Вы здесь

Как бульбаши мугулями стали. В Могилеве прошли Дни духовной культуры России в Беларуси


Песни фольклорных коллективов, выставка изделий мастеров народного творчества — слушаешь, смотришь и радуешься богатству нашего прошлого. К сожалению, мы не всегда можем его сохранить и передать молодому поколению. Об этом говорили в Могилеве эксперты в области фольклорного наследия. Тема круглого стола «Фольклор как хранитель духовной культуры» оказалась настолько животрепещущей, что ее обсуждение длилось пять часов вместо запланированных трех.


Вар­ва­ра Доб­ро­воль­ская и Алек­сандр Чер­ных  ре­ша­ют общие проб­ле­мы по сохранению на­род­ных традиций.

Традиции нуждаются в спасении

— Актуальная проблема — неправильное понимание современным обществом сакральности традиций, — считает начальник отдела Могилевского областного методического центра Валентина Смотрикова. — Все, что касается традиций, очень хрупкое. Например, в Пермской области было локальное коми-пермяцкое поселение из числа староверов. Жили закрыто, совершали свои обряды. Один из них — приношение жертвы. Покупали быка, резали, кровь в реку спускали. Этому обряду, может, не одна тысяча лет. Но однажды вышел скандальный репортаж, и пришлось долго объяснять далеким от понимания этой традиции людям, что нельзя так грубо вмешиваться. Другой пример — горное поселение, которое прославилось уникальным говором. Его стали популяризировать, и через семь лет говор исчез.

Той же Голубой кринице в Славгородском районе на Могилевщине не одна тысяча лет. Сегодня вокруг нее строят кемпинги, проводят фестивали. Но паломники ходили к Голубой кринице за благодатью. Это сакральное место, там противопоказана суета. Туда идут не за медом и не за развлечениями, туда идут для спасения души. Теперь Голубую криницу пора спасать.

Можно ли остаться белорусом в России?

Для Александра Черных, члена-корреспондента РАН, доктора исторических наук, завсектором этнологических исследований отдела истории, археологии и этнографии Пермского научного центра Уральского отделения РАН, тематика круглого стола, связанного с нематериальным культурным наследием и фольклором, очень близка. Как и сам Могилев.

— Про этот город я много знал и слышал, поскольку мы работали с переселенцами отсюда, — рассказал он. — Это мугули — выходцы из Могилевской губернии. В Пермском крае было около 180 деревень, основанных белорусами. Кого-то привела в наши края столыпинская аграрная реформа, кто-то приехал по зову сердца. Белорусы быстро ассимилировались, но культуру сохранили. Сохранены фольклорные тексты волочебных, свадебных песен. А особенность белорусской кухни — это, в первую очередь, картофельные блюда. Мы на Урале не «шоркаем» картошку, этим только белорусы занимаются. Комы, драники, кулеш, стегно — все это не характерно для Пермского края, но мы можем попробовать это у наших белорусов.

Варвара Добровольская, кандидат филологических наук, завсектором нематериального культурного наследия Государственного дома народного творчества имени В. Поленова обратила внимание на то, что, в отличие от Беларуси, Россия воздержалась от подписания Конвенции о сохранении нематериального культурного наследия. «Беларусь хоть и многонациональная, но монокультурная страна, ориентация здесь делается на белорусскую культуру, а Россия поликультурная, где живет огромное количество разных народов и национальностей. Когда подписывается такая конвенция, возникает вопрос, что делать с культурами людей, которые живут в стране. Может ли, например, Россия представлять культуру белорусов, которые там живут? С одной стороны, вроде бы да, а с другой — для этого есть Беларусь. В поликультурном пространстве, где живут разные народы, вырабатывается своеобразный сплав. Но конвенция ЮНЕСКО не предусматривает этих нюансов, — объяснила она. — В результате в России сохранение духовного наследия не возведено в ранг государственной программы, как в Беларуси».

Тем не менее у наших стран есть общие проблемы. Каждого работника культуры интересует наследие с точки зрения его вовлечения в работу. Из-за этого огромный пласт традиций остается в стороне. Привлечь внимание можно, если сделать традицию брендом территории, обратить внимание на ее уникальность. В Пермском крае есть сказочница, которая стала объектом нематериального культурного наследия, в Беларуси была Лидия Цыбульская — потрясающая сказочница. Она умерла, но сейчас очень хорошо рассказывает сказки ее дочь. Карелия в свое время хотела представить наследие сказочника Филиппа Господарева, который был этническим белорусом, родом из Могилевской губернии, но в результате революционных событий оказался в Карелии и работал там на Онежском заводе. Он рассказывал сказки на русском и белорусском языках.

Об­ла­да­тель уникальной коллекции  Сер­гей Глебушкин вы­со­ко оценил и коллекцию  Могилевского об­ласт­но­го методологического цент­ра.

Коллекция с чердаков и сараев

Настоящим событием форума стала презентация богатой коллекции аутентичных костюмов народов России гостя из Рязани Сергея Глебушкина, члена Союза художников России. Эта коллекция единственная в своем роде. В ее собрании около 300 нарядов разных регионов — женские, девичьи, траурные, праздничные, для беременных...

— В моей коллекции костюмы тех регионов, где бытовало русское традиционное материнское творчество, — рассказал Сергей Глебушкин. — Его не было в Сибири, на Урале, в Поволжье: русские там — пришельцы. Материнская культура концентрировалась на землях Княжеств — Московского, Владимирского, Рязанского... Я начал собирать коллекцию в 90-е годы, когда государство деньги музеям не выделяло, а я хорошо зарабатывал. Знал традиции деревни, менталитет сельских жителей, потому что сам сельчанин из Рязанской области. Разговаривал с бабками на их языке.

Вначале Сергей Глебушкин хотел собрать костюмы всех районов России, но скоро понял, что это невозможно. Свой костюм есть не только в каждой области, но и в каждом районе, даже деревне. Первый костюм был бабушкин — Анны Васильевны Глебушкиной. Он стал для начинающего коллекционера чем-то вроде благословения. Второй ему достался от двоюродной бабушки, а потом пошло-поехало. Ездил по районам, разным областям, лазил по поветям, сараям, чердакам.

— Многие вещи были не музейного типа — рваные, грязные, даже в навозе, — вспоминал он. — Некоторые бабульки свои паневы шерстяные прибивали в сараях на двери, чтобы курам было зимой теплее. Я все это стирал, чистил, ремонтировал. Занимался сбором лет 15, потом переключился на просветительскую, выставочную работу.

Для хранения сегодняшней коллекции нужно отдельное здание, в идеале — музей. Но хозяин всей этой красоты пока всю работу по сохранению делает сам. «Первые костюмы размещал в шифоньере, потом на балконе, а когда коллекция перестала вмещаться в квартире, перевез в гараж, — улыбается он. — Раньше наряды хранили в сенях, на поветях — зимой все промораживалось, а летом выжаривалось на солнце. И я так же делаю. Весной сумка за сумкой вожу на дачу, там проветриваю и привожу в порядок».

В 2008 году в России вышла книга «Традиционный русский костюм в собрании Сергея Глебушкина», этакий тяжеленный альбом на 736 страниц. И хоть стоила недешево, разошлась быстро. Потом переиздавалась в Италии на английском языке.

Автор очень переживает, что в последнее время все чаще традиции искажаются.

— Понятиями «марсианская клюква», «а-ля рус» обозначаются костюмы, которые неприемлемы для русской традиции, — пояснил он. — Блестки на кокошниках, непонятные вышивки, крой. С этим надо серьезно бороться. Поэтому делаю выставки, организую лекции, работаю с коллективами — направляю. Любовь к блесткам вытравить тяжело. Такие мероприятия помогают, сближают специалистов и демонстрируют настоящее прошлое, без которого кто мы? Где русский, где белорус? Стремление вкусно есть и красиво жить понятно, но душа обязана работать. Для меня эта коллекция бесценная. Я объездил с ней много стран мира. Кстати, в скором будущем ожидается выставка в Гомеле. Там будут костюмы старообрядцев из Нижнего Новгорода.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора

Выбор редакции

Общество

Больным фенилкетонурией могут улучшить обеспечение продуктами питания

Больным фенилкетонурией могут улучшить обеспечение продуктами питания

Министерство здравоохранения ответило на публикацию «Звязды».

Общество

Активность, многодетность и родной язык. Семья Евмененко раскрыла рецепт успешности и сплоченности

Активность, многодетность и родной язык. Семья Евмененко раскрыла рецепт успешности и сплоченности

Недавно на просторах Fасеbооk я увидела фото девушки, которая собралась пойти на Хэллоуин в виде... многодетной матери.