачивал.

Или вот еще момент: мы никогда не пропускали утренники. Как-то пришли к Вове, он читает стишок, а мы с Толей плачем от умиления. Все люди как люди, а мы в слезах, с платком в руках. С Климом была другая история — он выступал, и так получалось, что его все время закрывала девочка в розовом платье. Я ей шепчу: «Девочка, отойди, пожалуйста», а Толя говорит: «Света, как тебе не стыдно, у девочки тоже мама есть». Мы были такие немного безумные родители.

— Но теперь вы меня предупредили, что сыновья просили о них не особенно говорить и уж точно — никаких фотографий.

С. Б. — Они появились на свет в семье популярного артиста, а потом и мама стала известной телеведущей. С детства к ним было приковано внимание. Я помню, как в скверике на улице Ленина у нас брали интервью.

Клим не хотел ничего говорить на камеру, я видела, что ему это не нравится, поэтому все свернула. Ребята очень самостоятельные. Даже в поликлинику сами ходили в подростковом возрасте: «Мама, ты придешь, все начнут охать-ахать, пропускать вне очереди. Мы так не хотим». Школу для детей я выбирала по принципу, чтобы не нужно было переходить дорогу. Володя учился в обычной школе в Малиновке. А Клим уже в другую школу пошел, где была прекрасная директор Наталья Евгеньевна. И она сразу на все мои «ахи» сказала: «Мамаша, идите на работу, а тут я буду заниматься». Могу точно сказать, что не статус делает учебное заведение хорошим или плохим, все зависит от людей, которые там работают.

Как только сыновья сказали, что больше никаких интервью и фотосессий, мы не настаивали. Они хотят прожить свою жизнь, а не в тени известных родителей. Нам же, конечно, хочется как можно дольше укутывать детей пуховым одеялом своей заботы. Но это их выбор.

Ребята даже не рассматривали как вариант актерскую карьеру?

С. Б.— Нет. Старший, Володя, окончил БГУ по специальности «философия». Он и по складу характера философ. Я же эмоциональная, иногда что-то говорю ему, а он вдруг так спокойно: «Мама, сформулируйте вопрос». И все, он так красиво понижает градус моих эмоций. Младший, Клим, учится в лингвистическом университете. Между прочим, я мечтала в детстве поступить в «иняз» и быть переводчиком. Знала, что девочек не очень берут в переводчики, но была уверена, что еще и знаменитой стану. Как интересно получается: я осуществила мамину мечту стать актрисой, а мой сын — мою мечту учиться в лингвистическом университете.

— Вы строгая мама?

К. Д. — Да, наверное, даже очень. Для Светы я установила своего рода комендантский час — в 22.45 надо было быть дома. Вот она и бежала с танцев ... Но это все не для того, чтобы показать свою власть над ребенком. И тем более не от недоверия. Это все от страха, чтобы ничего плохого не случилось с ребенком. Знала, что девочки умные, умеют себя вести, но люди вокруг не только с хорошими намерениями.

С возрастом, конечно, стала мудрее и понимаю, что не надо на каждом шагу опекать взрослых детей.

С. Б. — Вряд ли строгая. Но я такая мама, которой много. Учусь отпускать детей от себя.

— Вы подруги?

К. Д. — Нет. Я считаю, что матери и дочери не могут быть подругами. Мы очень близкие люди, которые доверяют друг другу, могут говорить на разные темы. Ранее Света говорила: «Не нужны мне, мама, ваши советы», сейчас больше прислушивается, эта фраза у нее просто исчезла. А я рада поделиться своим опытом. Я очень люблю своих детей и внуков. Мне по-прежнему хочется помогать им. Если у Светы эфир, я обязательно проверяю — все ли в порядке с платьем. Каждый год на месяц езжу в Италию к Руслане. И там тоже помогаю, мне в радость приготовить для них ужин. Приятельницы мне иногда говорят: «Зачем тебе это, поживи для себя». Так я и живу для себя! Это для меня важно, чтобы у моих детей и внуков все было хорошо, чтобы Света пришла с работы, а дома приготовлен ужин.

С. Б. — Нет, мы не подруги. Я воспитана на безусловном почитании старших. Мама может мне делать замечания, я ей —  нет. Но мы очень близкие, родные люди. Я живу с уверенностью: что бы ни случилось, у меня есть мама и папа, и они всегда меня поддержат и поймут. Не зря говорят: пока живы наши родители, мы —  дети.

— Светлана, мне вот как старшей сестре в детстве казалось, что родители больше любят младшую. А вам? И вообще, дружите ли вы с сестрой?

С. Б. — Очень важная оговорка, что так вам казалось в детстве. Повзрослев, я поняла, что родители любили нас одинаково сильно, просто по-разному, ведь и мы не очень похожи. В детстве мы с Русланкой могли поссориться и даже подраться тапками дома. А вот когда однажды в школе посмели обидеть мою сестру, я так схватила ее подругу и все ей объяснила ... По-настоящему дружить мы начали, когда Руслана приехала учиться в Минск, она и жила у нас. Очень помогала мне с маленьким Климом. Сестра уже много лет живет в Италии, расстояние сделало нас еще большими подругами. Раз в год она обязательно приезжает в Беларусь, а я езжу к ней.

Хотя, наверное, комплекс старшей сестры где-то в глубине души живет. Этой зимой мы с мамой поехали на дачу. В доме холодно, растопили камин. Я пошла еще по дрова. Захожу в дом, а мама греет одеяло перед камином, чтобы мне было тепло укутаться. Представляете, мне 49 лет, а мама для меня греет одеяло (слезы на глазах. — Авт.)! Я тогда сказала: «Мамочка, как же ты меня любишь».

— Екатерина Дмитриевна, вы стали бабушкой в ​​39 лет. Наверное, когда играли с внуками, вас принимали за их маму?

К. Д. — Так и было. Когда родился Вова, я оформила на себя декретный отпуск. И хорошо подготовилась: у меня была знакомая портниха в Вильнюсе, она сшила мне шикарный костюм. И вот иду я в нем, гордо везу коляску и получаю столько комплиментов именно как мама, но с такой радостью говорю: «Я —бабушка».

Люблю внуков. Их у меня трое, и все мальчики. Помню, отдыхала с Вовой и Климом в Болгарии. А там столько развлечений, и они все хотят попробовать. Особенно им тарзанки над морем понравилось. Смотрю и думаю: как же отпустить детей? Подошла к инструктору и говорю: мол, нужно самой сделать контрольный полет. Дух захватывало от счастья, когда на довольно большой скорости неслась над водой. А потом со спокойным сердцем отпустила мальчиков. И знаете, они летали, и моя душа вместе с ними. Это такое огромное и незабываемое счастье!

— Светлана, как вы считаете, можно ли помогать взрослым детям финансами?

С. Б. — Можно, если у родителей есть возможность и дети сами работают. И это один из плюсов раннего материнства. Дети выросли, а у тебя пик карьеры, хорошие заработки. Почему бы не помочь и детям, и пожилым родителям?

— Чему вы научились у своей мамы?

С. Б.— Мне хотелось быть такой же заботливой, как моя мама. Знаете, она дышала в носки, чтобы согреть их для нас. Точно так делала и я, но очень быстро сыновья сказали: «Мама, хватит уже ...»

— Давайте представим, что завтра один из сыновей скажет, что вы скоро станете бабушкой...

С. Б. — Буду очень рада. Научилась не просто спокойно воспринимать свой возраст, а с благодарностью: я живу, и мне всего достаточно. Но проблема принятия возраста была. Очень остро переживала 40 лет. Вы заметили, как говорят: ей, 35, ей 37, но ей «уже 40». Это такой предел, когда из молодой женщины переходишь в категорию взрослых. Наверное, я год с собой вяло договаривалась: «Детка, тише уже, сходи с ума медленнее». Больше всего я боюсь выглядеть нелепой в своем возрасте. Мне хотелось бы в добром здравии дожить до глубокой старости, мне очень интересно, как сложится жизнь детей, внуков, друзей, коллег.

— Когда договаривались об интервью, вы сказали: мол, имейте в виду, идеальной картинки родительских-детских отношений не будет. Значит ли это, что у вас бывают недоразумения?

С. Б. Конечно. Могу и обидеться на сыновей. Но вот к чему я пришла: в проблемах с детьми виноваты родители. Поэтому если мы немного поспорим, я первая иду мириться. С мамой я тоже первая мирюсь.

— Какие черты характера родителей вы хотели бы получить и передать в наследство?

С. Б. Все, чему восхищаюсь в них! Моему папе ампутировали ногу, но сделали протез, он водит машину, живет так, как будто ничего не случилось. К нему приходят замечательные соцработники, помогает моя одноклассница, и я приезжаю каждую неделю. Мама у нас тоже очень заботливая, и я ее очень люблю.

Р. S. Когда я спросила у Светланы номер телефона Екатерины Дмитриевны, она его сразу продиктовала, а не начала искать номер в записной книжке телефона как делает 90% из нас. «Я и домашние телефоны родителей и детей знаю наизусть», —пояснила она.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Фото Евгения ПЕСЕЦКОГО и из личного архива Екатерины и Светланы Боровских

Выбор редакции

Экономика

Налоги на землю и недвижимость нужно заплатить до 15 ноября

Налоги на землю и недвижимость нужно заплатить до 15 ноября

Тем, кто просрочит или забудет внести налог, грозит штраф, пени и в исключительных случаях вас могут не выпустить из страны.

Культура

«Когда человечество снова поставит перед собой высокие вопросы, оно меня вспомнит»

«Когда человечество снова поставит перед собой высокие вопросы, оно меня вспомнит»

Пообщались с невесткой известного уроженца Витебска Лазаря Хидекеля.

Общество

Где находят поддержку родители особенных детей?

Где находят поддержку родители особенных детей?

Стояли в коридоре и вспоминали первые шаги в воспитании своих особенных деток.

Спорт

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

Так ли опасен парашютный спорт, как кажется на первый взгляд?