Вы здесь

Спортивный психолог Екатерина Буча рассказывает, легко ли вырастить чемпиона


Наверное, все, кто хоть раз посещал детскую спортивную секцию, наблюдали картину, как ребенок перед занятиями со слезами не может оторваться от своего отца. Или как тренер, не способный добиться нужного результата, орет на своих воспитанников. А может быть, как молодой спортсмен, получив нелепую травму, не решается подойти к снаряду и попытаться сделать сорванный элемент... Потом, вырастая, спортсмены анализируют свои неудачи и говорят, что провалы часто обусловлены не физической неготовностью, а психологическими проблемами или волнением. А успех в большом спорте на 50 процентов состоит именно из психологии. Поэтому сегодня в каждой сборной есть не только спортивный врач, но и психолог, который ежедневно работает с атлетами. А вот нужен ли он детям, как правильно определить вид спорта, который подходит для вашего ребенка, стоит ли вообще заставлять его ходить на тренировки и как помочь вырасти чемпиону, рассказала спортивный психолог с пятнадцатилетним стажем Екатерина БУЧА.


— Екатерина, сегодня большинство родителей, приводя ребенка в спортивную секцию, хотят непременно вырастить чемпиона, забывая о желании самого ребенка. Правильно ли это?

—В этом случае сначала родителям нужно разобраться со своими амбициями, понять, что стоит за их желанием. Часто родители отправляют ребенка «стать чемпионом», потому что сами такими не стали. Это их боль, сначала нужно разобраться с ней, чтобы не травмировать малыша. Тренеры и родители даже применяют физическое насилие, чтобы «выжать» из детей это чемпионство...

Очень разумный подход практикуют в Германии — на начальном этапе у них нет деления по видам спорта. До 6 лет дети просто развивают общие качества — координацию, ловкость, скорость. Потом уже им показывают различные виды спорта с полным погружением на полгода. Например, полгода они занимаются плаванием, полгода — баскетболом. Тогда ребенок понимает, что ему интересно, а тело и психика уже готовы к любому виду спорта.

— Если ребенок не хочет заниматься спортом, нужно ли его принуждать?

Надо разбираться, почему не хочет. Возможно, ему сложно расставаться с родителями. Буквально недавно наблюдала, как шестилеток привели на занятия по хоккею, у одного из детей повышенная тревожность, он не хочет отходить от папы. А папе стыдно, что у него такой ребенок, и он его отталкивает, гонит на тренировку. На самом деле, сыну надо было обратное: чтобы его обняли, показали, что он в безопасности, что отец рядом, и тогда он спокойно пойдет и будет заниматься. Опять же, такая тревожность ребенка появилась неспроста, значит, родители делали что-то не так. Нужно помнить, у детей проблем нет, проблемы у взрослых, и если ребенок себя плохо ведет, мы смотрим в первую очередь на родителей.

Важно учитывать, чего хочет сам ребенок. У меня был случай, когда родители отдали малыша в теннис, мол, это престижно, соответствует их уровню а он футболом хочет заниматься. Теннис индивидуальный вид спорта, значит, подходит интровертам, а если мальчик хочет заниматься футболом, то он, скорее всего, экстраверт, то есть, очень общительный, совсем другой состав темперамента.

Также часто встречаются случаи, когда дети из одного вида спорта переходят во второй, третий, родители начинают возмущаться, а на самом деле для детей это нормально, они ищут. Если ребенок найдет то, что ему нравится, то его не придется тащить на тренировку. А если все же приходится заставлять, то надо разбираться, что не так. Может, тренер его оскорбляет? У меня сейчас сразу несколько детей отказались заниматься спортом, потому что больше не выдерживают оскорблений и давления со стороны тренера.

— У нас есть проблема с психологической подготовкой детских тренеров?

Они, безусловно, должны ее проходить, но не очень хотят. В университете физкультуры преподают спортивную психологию, и поэтому многие считают, что они все знают. Я 15 лет в этой сфере и много чего не знаю, учусь до сих пор, у тех же детей. Если объясняю, почему тренеры кричат на них, во-первых, говорю, о страхе. Тренеру страшно, потому что с него тоже требуют результат. Результат это его заработок, заработок это обязанность прокормить семью и так далее. Тренер повышает голос, потому что не знает, как по-другому. А к каждому ребенку нужно искать индивидуальный подход.  

— В каком возрасте ребенок эмоционально готов к серьезным занятиям спортом?

По-разному. Я перестала привязываться к возрасту. Ко мне как-то пришел семилетний мальчик и рассказал, что полностью рассчитал, сколько он будет тренироваться, сколько ему на это нужно времени, какие нормативы необходимо выполнить и даже какая у него будет зарплата. А есть дети, которые в 10 лет просто играют со всем, и убеждать их в том, что они должны быть взрослыми, бессмысленно.

— Спорт значительно помолодел, во многих видах из детей лет до 15 выжимается их максимум, а потом они оказываются ненужными, не могут найти себя в жизни...

Спортсменам, которые ко мне приходят, я всегда задаю вопрос: «Что потом? Какая у тебя конечная цель, куда ты идешь в своем спорте и куда в жизни?» Делаю это для того, чтобы они понимали, чем будут заниматься после. Тогда не будет ощущения, что их бросили. У нас очень боятся говорить о травмах, которые могут остановить карьеру в любом возрасте, а это неправильно, к такому будущему нужно быть готовым. Часто бывшие спортсмены пропадают, спиваются, идут работать тренерами и ненавидят свою работу, потому что в спорте они были звездами, которым платили большую зарплату, а здесь они работники с низкой зарплатой. Отсюда появляется агрессия и другой негатив. Я бы говорила о том, что будет после ухода со спортивной орбиты, уже с детства. Нужно, чтобы у ребенка было какое-то интересное хобби, кроме спорта. Почему евреев учили играть на скрипке? Чтобы, когда наступят голодные времена, ты вышел, сыграл и на еду себе заработал. Отлично, если есть «запасная» профессия, которая тебя прокормит. К тому же, ребенка нужно учить правильно распоряжаться деньгами.

— К сожалению, порой дети сталкиваются с травмами, появляется страх выполнять то или иное упражнение, выходить на игру.

С этой проблемой ко мне обращаются очень часто. Со страхом важно разобраться и достать до самого дна, понять, чего конкретно боится спортсмен. У нас не принято бояться, считается, что это стыдно. На самом деле, в страхе есть функция сообщить о нарушении безопасности, поэтому, когда страшно, надо смотреть, где нарушается безопасность. Для спортсмена нарушение безопасности это неправильное выполнение действия. Травма происходит из-за того, что совершены неправильные технические действия, нарушена механика движений. Работа над страхом это непростой алгоритм, мозгу нужно понять, что и как ты делаешь. Чем более детально человек в нем разберется, тем меньше будет бояться. Мозг точно знает, где спортсмен может ошибиться, просто нужно позволить ему увидеть эту картину. Поэтому сначала я прошу спортсмена нарисовать в голове полную картину того, как он выполняет упражнение, в какой момент ошибается, как падает и что делает после падения. Чтобы мозг успокоился, ему нужно «показать», что если какое-то событие произойдет, он будет знать, что делать. Второй шаг продумать, что нужно сделать, чтобы избежать травмы. Тут уж мы смотрим технику, все расписывается по алгоритмам и прокручивается в голове с визуализацией. Далее идет отработка на уровне рефлексов, ведь если спортсмен на этом уровне не может сделать движение, то на соревнованиях его не выполнит. Точнее, выполнит, но вероятность ошибиться очень высока, потому что на соревнованиях очень высокий уровень стресса. Часто спортсмены говорят, что на тренировке все получается, а на соревнованиях нет. Все просто на тренировке мозг недостаточно загружен, а вот на соревнованиях он занят дополнительной работой, спортсмен постоянно думает, что на него смотрят, что на него надеются, а сможет ли он выполнить все безошибочно, и так далее. Таким образом, если на тренировке выполнению задания спортсмен отдает около 80 процентов внимания, то на соревнованиях, в лучшем случае, их остается 40.

Обычно проблема заключается в том, что мы не умеем управлять своим мозгом. Разумеется, управлять им очень сложно, но договориться, научиться чувствовать возможно. Поэтому я со спортсменами работаю над осознанием действий, учу сознательно выполнять движения, то есть, чувствовать движение, как вкус пищи. Если человек может управлять и контролировать движения, страха нет. Чтобы исправить движение, говорят, нужны тысячи повторений, а через осознанность можно сделать это за 15 минут.

— Еще одна проблема — переход из детского спорта во взрослый. На ваш взгляд, она действительно существует?

— Да, потому что требования меняются. Допустим, в подростковом возрасте человек успешен в своем виде, он переходит во взрослую команду и становится уже не звездой, а обычным спортсменом, как множество других. Но он привык быть звездой, а это значит, им все восхищаются, при том, что сам спортсмен не особенно и напрягается. А тут получается — не восхищаются. Нет восторга — «звезда» начинает чахнуть, психологически ломается. Родителям и детям нужно понимать: если спортсмен переходит во взрослую команду, ему работать надо так, будто он ничего не умеет. Кстати, у американцев такой проблемы нет. Там спортсмены по-другому ставят цели. У нас важно попасть в сборную или попасть в Национальную хоккейную лигу, например. Я говорю такому человеку: можно поехать в США или Канаду, купить билет на матч и попасть в НХЛ. Конечная цель должна быть другой: не попасть в сборную, а выиграть чемпионат мира, например. Я учу спортсменов ставить цели по системе SMART. Цель должна быть определенная и конкретная, которую можно измерить, достижимая, релевантная и актуальная, то есть, необходимая (это должно быть действительно то, чего хочет человек), но ограниченная по времени. Сроки обязательны. Мы прописываем, какие соревнования, на каком этапе спортсмен должен выиграть. Анализируем, какими качествами он обладает, а каких ему не хватает.

— Часто говорят о «характере чемпиона». Действительно ли есть качества, которые определяют победителя?

— Есть, но определить в детстве, кто «выстрелит», невозможно. Знаю, что сейчас популярная тема — исследовать гены. Да, вы можете определить, что у ребенка идеальный набор генов, но самое главное — то, чего он сам хочет. У каждого свои способности. Одному все дается быстро, и он не ценит этого, а другому дается тяжело, но за счет своего труда, характера и способности выползти «на зубах» он покажет результат. Многое зависит от тренера и условий тренировок. Очень многое сегодня зависит от родителей, так как спорт поменялся, теперь в нем очень большая конкуренция. Детей много, тренеры не всем могут уделить одинаковое внимание, и если цель — чемпионство, не исключено, что придется нанимать и дополнительных учителей. Если такой цели нет, задача родителей — просто поддерживать детей, помогать, вдохновлять.   

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Название в газете: Хутчэй, вышэй, мацней!..

Выбор редакции

Экономика

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Расширение сотрудничества ЕЭК и Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) 10 июля обсудили министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Жаксылыков и директор Росфинмониторинга, председатель ЕАГ Юрий Чиханчин.

Экономика

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Лицензия агентства «Готовые решения» упразднена, «Империи недвижимости» — приостановлена, а «Твоей столице» выписано предписание.

Общество

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

В свои восемьдесят она была вполне элегантной женщиной.