Вы здесь

«Потенциально белорусские фильмы хороши уже потому, что они белорусские»


Большое дело. Два профессиональных польских сценариста и режиссера из знаменитой Школы Вайды приехали в Минск, чтобы на специальной международной лаборатории Сinеmа Lаb вместе с белорусскими фильммейкерами разобрать их свежие кинопроекты. Работа продолжалась четыре дня: Дэниял Хазанович и Филип Марчевский, каждый с большим опытом участия в международных кинофестивалях, проанализировали восемь отобранных к участию сценариев белорусских авторов и дали советы, как их реализовать. Среди участников   небезызвестные в нашей сфере кино Андрей Полупанов, Дарья Юркевич, Сергей Колосовский, Влада Сенькова, Андрей Кашперский, Нелла Василевская и другие. Такого рода образование необходимый, но редкий элемент белорусского кинопроцесса. Соответственно и интерес к лаборатории со стороны фильммейкеров оказался высоким, о чем свидетельствуют более двадцати заявок на участие. Проект Сinеmа Lаb организован Мастерской социального кино при поддержке ЮНЕСКО. По результатам лаборатории участники смогут снять сцену своего будущего фильма, что поможет продвигать проекты на международных площадках и искать финансирование на питчингах. Мы же расспросили Дэнияла Хазановича и Филипа Марчевского о работе Сinеmа Lаb, польском кино и написании сценариев.


Фото Андрея КОЛЕСНИКОВА.

— Вы проанализировали несколько белорусских кинопроектов. Как они вам показались?

Ф.: Мы увидели спектр разнообразных идей и вкусов, так как проекты очень разные — одни более серьезные, другие более комедийные.

Д.: Я бы сказал, интересными и перспективными. Для нас было любопытно узнать, какие темы и проблемы вдохновляют здешних фильммейкеров, потому что мы, по крайней мере, я, незнакомы с белорусским кино. С точки зрения восприятия авторами жизни, реальности и проблем, с которыми они сталкиваются в повседневности, для меня работа в лаборатории стала открытием нового окна. Участники — молодые, воодушевленные и хорошо осведомленные в языке кино, что помогает нам, тьюторам, делать своими советами вклад в их проекты.

— Существует мнение, что можно предвидеть, какие фильмы вероятнее всего будут приняты международными кинофестивалями и получат на них успех. Если проекты участников лаборатории будут реализованы, имеют ли они шансы быть отобранными в программы международных кинофестивалей? 

Д.: Да, конечно.

Ф.: Несколько проектов могли бы очень заинтересовать международные кинофестивали. Ведь что нас привлекает? То, что мы не знаем достаточно хорошо, а о жизни в Беларуси мы знаем немного. С другой стороны, есть универсальные темы: в проектах, которые мы разбирали, они окружены действительностью и повседневной жизнью страны, а это хорошая смесь. Например, мы рассматривали проект короткометражного фильма об отношениях девушки и ее отца: как они общаются, что между ними происходит, насколько он пригоден к роли папы и так далее, так вот для этого фильма найти зрителя можно где угодно. Помню, во время интервью американскому изданию по поводу одной моей короткометражной картины, которая была основана, как мне казалось, на очень польском материале, я понял, что та же история могла случиться в Нью-Йорке, и в конце концов получил одинаковые комментарии из Японии и, скажем, Бразилии. Абсолютно разные культуры могут понять чувства молодого парня, как в случае с моим фильмом, или молодой девушки, как в случае с упомянутым сценарием. На воркшопе мы могли увидеть увлеченность фильммейкеров и почувствовали, что истории, которые они представляют, важны для них, а если тема важна для сценариста или режиссера, фильм, в отличие от тех, где есть модная тема, но нет страсти, может стать таким и для зрителя.

— Значит, фильмы из Беларуси могут привлечь в первую очередь потому, что мало кто знает, что здесь происходит?

Ф.: Нет, конечно, не только по этой причине. Во многих странах, моей тоже, люди думают, что их повседневная жизнь неинтересна другим, поэтому пытаются копировать голливудские фильмы. Копия – всегда копия, если мы показываем людей, которых на самом деле не знаем, мы не можем быть уверены в том, как они должны себя чувствовать, реагировать и так далее. А если ты снимаешь кино с твоей личной точки зрения и имеешь дело с миром, людьми и эмоциями, которые хорошо знаешь, то можешь сделать свой фильм привлекательным для других. Сценаристам и режиссерам очень важно осознавать, что повседневная жизнь может быть интересна, даже если тебе она кажется рутиной.

Д.: Я согласен, что белорусские фильмы интересны в первую очередь тем, что они белорусские. Никто не захочет смотреть белорусское кино, сделанное как японское, – в этом нет смысла. Мы хотим узнать о культуре, обществе и людях и найти разницу между ними и нами. Поэтому действительно, потенциально они хороши уже только потому, что белорусские.

Ф.: Это приблизительно то же самое, что произошло с польским кино, которое сегодня является довольно успешным, причем успешными становятся фильмы, где есть универсальные вещи, но которые говорят о Польше, в этом есть какая-то правда. На нашей лаборатории мы также видим, что авторы пытаются найти то, что будет интересно для них, а значит, и для других.

– Какие возможности вы можете использовать в Польше, чтобы запустить готовый сценарий в работу?

Д.: У нас есть Польский кинофонд РISF, куда мы можем подать заявку на финансирование. Также можно подаваться на государственное телевидение и частные телеканалы, помимо этого, искать деньги за рубежом, что является типичной опцией, чтобы дополнить бюджет. В Польше есть и региональные кинофонды.

Ф.: Конечно, есть богатые фонды и те, которые не имеют достаточно денег, но, тем не менее, если ты снимаешь в конкретном регионе, региональный кинофонд может очень помочь сделать твою затею реальной..

Д.: Фонды работают не только с полнометражными игровыми фильмами, но также с документальными и короткометражными. В целом ситуация на сегодняшний день хорошая, мы имеем большую отдачу от этих институций, поскольку до того, как они были основаны, польское кино находилось в сложном положении, снималось небольшое количество фильмов, да и они не имели успеха. Вместе с этими институциями была создана целая система финансирования и продвижения, и уже через два-три года прогресс был заметен. 

Ф.: Все изменилось очень быстро, и публике это видно. Если раньше в Польше снималось семь фильмов в год, то сейчас шестьдесят. Конечно же, среди них есть как хорошие, так и плохие картины, но в киноиндустрии не бывает так, чтобы каждый проект был успешным, это же не изделия из стекла.

Д.: Для кинопроцесса также важно, чтобы шаг за шагом развивались образовательные возможности для молодых сценаристов, режиссеров, монтажеров и так далее. В Польше появляется все больше и больше воркшопов, примеров сотрудничества между киношколами и фондами, так как вся система руководствуется задачей сделать профессиональный уровень киноспециалистов выше. Думаю, такие лаборатории, как эта, необходимы белорусскому кино, ее организаторы делают действительно важное дело. Мы начали подобные вещи приблизительно семнадцать лет назад, и вклад в качество кино оказался огромен.

Ф.: Нам, сценаристам и режиссерам, нужен кто-то, вкусу и знаниям кого мы доверяем, чтобы с ним поговорить. Я помню, как два года назад победитель Фестиваля польского игрового кино в Гдыне получил награду и поехал в Школу Вайды, чтобы работать над следующим фильмом. В нашей школе можно сконцентрироваться на проекте и за год обучения пройти от идеи до сценария – думаю, это полезно для авторов.

Д.: Важно, что, имея современные технологии, ты уже не должен иметь дорогостоящую технику, чтобы участвовать в воркшопе, а воркшоп – это сердце кинообразования, потому что писать сценарий и снимать фильм ты учишься не по книжкам – они не помогут, – а только через практику. С участниками лаборатории мы анализировали их проекты, определяли аудиторию, разбирали сильные стороны и как могут быть улучшены слабые – такой вид обучения недорогой, но является насущным хлебом для качественного кино.

Ф.: Для любой постройки чрезвычайно важной частью является фундамент – он невидим и, может быть, не очень привлекателен, но без него все разрушится. Работа лаборатории продолжается несколько дней, и уже на второй день те, кто должен был презентовать свои проекты, на основе разбора предыдущих сценариев хотели что-то поменять в своих.

– К сожалению, в Беларуси нет киноиндустрии в полном смысле этого слова. У нас иногда говорят, что страна – просто недостаточно большой рынок. Вы думаете, это действительно может препятствовать развитию кино?

Д.: Чехия – приблизительно такой же по размеру рынок, а посмотрите на нее. К тому же, насколько я понял, благодаря русскому языку вы имеете большие возможности, связанные с Россией.

Ф.: Например, в Дании население даже меньше, но они знают, что не стоит рассчитывать только на локальный рынок, в результате их фильмы показываются повсюду.

– Я неоднократно слышала мнение, что сегодня ощущается нехватка хороших сценариев. Вы согласны?

Д.: У тех, кто это говорит, нужно спросить, сколько они платят за сценарий и сколько времени нужно, чтобы его написать, потом разделить эти деньги на количество месяцев, и тогда вы поймете, почему количество хороших сценариев такое маленькое. Если ты хочешь иметь что-то качественное, к сожалению, нужно заплатить. Это очень просто. Если я чего-то не понимаю и провожу «исследование», обычно в конце концов все равно прихожу к выводу, что причина в деньгах.

– Сколько стоит профессиональный сценарий в Польше?

Д.: В среднем шестьдесят тысяч злотых, то есть примерно 15 тысяч евро. Чтобы написать его, нужно минимум два с половиной года – получается 700 евро в месяц. Это мало, особенно если у тебя семья.
– Что необходимо для написания оригинального сценария, когда, кажется, кино уже все показало?

Д.: В некотором смысле то, что все, мол, уже сказано, – правда. Но одиночество пятьдесят лет назад абсолютно отличается от того, что такое одиночество сегодня. Мы все время переосмысливаем реальность и свой опыт. Мир меняется стремительно: вспомните фильм «Шоу Трумэна» – его главный герой в исполнении Джима Керри сбегает, когда понимает, что его все время снимает камера, а сегодня люди наоборот хотят, чтобы их снимали. Прошло только двадцать лет.

Ф.: Десять лет назад мы тоже думали, что все уже показано, а до этого все было написано. Но у каждого поколения появляется пространство, где оно может отразить свою точку зрения на темы, которые существуют тысячи лет. Это значит поиск способа делать кино: у каждого поколения свой язык и свое восприятие. Определенные темы, элементы повседневности, природа человека, социальные вопросы с точки зрения современных авторов будут уже другими.

Беседовала Ирена КОТЕЛОВИЧ

Выбор редакции

Общество

Где назначали свидания в довоенном Минске?

Где назначали свидания в довоенном Минске?

Одним из самых романтичных считался Александровский сквер.

Общество

У трехлетнего повара Марка — более 15 тысяч подписчиков в Instagram

У трехлетнего повара Марка — более 15 тысяч подписчиков в Instagram

Готовить он научился раньше, чем разговаривать.

Культура

Алесь Бадак: Важно найти переводчика, который тебя поймет

Алесь Бадак: Важно найти переводчика, который тебя поймет

Поэт и прозаик Алесь Бадак много лет работал в литературных периодических изданиях Беларуси, а с 2015 года возглавляет издательство «Мастацкая літаратура».