Вы здесь

Как дети становятся наркоманами?


Когда Максиму было десять, его мама и папа разводились — мальчик начал употреблять наркотики. Родители обратились к наркологам, когда сыну уже исполнилось 14, да и то лишь когда из дома пропали золотые вещи и деньги… Виктории, маме 11-классника Миши, позвонила мама его друга с вопросом «Не дружит ли твой с Сашей? Потому что он, оказывается, наркоман». Она повернулась к сыну и спросила: «Ты случайно не употребляешь?» — на это парень заявил: «Ты что, с ума сошла? Конечно, нет». Однако на просьбу сдать анализы отказался. После настойчивых расспросов признался, что раз таки попробовал. Когда мать с сыном пришли к наркологу, выяснилось, что Миша принимает наркотики с 8 класса и имеет полный синдром зависимости… В еще одной семье родители, которые разводились, наоборот, сошлись вновь, пока спасали ребенка от наркомании.


Попробовать может каждый

Таких примеров уйма, но объединяет их одно — наркотическая беда, заметить, а тем более признать которую духу хватает не у всех. Проще промолчать, закрыть глаза, отмахнуться… пока не станет поздно.

— Это страшное заболевание с распадом личности, моральными, этическими, физическими и психологическими нарушениями. Попробовать может каждый. Особенно в подростковом возрасте. Один попробовал — не понравилось, а другому пришлось по душе. И тут только в сроке отличие, когда кого затянет в зависимость, — говорит Людмила ШПАКОВСКАЯ, заведующая подростковым отделением Городского клинического наркологического диспансера. — Даже если ребенок знает, что это плохо, оно может попробовать. Вот парень поссорился с матерью, вышел из дома, хлопнув дверью. А в переходе ему предложили психотроп, и он взял. И он не будет считать, что сделал что-то катастрофически непоправимое и неправильное.

Часто родители боятся, что их ребенка поставят на учет и это ляжет несмываемым пятном на всю его жизнь, поэтому не обращаются к специалистам, даже если видят проблему и понимают, что сами с ней не справятся. Социальные последствия проблемы иногда пугают больше, чем она сама, поэтому в первую очередь нужно работать с родителями, а потом уже с детьми, уверены специалисты. Хотя на самом деле все не так жестоко, как кажется.

— Если вы обратитесь к нам до того, как вас задержали, то вся информация будет анонимной и никуда не пойдет. Помощь наша бесплатная, — уверяет Людмила Шпаковская. — Тем более что подросток снимается с учета, если в течение года не замечен в употреблении наркотических средств, и в его биографии не остается этого факта. И, в конце концов, что лучше: когда ребенок будет состоять на учете или когда он умрет?

Дети кричат о помощи

В диспансере существует такая форма работы, как школа общения с детьми для родителей. Причем она для родителей всех детей, а не только зависимых, чтобы папы и мамы знали, на какие проявления и особенности переходного возраста следует обратить внимание, что происходит с ребенком, какие у него периоды взросления.

— Когда к нам анонимно приходят родители, которые подозревают, что их ребенок употребляет психотропы, они очерчивают определенные аспекты. Однако практика показывает, что папа и мама говорят одно, а когда приходит ребенок, картина может стать совсем другой, — говорит специалист. — Мать утверждает, что лишь однажды застала ребенка, а он на самом деле уже год употребляет. Даже тем детям, которые у нас наблюдаются, мы не можем помочь полноценно, так как половину информации скрывают родители, половину — дети.

Ребенок своим поведением пытается привлечь к себе внимание родителей, особенно если это подросток или в семье определенные проблемы. Дети буквально кричат о помощи, но родные их не слышат, утверждает Людмила Шпаковская:

— Родители часто не хотят идти к специалистам. Даже если они вместе с ребенком приходят в комиссию по делам несовершеннолетних и нарколог дает им приглашение прийти к нам, ребенок в диспансере появляется один. В результате, хотя подросток и готов меняться, через три дня он приходит и говорит, что у него все хорошо и ничего больше не надо. Значит, ситуация в семье не меняется.

Замена сигарет или покушение на жизнь?

Пока в Беларуси не появились спайсы (в 2013-м), с проблемой наркомании ситуация была более-менее спокойной, говорят специалисты. Спайсовая же волна на порядок увеличила количество зависимых подростков. Благодаря принятым на государственном уровне жестким мерам, работе психологов, педагогов, наркологов и других специалистов, а также профилактическим проектам для девушек, юношей, первокурсников вузов и других учебных заведений она постепенно отступила.

Однако сейчас появилась новая напасть — снюсы, которые заменяют сигареты и якобы вредят меньше, так как не дымят.

— Снюсы, как и спайсы когда-то, сегодня не запрещены. В них нет табака, но есть никотин — то самое наркотическое вещество, которое формирует зависимость. В одном таком пакетике никотина больше, чем в самой сильной сигарете, — предупреждает представительница диспансера. — А удерживают за губой его 20-30 минут, что также значительно дольше, чем просто покурить, — значит, никотина попадает больше, и зависимость еще хуже. Кроме того, никто не знает, какие ароматизированные добавки входят в состав снюсов. А они могут вызвать в том числе аллергическую реакцию: и гипертонический криз, и анафилактический шок. В снюсы добавляются вещества, обладающие канцерогенными свойствами: около 30 химических веществ, способных вызвать онкологию.

Употребление снюсов опасно именно для подростков, так как воздействие этой «химии» замедляет рост, нарушает когнитивные функции, снижает память и физическую выносливость. Ребенок может находиться в состоянии эйфории, напоминающей наркотическое опьянение, после чего переходит в агрессию и изменяется пассивностью. У ребенка снижаются аппетит и успеваемость.

— Никто не знает ребенка лучше, чем мама, и как только она заподозрит, что что-то не так, — сразу нужно идти именно к наркологам, — советует Людмила Шпаковская. — Был случай, когда к нам пришла мама семиклассницы, попавшей в реанимацию. В организме девушки нашли амфетамины и алкоголь. Когда спросили у мамы, как она ничего не заметила, оказалось, что обращались к психологу. А тот сказал не беспокоиться, так как это переходный возраст. У наших же психологов в диспансере уже глаз наметан, они даже просто в транспорте могут заметить таких подростков.

Наркотик — потребитель — окружение

Взрослые наркоманы, которые лечатся от зависимости, — это в основном трудоспособные люди от 25 до 35 лет. Большинство из них говорит, что начали употреблять еще подростками. Очень редко человек, которому за 30, уже сформированный как личность, имеющий определенные жизненные установки, семью, начинает употреблять наркотики, говорят специалисты.

— Взрослые из-за зависимости получают массу медико-социальных проблем. Это распространение ВИЧ-инфекций, снижение работоспособности, образ жизни, который способствует криминальным действиям, потеря социальных связей и бывшего круга общения, разрушение семей, в конце концов, ранняя смерть, — характеризует ситуацию Елена СВИРИДОВА, заведующий 17-м наркологическим отделением для лечения лиц, страдающих зависимостями от психоактивных веществ Республиканского научно-практического центра психического здоровья. — Получается круг из трех участников: психонаркотическое вещество — наркоман — окружающая среда (семья, друзья). Во время профилактической работы нужно воздействовать на всех. А родители приводят к нам 18–19-летних людей и говорят: мол, болен он, лечите его, а мы в этом участвовать не будем.

С детьми-подростками нужно говорить о наркотиках до того, как они начали их употреблять. Лучше честно рассказать, что такое проявление есть и оно плохое, чтобы у ребенка выработался свой взгляд на этот вопрос, чем делать вид, что вообще не существует никакой проблемы и беда их минует, советует врач.

Трудотерапия по желанию

А еще следует занять подростков работой, чтобы у них не было мыслей, что им нечего делать, уверена Жанна ЩЕМЕЛЕВА, консультант управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Беларуси. Ведомство активно подключилась к профилактике наркомании путем помощи в трудоустройстве подросткам во время каникул и взрослым, страдающим от зависимости.

— У зависимых от наркомании и пьянства людией обычно достаточно низкая трудовая мотивация. Их чуть ли не за руку надо водить. В этом году к нам обратилось девять человек-наркоманов (люди от 40 до 50 лет). Из девяти дошли до работодателя только двое, — подчеркивает она.

Во время летних каникул подросткам предлагают временное трудоустройство. В этом году 135 парней и девушек, обратившихся в управление, получили постоянную работу. А всего за 2019-й усилиями органов по занятости населения получило работу 28,9 тысячи учащихся. 90% из них — это школьники до 18 лет.

— Наша работа направлена на трудоустройство именно учеников. На это ежегодно выделяются деньги. В среднем школьники получают около 250 рублей, — уточняет Жанна Щемелева. — Рабочие места даются, прежде всего, категориям детей, которые требуют повышенного внимания: состоят на учете, из многодетных или неполных семей, имеют проблемы с поведением. И такая работа проводится во всех районах страны.

Ирина СИДОРОК

Превью: gorodkirov.ru

Название в газете: Пра наркотыкі з дзецьмі трэба гаварыць раней, чым яны паспрабуюць атруту

Выбор редакции

Общество

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

У архитектора Галины Левиной — Хатынь, творческое наследие ее отца.

Общество

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Привлекательным людям проще пробиться в жизни.

В мире

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

В этом году европейская экономика будет переживать глубокую рецессию из-за вспышки коронавируса.

Экономика

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

2020 год поставил всех нас перед необходимостью четко планировать свои расходы.