Вы здесь

Где учились петь Дядя Ваня и Тима Белорусских?


Педагоги нередко напоминают: не воспитывайте детей, воспитывайте себя, ведь дети все равно будут похожи на вас. Опытные руководители кружков и секций могут добавить: не реализуйте в детях собственные амбиции. Отдавайте сына или дочь в спорт, в балет, в музыку не потому, что вам в детстве хотелось стать вторым Марадоной, Плисецкой или Паганини, а потому, что ребенок сам хочет «себя показать», имеет не только способности, но и характер, чтобы не сдаться при первой же неудаче. По крайней мере, в детском театре-студии — это уникальная творческая мастерская существует при Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси вот уже 30 лет — после каждого нового набора остаются только такие ученики.

О возрастных особенностях, трудностях работы с родителями и перспективах воспитанников «СГ» беседует с руководителем студии Еленой НЕРОНСКОЙ.


«Спектакль, который смотришь из-за кулис и в зале, — две совершенно разные вещи»,— признается руководитель детского театра-студии Елена Неронская.

— Говорят, в этом году у вас какой-то особенно большой набор?

— Он всегда большой, детей каждый год приходит очень много. Вот, смотрите: в начале сентября на прослушивание было записано 54 ребенка, и обычно еще около двадцати человек приходит без записи, просто в последний момент — не отказывать же им. Набрали мы в студию 35, и, честно скажу, позволяли себе выбирать, искать лучших среди выдающихся, ведь пришли на самом деле очень подготовленные дети. (В студию принимаются дети от 7—8 лет, с начальным музыкальным образованием — как минимум со знанием нотной грамоты, артистические и пластические. — Авт.) Здесь уточню: дело не в том, что есть дети плохие, а есть хорошие. Просто далеко не каждый ребенок даже перед самой дружелюбной комиссией (в нашем, например, входят народная артистка Беларуси Нина Шарубина, заведующий оперной труппы театра, заслуженная артистка Нина Козлова, хормейстер Сергей Агранович — все очень опытные и дружественные к детям) может раскрыться и показать себя как следует. Я сама мать и знаю, что со мной сын один, в коллективе или на конкурсе — совсем другой, и как он будет себя вести, предсказать трудно. Однако в этом году набор был действительно сильный, и совсем небольшое количество детей взято на испытательный срок в зависимости от того, как покажут себя, — все остальные зачислены в студию. И сейчас мы с ними с радостью и волнением готовимся к «Сотворение мира» —это балет, который идет в сопровождении детского хора, что получается очень красиво и совсем иначе, чем со «взрослыми» голосами. Естественно, преимущественно приходят девочки, так как мальчиков, как заведено, чаще отдают в спорт, а не в классический вокал.

Хормейстер Елена Соколовская повторяет партию со студийцами, которым вскоре выходить на сцену.

Можно не знать нот, но заниматься в студии и ходить сюда хоть до пенсии. Но многие родители считают так: отдали ребенка в студию, значит, через месяц он уже должен выйти на сцену театра. А почему он должен там быть и показывать зрителю очень средний уровень? С этим всегда приходится не то чтобы бороться, но бесконечно объяснять родителям, что артист музыкального театра — большая работа, и чтобы сдать партию, ее нужно учить, много раз повторять и совершенствовать... Родители хотят видеть очень быстрый результат. А детям в семь-восемь лет, по большому счету, все равно, на какой сцене стоять — Большого театра или Дворца культуры, главное, что есть публика, и что они такие красивые выступают перед зрителями и получают аплодисменты.

Из 35 человек новичков до Нового года, исходя из опыта, в лучшем случае останется двадцать, а до конца сезона, может, только пятнадцать тех, кто готов несколько раз в неделю ездить на занятия без оглядки на холодную погоду, нехватку времени, длинную дорогу и дни рождения родственников и соседей.

Все — в образе.

— Очень часто приходится видеть, как родители реализуют в детях свои собственные, некогда несбывшиеся детские мечты. Повторюсь, я сама мама, и мой сын впервые попал в театр в шестимесячном возрасте, в девять месяцев мы уже стояли за кулисами новогоднего концерта, в четыре годика он играл роль слуги Людоеда в мюзикле «Кот в сапогах». Сначала мне страшно хотелось, чтобы сын занимался картингом и судомоделированием, потом — чтобы продолжил творческую династию, тем более у него очень неплохой баритон... Благо сын оказался с мозгами и характером, чего он не хотел делать, заставить было невозможно, и в результате он сказал, что не видит себя в искусстве от слова "вообще", и поступил на юридический факультет. И хотя там он все равно записался в КВН и какие-то творческие кружки, и это уже его собственный выбор. Но тут человеку 17 лет и он может заявить о своей позиции. А если ребенку семь, и мама спит и видит его на большой сцене — это несчастное дитя мечтает совсем о других вещах, но вынуждено делать то, что сказала мама ...

— Нижний возрастной порог студийцев — 7-8 лет. Раньше не стоит идти в театр?

—  Смотреть постановки, в том числе знакомить ребенка с оперой и балетом — стоит и нужно, это те впечатления, которые останутся с человеком навсегда и способствуют культурному воспитанию личности. Что касается занятий, здесь дело другое. Я когда-то работала в школе учительницей начальных классов и пения — и на собственном опыте убедилась, что у шестилетних детей свой, отдельный цикл образовательного процесса: максимум 35 минут занятий, из которых обязательно две «физминутки», и бесконечная смена деятельности. Выучить за 35 минут с двумя перерывами хоровую партию балета «Сотворение мира» просто невозможно. Разумеется, бывают исключения, но их можно пересчитать по пальцам. Отчасти младшим детям просто надоедают долгие занятия, и малыш — раз, и залезл под рояль, ему там хорошо, и что я здесь сделаю, не оставлять же сто человек хора и не лезть под рояль вытаскивать этого ребенка. Для старших детей дисциплина — не пустое слово, с ними можно договориться, и у нас особо не побалуешься.

Остановись, мгновенье! И повторись еще раз.

— Можно ли определить по нескольким репетициям, у кого есть перспектива, а кто просто хорошо проводит время?

— На мой взгляд, сразу это определить невозможно. Скажем, пришел к нам мальчик, ему 12, очень артистичный, ноты знает — но слышно, что уже идет мутация, поэтому голос надо пока поберечь, будет выступать в мимансе. Меньше месяца прошло, как несколько мальчиков из нового набора уже участвовали в спектакле «Князь Игорь»  такие они живые, потрясающие артисты, как будто они всегда у нас занимались. Но это редкость, когда с первого взгляда виден потенциал: обычно нужно время, чтобы раскрыться, чтобы приучить ребенка к сцене  есть постановки, где наши дети ходят буквально за руку с артистами хора, пока осознают, что значит работать вместе с огромным коллективом и быть его частью. Вспоминаю хормейстера Аллу Мазурову, у нее образцовый хор «Званочкі» в лицее при Академии музыки. Я пришла в театр, когда она уже здесь работала, и очень хорошо запомнила, что она никого никогда не выгоняла. У кого получалось пели, если нет — слушали, пытались вместе со всеми дышать и распеваться. И в конце года из десяти, казалось бы, безнадежных учеников восемь у нее начинали что-то гудеть, осмысливать, подстраиваться. Так что теперь я точно знаю, что при наличии слуха  абсолютно все возможно развить. Другое дело, когда люди занимаются вокалом несмотря на природные данные, просто потому, что это модно, а потратив на частные уроки много времени и денег, «вдруг выясняют», что слуха нет. Я всеми руками за всестороннее развитие личности, но не за то, чтобы все хватать по верхам, это какая-то беда, в результате которой все считают себя «специалистами» в фотографии, или вокале, или педагогике ....

Совсем необязательно участники нашей студии станут профессиональными артистами, но многие вырастают и возвращаются в театр. Например, концертмейстер Татьяна Панасюк выпускница студии, так же как режиссер Наталья Барановская, хормейстер Елена Соколовская, солистка Большого театра Татьяна Гаврилова, заведующий пастановочной частью театра Татьяна Ераза, помощник режиссера Елена Макарова, режиссер Наталья Кузьменкова, композитор Катя Шиманович  уже ее дочь Фрося ходит к нам. И популярный певец Иван Вабищевич Дядя Ваня, и российский певец и композитор Глеб Матвейчук, и кумир молодежи Тима Белорусских все это выпускники нашей студии.

Уже в ноябре-декабре начинается очень напряженное время, когда утром один спектакль, вечером другой, а между ними еще стоят репетиции ... Бывает, за месяц шестнадцать «Щелкунчиков»! И во всех этих постановках заняты студийцы видимо, из оперных спектаклей нас нет только в «Аиде» и «Свадьбе Фигаро», плюс еще несколько балетов, многие новогодние концерты, массовые мероприятия. Я не знаю, как они «выживают»: некоторые делают школьные задания в репетиционных классах, но не пропускают занятия, так как захваченны театром, и им это действительно нужно.

— Что следует сделать родителям и детям, прежде чем идти к вам на прослушивание?

Стоит узнать, хочет ли ребенок вообще петь знаю, даже во многих музыкальных школах ученики терпеть не могут петь в хоре. Хорошо, что многие родители догадываются спросить, занимаются у нас танцами, и если выясняется, что будет только хоровое пение, то уходят.

Если у вас творческая семья, это не гарантия успеха талант есть либо нет, и ребенок может как продолжить династию, так и быть единственным в своем роде. Вообще, мне кажется, к нуждам и интересам ребенка нужно больше прислушиваться, и когда ему нравится шить платья куклам, то, возможно, пусть шьет, а не вынужденно оправдывает ваши ожидания?

— Работая с детьми почти 30 лет, как избежать профессионального выгорания?

Это вообще не наша история, ведь здесь постоянно все меняется: новые спектакли, новые дети приходят каждый год такая чехарда событий, которая не превращается в рутину. По сравнению со школой у нас есть определенные рычаги воздействия на учеников, да и, повторюсь, в студию приходят уже мотивированные дети, которым нет смысла хвастаться одному перед другим, потому что им интересно в театре. Естественно, бывают разные обстоятельства, но все вопросы можно решить, причем напрямую с детьми, так как с ними найти общий язык легче, чем с родителями.

Досье «Звязды»

Детский музыкальный театр-студия в составе Большого театра Беларуси появился в 1989 году — и сейчас, а тем более в то время, это уникальное явление. Уже через год первые воспитанники студии дебютировали в большом концерте с симфоническим оркестром, а также выступили как полноправные участники мюзикла «Питер Пэн».

Сегодня юные артисты заняты более чем в 17 оперных постановках, балетных спектаклях, в которых есть детский хор: "Сотворение мира" (полностью идет в сопровождении детского хора), «Эсмеральда», «Кармина Бурана» и «Щелкунчик», «Маленький принц» , а еще в трех детских спектаклях —«Волшебная музыка», «Доктор Айболит», «Терем-Теремок». По результатам отбора, который проходит в начале нового театрального сезона, в детскую студию ежегодно приходят новые ученики, которые становятся частью большого коллектива, усваивают актерское мастерство и часто выбирают творческую профессию. Так, здешних выпускников можно увидеть и услышать в театрах Беларуси, России, Чехии, Германии.

Студийцы в постановке «Богема» Джакомо Пуччини — кстати, одной из самых исполняемых опер в мире.

Беседовала Виктория ТЕЛЯШУК

Фото Татьяны ТКАЧЕВОЙ

Название в газете: Білет... у закуліссе

Выбор редакции

Спорт

Замена Олимпиаде. Белорусская легкоатлетическая

Замена Олимпиаде. Белорусская легкоатлетическая

Белорусская федерация легкой атлетики устроила свои игры.

Общество

Без очереди и за считанные минуты. Как сдают экспресс-тест на коронавирус

Без очереди и за считанные минуты. Как сдают экспресс-тест на коронавирус

Экспресс-тестирование доступно во многих поликлиниках страны.