Вы здесь

Опера «Князь Игорь» открыла сезон в Национальном академическом театре Беларуси


Правитель, который проиграл битву ... Остался без армии, оказался в плену и потерял честь перед своими ... Но глубоко скорбит и думает, как исправить ошибку, которая привела к поражению от чужаков. Такой князь Игорь в опере Александра Бородина — личность сложная, трагическая, которая, понимая свое положение, не хочет мириться с предопределенностю. Такого князя Игоря знают все любители оперы — к произведению Александра Бородина неоднократно обращался наш театр. Другого героя стремились показать в новой версии. По крайней мере, ее режиссер Галина Галковская накануне объясняла свою идею прочтения произведения. Но постановочные намерения — одно, они иногда звучат очень вдохновляюще и не всегда потом оправдываются в зрительном зале. Другое дело — итоговый художественный продукт, каким его видят (и воспринимают) зрители.


Опера «Князь Игорь» открыла сезон в Национальном академическом театре Беларуси. Очередная премьера произведения, которое у нас любят, — в афише театра появился еще в 1934 году, а в послевоенное время было совершено несколько постановок. Предварительная версия Юрия Александрова делала акцент на лице самого князя. Новая постановка представляет собой скорее эпическое полотно, где все герои становятся главными (каждый по-своему гнет свою линию и ведет свою партию, соответственно, все солисты могут показать себя, что и делают). Но если тема личности в истории всегда актуальна, то обращение к эпической иллюстрацией сюжета вызывает вопросы: насколько это обоснованно сегодня?

А на этот раз нам предложен именно такой вариант «Князя Игоря»: постановка оперы масштабная, сделанная с размахом, дорого... На это обращаешь внимание уже с самого начала: звучит музыка, и картинки на экране «вводят» в контекст, так сказать, задают тон. И обозначают идею: есть святая Русь, она непреклонна, как мощные храмы с крестами на блестящих золотых куполах. И именно этот контекст (а не условия существования героев и развития их образов) определили настроение, с которым я потом смотрела всю постановку, что обращает к далекому прошлому, упомянутому в «Слове о полку Игореве». События XII века, жители Путивля противостоять половцам. История, пересказанная в летописи. И воплощена на сцене — в подчеркнуто историческом варианте, который реализуется через художественный образ спектакля. Это сделано не просто дорого, а даже с шиком. Декорации и костюмы оперы, где фигурирует реальный исторический герой, должны же передавать дух эпохи ... Наверное, так задумывал народный художник России Вячеслав Окунев. Но историзм на сцене играет свою роль тогда, когда есть и подчеркиваются какие-то вневременные параллели.

Но здесь их искать не стоит, так как опера ставилась вовсе не ради них. Прежде всего ради музыки — и тут восстановлена ​​справедливость в отношении автора Александра Бородина. Известно, что после его смерти произведение дорабатывали-компановали другие, в частности Римский-Корсаков кое-что отменил. Продолжая эту линию, белорусская постановочная группа позволила себе также поработать с музыкальным материалом: что-то найденное в архивах прибавилось, т.е. музыкального материала стало больше, что особенно приветствовал дирижер-постановщик Александр Анисимов. А какие-то части просто переставили — это еще больше подчеркнуло эпичность спектакля, особенно в начале и финале.

Великолепные, с размахом поданы виды каменных зданий Путивля (название города звучит в опере) сразу же заставляют вспоминать историю. Богатая Византия, и разве что такие крупные города как Киев и Полоцк могли в то время похвастаться шикарными каменными храмами. На большинстве территорий древних славянских княжеств на то время доминировала все же деревянная архитектура, хрупкая и уязвимая. Небольшой кусок ее мы видим в проекции, когда нужно показать, как горит-полыхает Русь — почему ее собственно и нужно защищать, так как пепел (если это он?) плывет по небу странными хлопьями, застилая свет в углу задника. Да когда видишь, под какой защитой мощных каменных стен находятся красивые, культурно и богато одетые люди, то невольно думаешь: а чего же им бояться каких нецивилизованных кочевников? ..

А когда видишь состояние половцев, понимаешь, почему плохой знак сработал. Лагерь врагов, где держат плененного князя, показан весьма убедительно и колоритно. Хор и балет работают на зрелищность, оживляя более известные широкому слушателю «половецкие пляски». Это красиво и романтично (даже понятно, почему сын Игоря влюбился в Кончаковну). И исторически — теперь уже с художественной точки зрения, потому что этот фрагмент создан по восстановленной хореографии Михаила Фокина (легендарный балетмейстер работал над ним более 100 лет назад, с тех пор искусство балета тоже сильно изменилась). Но если основой для спектакля является история, то в ней берется самое-самое, чтобы зритель мог сказать: там есть все!

Так и в самом деле есть. Акценты сделаны не на одной линии, а на всех сразу, по максимуму. Иногда к предлагаемым трактовкам образов ничто не подводит. Главный герой Игорь не похож на жертву даже в плену, когда поет свою трогательную арию «О, дайте, дайте мне свободу ...» В исполнении Владимира Петрова он выглядел не столько как человек, который в чем-то раскаивается, а как тот, кто сосредоточенно обдумывает дальнейшие действия (и решение обязательно должно найтись!). Ярославна в исполнении Ирина Крикуновой удалась решительной женщиной, которая держит все под контролем (и как тут поверить словам о своей сестре князя Владимира Галицкого, почему он решил, что она — вот такая — так просто может уйти в монастырь, чтобы освободить ему должность?) . Князь Галицкий (Андрей Селютин) по воле режиссера выглядит настоящим антигероем, даже большим, чем половецкий князь Кончак — тот уважает Игоря, хорошо его с сыном принимает. Он кажется человеком с принципами, вот только условия военного времени разграничили героев как врагов, а так же можно договориться. И основания есть для брака детей. И если все так красиво-хорошо и заманчиво, как мы видим, почему же русский князь все же бежит из плена?

По сюжету мы знаем, почему. Согласно истории — у него впереди много походов. Авторы постановки подчеркивают дальнейшую миссию князя: собрать полки и защищать родину, территория которой указано конкретными христианскими символами, — это режиссерский ход окончательно возводит эпичность в абсолют. Именно здесь мы видим, как князь собирает дружины на войну с половцами. Обращается ко всем князьям, в том числе и тому, которого «боятся ятвяги и литва» ... Допускаю, что многие из слушателей могут не знать, где жили эти племена и могут не соотнести их названия с историей нашей страны. Но если соотнести, особенно в финале (!?), То остается вопрос: о какой родине речь? .. И если мы не уходим от историзма к абстрагированию, если не двигаемся в сторону условностей и каких-то общечеловеческих акцентов, то все воспринимается очень конкретно. Вряд ли это идет на пользу именно этой опере в белорусском театре в ХХ веке: в славянском мире произошли многие процессы. Многое изменилось, даже в названиях территорий, много стран образовалось. Но для каждой из них была и остается актуальной тема патриотизма. А опера «Князь Игорь» также об этом. Не о том, как стать победителем, а о том, что люди (властители) могут ошибаться, и бывают ошибки, которые оборачиваются большими потерями, но они требуют глубокого осмысления — для того, чтобы беда не повторялось снова. На самом деле, эта опера в настоящее время может быть актуализирована через много тем, которые в ней указаны. А история ради истории (даже богато иллюстрированная) похожа на учебник, который может уточняться. Художественное произведение — это все же гораздо больше, чем иллюстрация определенного куска жизни. Это разговор о самом существовании, которое люди строят сейчас. Вспоминая историю.

Лариса ТИМОШИК

Название в газете: Дарагі «Князь Ігар»

Выбор редакции

Общество

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Они побывали на нескольких предприятиях, в музеях и в радиационно-экологическом заповеднике.

Экономика

Как в Витебске делают подъемные механизмы

Как в Витебске делают подъемные механизмы

Корреспондент «СЕ» побывал на предприятии в Витебске, где изготавливают подъемное и специальное оборудование.

Общество

В Минске прошел финал IV Республиканский конкурс «Семья года»

В Минске прошел финал IV Республиканский конкурс «Семья года»

Самые активные и позитивные многодетные семьи со всех областей страны собрались в столичном Дворце культуры профсоюзов.