Вы здесь

Можно ли на свадьбу надевать чужое платье?


В следующем письме, которое пришло из Заславля от Ларисы Иосифовны П., вопрос о свадьбе, но он касается проблемы ритуальной одежды: «20 лет назад я выходила замуж и, чтобы не отдавать лишние деньги за подвенечное платье, я одолжила ее у своей подруги, муж которой быстро запил. Через 6 лет они разошлись. У меня три года все было по-человечески, а потом пошло-поехало. Муж стал выпивать, поздно возвращался домой. Жили так 15 лет, но брак сохранили. Сейчас муж немного поутих. Может, во всех этих недоразумениях платье подруги «виновато»? »


Ритуальная одежда, как и повседневная, всегда была своеобразным индикатором смыслового поля обрядового события. Она акцентировала внимание на главных персонажах обряда, подчеркивала их положение и социокультурный статус, маркировала родовую соотнесенность. Контакт с обрядовой одеждой оказывал неоспоримое влияние на дальнейшую судьбу тех, кто в неё одевался / переодевался.

Особым сакральным статусом наделялась брачная одежда жениха и невесты, а также головные уборы, которыми украшали девушку на время ее символического перехода в статус женщины — защитницы и хранительницы неугасимого семейного очага. Оно было новое, но при этом могло иметь некоторые элементы свадебной одежды матери или бабушки и тогда делалось еще и переданным в наследство от самых близких родственников.

Ученые-этнографы и специалисты в области декоративно-прикладного искусства давно пришли к выводу, что орнамент традиционного женского костюма — это местный диалект, закодированный соответствующими знаками — у-Зорами. Как язык дан человеку Богом, так и язык орнамента дарован роду небесами. Однако как в каждой семье была своя кличка (это вполне нормальное явление, когда действительное собственное имя человека закрывалось, потому что через него могли нанести ущерб), так и в каждом костюме в обязательном порядке был свой диалектный знак, который в течение веков объединял представителей одного рода и одновременно выдвигал их среди большой сельской общины.

В связи с этим и надо было невесту, которая еще не «промаркирована» соответствующими опознавательными знаками рода жениха, перенести через порог — ту сакрально-магическую границу, которая контролировалась предками. И только после того, как мать жениха повяжет ей свою косынку и фартук, невеста, точнее, теперь уже невест (к) а, может смело двигаться в пространстве дома своего мужа.

Тогда встает проблема, которая могла возникнуть только сегодня между людьми, которые (не по своей вине) отреклись от знаков родовой принадлежности. Пусть в повседневной жизни мы ходим в городском одеянии, но в обрядовой ситуации и особенно во время свадьбы хотелось бы видеть наших невест-красавиц в традиционных костюмах (чтобы сразу читалось, чьего ты роду-племени). В связи с этим становится понятным, что ни одна невеста (в прошлые века) даже не подумала бы брать на свадьбу чужой костюм (!). Это считалось бы изменой своему роду.

Однако военное лихолетье и тяжелый послевоенное время просто заставили наших женщин пойти на некоторые уступки. В Верхнедвинском, Червеньском, Кировском, Лепельском, Кобринском, Шкловском, Чаусском районах нам рассказывали о том, что в течение длительного времени головной убор невесты был один на всю деревню и его передавали друг другу, хотя при этом бабушки сознательно понимали, что это было серьёзным нарушением традиции. Однако, сокрушенно склоняли они головы, —  время было такое.

Затем в шестидесятые и семидесятые годы наши родители постепенно стали на ноги и уравновесили ситуацию. Однако конец XX века вновь двинул извечно заведенный порядок. Если новомодные наряды невесты, в которых она побудет всего несколько часов, стали стоить больших денег, то, как начали говорить в народе, «стало невыгодно их покупать». Сейчас свадебные наряды берут напрокат.

Вот тут и начались непредсказуемые проблемы. Никто не знает той предшественницы (с какой судьбой, энергетикой, аурой), которая одевала на себя подвенечное платье. Каким образом можно хоть в какой-то степени нейтрализовать влияние этой энергетики, как перекодировать платье для передачи новому человеку? И так снова по кругу.

Поэтому ответ будет такой: пусть лучше более дешевое, но свое. Не берите напрокат чужую судьбу, чтобы затем не сетовать на себя, что после свадьбы жизнь пошла не той колеей.

Оксана КОТОВИЧ, Янка КРУК

Присылайте свои вопросы о корни и приспособленность к современной жизни календарных и семейно-бытовых народных традиций и обрядов на почтовый или электронный адрес редакции с пометкой «Пра радзіннае».

Выбор редакции

Общество

Дворцы, парки, усадьбы. На Брестчине ведется большая работа по восстановлению историко-культурных объектов

Дворцы, парки, усадьбы. На Брестчине ведется большая работа по восстановлению историко-культурных объектов

Одним из первых в области начали реставрировать величественный дворец Сапег в Ружанах.

Общество

Шоппинг с дополненной реальностью. Технологии 3D-моделирования откроют новый формат торговли

Шоппинг с дополненной реальностью. Технологии 3D-моделирования откроют новый формат торговли

Наша страна занимает третье место в своем регионе по количеству бесконтактных транзакций.

Общество

 «Умные» города. Как цифровизация изменит нашу жизнь?

«Умные» города. Как цифровизация изменит нашу жизнь?

Следующий этап — создание умных городов.

Общество

Непредвиденные путешествия. Как не потеряться в лесу?

Непредвиденные путешествия. Как не потеряться в лесу?

Теплая и влажная погода толкает к тому, чтобы пойти в лес.