Вы здесь

Дочь олимпийского чемпиона Сергея Мартынова может повторить успех отца


Мария выбрала стрельбу не сразу: сначала занималась плаванием, но, достигнув звания мастера спорта, решила, что больше не хочет приходить в бассейн. Только после девятого класса Маша попросила папу привести ее в тир. Именно здесь и началась взрослая спортивная карьера.


Этот год для Марии стал насыщенным на события: сначала выступление на домашних Европейских играх, потом серебряная медаль на чемпионате Европы, а главное — Мартынова завоевала лицензию на Олимпийские игры 2020 года в стрельбе из малокалиберной винтовки. Кстати, наши спортсменки уже 10 лет в этом виде стрельбы не могли попасть на Олимпиаду. О том, как за шесть лет Марии удалось достичь серьезных успехов в стрельбе, почему в этом виде спорта лучше не думать о победах и что такое тренироваться под руководством отца, девушка рассказала в своем интервью.

— Мария, нынешний чемпионат Европы стал для вас самым успешным. Ожидали ли получить награду и лицензию именно на этом старте?

— Нет, хорошее выступление ожидали скорее в начале сезона, потому что я все время была где-то около финалов. Летом пошел спад, после Европейских игр выступила еще на этапе Кубка мира в Рио-де-Жанейро, но ничего особенного там не показала, поэтому на этот раз вообще не рассчитывали на награды. Хотя все знали, что я могу показать результат, который выведет меня в финал.

— Приятным бонусом для вас стала олимпийская лицензия?

— Скорее, наоборот. Лицензия все-таки важнее, а вот медаль уже приятный бонус. Еще перед финалом меня начали поздравлять с завоеванием лицензии, а когда он начался, оказалось, что лицензии еще нет. Путевки в Токио было две, а претендовали на них три спортсменки.

— Это именная лицензия?

— Нет. Еще неизвестно, кто точно поедет на Олимпийские игры. Наверное, это решится по результатам сезона. В последние лет десять у белорусов не было олимпийских лицензий в женской винтовке, поэтому, возможно, в Токио отправлюсь именно я, но все это будет решать тренерский штаб. Сейчас у нас в женской команде хорошая конкуренция, правда, она не очень стабильная, от старта к старту получается по-разному.

— Сегодня это «серебро» для вас самое важное в карьере?

— Есть еще бронзовая медаль с этапа Кубка мира, но она выиграна в команде, к тому же я там не получила лицензию, а здесь и медаль личная, и лицензия — очень приятно.

— Перейти из плавания в стрельбу было сложно? Это же совсем разные виды спорта и по физической нагрузке, и по психологии.

— Сложно было принять решение уйти из плавания, потому что я отдала ему много времени. Это было не самое спонтанное решение, но и не долгое, мне понадобилось около месяца. Все остальное было несложно, просто занялась новым делом. Пришла в стрельбу физически подготовленная, может, поэтому мне было легко.

Кстати, родители отреагировали на мой переход спокойно, не хочешь плавать — не плавай. К тому же я не уходила из плавания, чтобы перейти в стрельбу. Сначала ходила на разные курсы, так прошло где-то полгода. Все это мне надоело, не хватало чего-то спортивного, может, риска или адреналина, и я попросила папу, чтобы он завел меня в тир. Там понравилось, начала заниматься. До этого пару раз уже была в тире, но почти ничего не помню.

— Результаты в стрельбе пришли быстро?

— На общем фоне, может, быстрее, чем у остальных, но, наверное, только от того, что другие начали заниматься в раннем возрасте и просто физически не могли показать хороший результат. И еще у меня не было переходного периода из детского спорта в юношеский, из юношеского во взрослый. Я, наверное, года два постреляла в качестве юниора и перешла на взрослый уровень. Мне кажется, это плюс, потому что многие психологически не выдерживают, когда результаты на детском уровне есть, а потом это все пропадает.

— Помните свой первый успешный турнир?

— Наверное, они начались только в этом году, а до этого была просто наработка опыта.

— Существует два основных мифа о стрельбе: физически в этом виде спорта вообще не нужно тренироваться и необходимо иметь идеальное зрение…

— Это действительно всего лишь мифы. У нас задействованы многочисленные группы мышц, поэтому необходимо иметь физическую подготовку. Сильно накачивать мышцы рук, ног, спины не надо, но нужно, чтобы все было в хорошей физической форме, не в максимальной, а в оптимальной. Чтобы и ноги держали, и руки были не слабые, спина не болела стоять по три часа в день с винтовкой.

У нас нет специального тренера по физподготовке, каждый сам выбирает, над чем работать, — у меня это обычно бег, плавание, планка.

Самое долгое упражнение в нашем виде — это стрельба из трех положений. Три часа длится квалификация, а через полчаса начинается финал, который продолжается еще час. Грубо говоря, в квалификации у тебя есть по часу на каждое положение, его нужно отработать от первого до сорокового выстрела, потом «перевернуться» и уже сконцентрироваться на другом положении от начала до конца. То есть четыре часа ты находишься в бешеной концентрации, бывает тяжеловато.

Что касается зрения, то, если у спортсмена оно плохое, можно поставить специальную линзу, которая будет как монокль. Нельзя использовать прицел, который увеличивает мишень, а вот линзу можно. Если слишком хорошо видишь мишень, это напрягает, а если она слегка расплывчатая, смелее нажимаешь на курок. Хорошее зрение может стать даже минусом.

— Тренировки у стрелков длятся 2,5–3 часа, что они включают?

— Все это время мы находимся в тире. Можем просто стоять наготове и по часу смотреть на мишени, потом стреляем холостыми, работаем с пулей или патронами, с электронными тренажерами.

— Ваш костюм весит около 5 кг и стоит не менее 2 тысяч евро, для чего он?

— Костюм повышает устойчивость, винтовка не так качается, он поддерживает мышцы, хоть даже и в нем бывает, что болит спина. Толщина и твердость костюма регулируются правилами.

— Чего бы вы хотели добиться в спорте?

— Если хотеть выиграть в стрельбе, то, наверное, мало что получится. Надо просто быть готовым показывать стабильно высокий результат, а уже попадет он в финал или нет, зависит не только от тебя, ведь другие восемь стрелков могут показать еще лучший результат, как бы хорошо ты ни был готов.

— Папа был еще действующим спортсменом, когда вы начали стрелять?

— Да. Года четыре меня тренировал другой наставник, но папа всегда участвовал в подготовке (смеется). Он всегда всех консультирует, сам не лезет, но, если кто-то спросит совета или попросит помощи, всегда подскажет. Теперь он мой тренер.

— Какой главный совет он вам дал?

— Все его советы важны, все остаются в голове. Главное, наверное, то, что на стрельбе жизнь не заканчивается, зацикливаться на спорте не стоит, надо иметь что-то за спиной — образование, другую жизнь. И папа, и муж (он тоже стрелок — Илья Шаплыко), конечно, порой высказывают свои мысли о моих выступлениях, но у нас такой хороший вид спорта: можно послушать, а сделать все равно по-своему. Тем более как спортсмены они понимают, что это может напрягать.

— Папина известность для вас — плюс или минус?

— Для меня плюс, что у меня такой опытный тренер, профессионал. Больше ни плюсов, ни минусов нет. Люди должны понимать, что, если он олимпийский чемпион, это не значит, что я обязательно тоже должна ею стать. У каждого спортсмена есть такая цель, но в детстве я об олимпийской медали не мечтала, хватало, что отец олимпийский чемпион, а чтобы два таких человека были в семье — это уже будет большая редкость. Возлагать такие нереальные надежды на себя, наверное, не стоит.

— Отец как папа и отец как тренер — разные люди?

— Нет. На тренировках он, как и дома, делает все идеально и лучше всех.

— Послушав совет папы не зацикливаться на спорте, думали ли, где могли бы себя проявить после спортивной карьеры?

— Мне всегда нравилась профессия учителя, но теперь для меня более актуальна тренерская деятельность. Поэтому я и пошла в БГУФК учиться на тренера. Мое первое высшее образование юридическое, но юристом я вряд ли буду работать.

— Стрельба из тех видов спорта, которыми сложно заработать…

— У нас небольшие заработки, шиковать не получается. Кто-то из девочек в команде совмещает спорт с заработком на маникюре, например. В Европе, наоборот, у стрелков есть основная работа, а спорт — это только хобби. И они с этим хобби приезжают и хорошо попадают в цель. Наверное, из-за того, что не «парятся» по этому поводу — у них же зарплата не зависит от того, как они выступают.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Он дал советы по поводу питания и не только..

Культура

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

Стоит напротив той самой «варшавки», которую писатель воспел в своей дилогии «Партизаны».

Общество

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

Внимание к проблеме заострил председатель уличного комитета микрозоны Подгорная-Подниколье Александр Пикуля.