Вы здесь

Илья Копиевич (1651—1714)


Илья Копиевич был просветителем, который много сделал для развития русского книгопечатания, а вот на своей родине, в Беларуси, долгое время был почти неизвестен. Драматические события перевернули его судьбу.


Еще в девятилетнем возрасте в 1660 году московский воевода Хованский взял его в плен и вывез в Московию. Позже Копиевич упоминал, что шесть лет был «под большим государем». Неизвестно, что он имел в виду, — возможно, свое проживание при царском дворе. Не исключено, что Илья учился у Симеона Полоцкого. Впрочем, в 1666 году он вернулся в Беларусь, где его ждало большое разочарование. Родовое поместье конфисковали в пользу иезуитов на том основании, что отец Ильи был еретик (протестант) и предатель — перешел на сторону русского царя. Юноша остался без средств к существованию. Надо было искать свое место в жизни. Копиевич выбрал не военное призвание, а просвещение. Учился в Слуцкой кальвинистской гимназии, он продолжал обучение в реформатской школе в Амстердаме, стал кандидатом-пастором Амстердамского сбора. Уже тогда Копиевич думал заняться издательской деятельностью и просил совета в письмах к знаменитому немецкому философу и ученому Готфриду Вильгельму Лейбницу. Что посоветовал ему мэтр, неизвестно, но свой замысел Копиевич смог осуществить. Поспособствовал этому приезд в 1697 году в Голландию русского посольства, в котором находился и царь Петр I. Копиевич преподавал языки членам посольства и так познакомился с царем. Активный, эрудированный человек, а тем более тот, который жил раньше в Москве и знал русский язык, стал ценной находкой для царя. Петр I предложил Копиевичу писать для просвещения его подданных «математические, геометрические, архитектонские и ратные земные и морские книги и прочие всякие художние». Наверное, речь шла о переводах на русский язык голландских книг. Это было благородное дело, о котором он мечтал, поэтому с радостью согласился. «Ничто же полезнейшее есть в сем знатии, как познание и умелость писмен. Сие приношает величество и славу, сие неизреченую красоту воздает, сие государство укрепляет, и расширяет, и прославляет — всякому человеку во всяком чине полезно. Письмена разум исправляют, и обучают, и утешают» — так Илья Копиевич понимал назначение книг.

За год напряженной работы Копиевич перевел «Морского плавания книгу» автора Деграфтира, которую сопроводил специальными чертежами. Царь заплатил только за перевод, а вот издание его поручил голландцу Яну Тэсингу, придав ему монопольное право печатать русские книги и распространять их в Московии. Сложилось странное положение. У Тэсинга не было кириллического шрифта, поэтому он и сам не печатал русские книги, и не давал это сделать Копиевичу. Пришлось Копиевичу кланяться Тэсингу, делать шрифт и уже вместе с ним издавать свои книги. В 1699 году в типографии Тэсинга выходят сразу три книги Копиевича: «Введение краткое во всякую историю», «Краткое и полезное руковедение во аритметику», «Уготование и толкование ясное поверстания кругов небесных» — учебники по истории, арифметике и астрономии. Автор писал о том, что давно было известно культурной Европе, но чтобы стало известно и в Московии, нужно было убедить московитов в потребности и пользы знаний. Вот как Копиевич объясняет назначение истории: «История же память утвержает и деянием древняя, или дела Ветхого всяческая прешедшего времени, яко настоящего, изъявляет, к познает и не забывали всяк род».

Однако, как выяснилось, книги Копиевича были нужны. Подготовлены к печати рукописи, «аки безделицу какую», вернул обратно подьячий, издевательски мовившы: «У нас-де Промышленная людей на Москве стегают!» Ученики не сказали за учебу спасибо, а украли четыре его глобусы.

В следующем 1700 году Тэсинг выдал аж пять книг Копиевича. Это и словари (русско-латинско-немецкий и русско-латинско-голландский), и латинская грамматика, и переводы эзоповым басен и фрагмента из книги Льва миротворцев о военном искусстве.

Не все было так хорошо, как хотелось Копиевича. Основанная им типография не принесло ему доходов для дальнейшей плодотворной работы. Он только переиздал «морского плавания книгу» и издал «святцы, или календарь». В поисках лучших условий печатник переехал в Гданьск, но и там не мог наладить книгопечатание из-за нехватки средств и отсутствия словалитни. Только в 1706 году он напечатал следующую свою книгу «Руковедение в грамматику во Славяно-Российскую или московском". А потом опять начались трудности и жизненные обыски. Пришлось оставлять Гданьск, который захватили шведы. Копиевич лишился типографии, остался без средств, по дороге в Варшаву был ограблен казаками. В обозе русской армии генерала Якова Брюса он добрался до Москвы, а оттуда выехал в Петербург на службу переводчиком посольского приказа. За государственными заботами царь забыл о человеке, который нес знания в Россию. Книги Копиевича - перевод курильщиков (1709 г.), переиздание басен Эзопа (1712) - вышли без его имени. Так, в забвении, в 1714 году Илья Копиевич умер. Остались его книги (аж двадцать три, да еще, по некоторым сведениям, он написал «Риторика», «Поэтика» и много стихов), по которым училась молодая Россия.

До сих пор исследователи спорят, был Илья Копиевич создателям гражданского шрифта, которым мы пользуемся. Известный факт, что в 1707 году Копиевич в Московской правительственной типографии отлив новый шрифт, который получил название «гражданский». Но руководитель типографии Поликарпов, чтобы избавиться от конкурента, назвал его еретиком из-за протестантского вероисповедания. Разумеется, признать, что гражданский шрифт разработал какой-то там Литвин-еретик, не приходилось, а потому пальму первенства получил сам царь Петр И. А Копиевич, который при должной поддержке мог сделать очень много для просвещения, терпел несправедливость к своей судьбе: «И тако сими утешаяся, да познаем нашу немощь, и держимося смиренномудрия и правды».

.

Выбор редакции

Жилье

Пожилые люди не могут переехать из аварийного жилья в нормальное. Почему?

Пожилые люди не могут переехать из аварийного жилья в нормальное. Почему?

Дом № 76 по ул. Волгоградской в Минске был признан аварийным еще в нулевых.

Экономика

В Минске продается более 10 тысяч квартир

В Минске продается более 10 тысяч квартир

На вторичном рынке жилье продолжает дешеветь (в глобальном плане без перерывов) уже с сентября прошлого года.

Общество

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до глубокой старости?

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до глубокой старости?

Неужели эту тяжелую болезнь так легко обвести вокруг пальца?

Калейдоскоп

Разбираем модные мастхэвы наступающего сезона: чем пополнить гардероб?

Разбираем модные мастхэвы наступающего сезона: чем пополнить гардероб?

Мода весны-2021 предлагает несколько глобальных направлений: минимализм, унисекс и 1990-е.