Вы здесь

Три разных стиля в спектакле «Аrсhе & Kеt» показывают эволюцию любви


Основной миф мира разбивается о безнадежные скалы новой во всех смыслах постановки «Аrсhе & Kеt», которая рассказывает о большой любви, но не может её, уже мертвую, возродить. Премьерные показы завершились 27 и 28 ноября в Ок16. На этот раз проект «Т.О.К.» взялся за пьесу грузинского драматурга Димитрия Учанеишвили, а режиссер Антон Макуха и хореограф Ирина Широкая сделали спектакль с видеорядом и танцем. Через обрывочные фразы, стильную черно-белую съемку и чувственные телодвижения зритель следит за любовью, которая сначала горит огнем, а в конце исчезает, несмотря на все усилия её вернуть.


Постановка привлекла наше внимание не только сама по себе и не только любовными перипетиями, но в первую очередь контекстом, из которого происходит «Аrсhе & Kеt». Это модерновый белорусский театр, пытающийся нащупать новый или, по крайней мере, необычный для этого пространства способ выражения, который отходит от академических канонов, задействует видео и хореографию, занимает альтернативную сцену и переключает зрителя на другую волну восприятия.

Пока тема определенной традиционности белорусской театральной сферы заполняет эфир, процесс между тем идет: постановки, в частности, Центра визуальных и исполнительских искусств «АРТ корпорейшн», который организовал проект «Т.О.К.», уже определились со своими преференциями. Поиски другого языка за небольшие бюджеты хорошо смотрятся в пространстве Ок16, предлагающем новый способ воспринимать спектакль и позволяет увидеть, насколько разнообразными и изысканными могут быть методы передачи смыслов.

«Аrсhе & Kеt» не сильно и изысканный (изящная здесь хореография), но по крайней мере для нашего зрителя необычный. Сцена — не сцена. Актерами, которых можно было бы коснуться, является пара танцоров: телодвижениями Евгений Иванов и Анна Сочивко передают или даже повторяют, просто другим путем, то, что озвучивается с экрана.

А на экране два портрета — влюбленных, которые переговариваются и через диалог раскрывают довольно схематичный сюжет, играют Александр Ефремов и Кристина Жаврид. В начале спектакля они любят друг друга, потом живут в бегах, но с оптимизмом, через обстоятельства должны расстаться, проходит семь лет, Аrсhе возвращается к Kеt, оба осознают, что любовь прошла, пытаются её воскресить, наконец, признают поражение — все.

В отдельном нуарном стиле, с шутками-прибаутками, создан скошенный и опасный мир двух следователей, которые годами идут за любовниками и выполняют роль тех обстоятельств, которые сводят сильное чувство на нет, и исчезают, когда исправить потерю уже невозможно. Это параллельная, снова виртуальная, неприкосновенная, история на экране, и она подчеркнуто другая — вы должны заметить, в каких цветах и через какие детали передается мир главных героев и что говорит о двух следователях их довольно кинематографичное окружение. В результате спектакль состоит не из видео и танца, а из двух разных видео и танца: поскольку авторы с точки зрения стиля не приводили экранные истории к общему знаменателю, нуар о следователях становится третьим полноценным произведением внутри произведения, и эта разность эстетик обогащает довольно минималистичный спектакль. Правда, и минимализм, если перед тобой довольно многословный чувственный танец, становится условным: все началось с классических движений, а продолжилось экспрессивной хореографией, способной транслировать историю даже не в качестве помощника, а почти самостоятельно.

Хотя логика событий неизбежно приводит к поражению бывших влюбленных, кажется, главное в том, что чувство было, не зря оно становится главным героем: «Аrсhе & Kеt» начинается и кончается на моменте безусловной любви, а это при всех печальных спутниках не совсем пессимистично. Сравнение неточное, но вспоминается фантастический фильм «Прибытие» Дени Вильнева, где главная героиня в исполнении Эми Адамс знает, что ее дочь умрет подростком, но все равно идет на боль, чтобы только провести с ней отмеренные годы. Вот это проживание, наличие, владение, со всеми стадиями и грустными переходами, хоть в основном, регрессом и угасанием, становятся предметом рассказа в «Аrсhе & Kеt».

Совмещение внешне печального результата и неочевидно счастливого подтекста возможно через деталь в завершение спектакля, в которой все замыкается на начале, на том давнем абсолюте, на безусловных ценностях. Но в этом случае желаемый пункт отсчета невозможен без истории, которая за ним последовала. И тут уже время определить свои преференции — быть или не быть.

София ПОЛЯНСКАЯ

Фото Анны Шарко

Название в газете: Прэтэнцыёзны нуар, дыялог і танец

Выбор редакции

Калейдоскоп

Веселые истории читателей

Веселые истории читателей

Об отношениях, армии и подарках.

Общество

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Несмотря на свои 96, Михаил Фельдман выглядит на зависть бодрым и моложавым.

Культура

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Пример истории, когда талант сам пробивает себе место под солнцем.