24 сентября, четверг

Вы здесь

Группа «Стары Ольса»: В Сургуте нас встречали у трапа самолета, как важных шишек!


Если музыку сравнивать с изысканными напитками, то группа «Стары Ольса», которая первой открыла для белорусов наше музыкальное наследие Средневековья, тянет на все семь звездочек. Шутка ли — коллектив существует уже 20 лет, имеет в активе 10 студийных альбомов, в том числе каверы мировых хитов в «медиевальном» звучании, три live-сборника, свеженький сингл и аудиоспектакль по Короткевичу, и со временем не только не теряет популярности, а открывает все новые горизонты. По случаю юбилея и перед традиционным «Калядным фэстам» 25 декабря, где будет отмечаться 20-летие «Старога Ольсы», мы поговорили с участниками группы — основателем, волынщиком и вокалистом Змитером СОСНОВСКИМ и флейтисткой и менеджером Марией ШАРИЙ, узнали о правде и мифах, подсчитали рекорды коллектива и немного помечтали о 2020-м.


Правда ли, что…

…сначала группа называлась совсем иначе?

Змитер: Да, она называлась «Руевит» по имени бога войны западных славян. Но получив правильную критику, что имя дохристианского бога не соответствует той музыке, которую мы играем, решили название изменить.

…одно из первых выступлений состоялось прямо в чистом поле, на раскопках?

З.: Там были не выступления, в Полоцком археологическом лагере происходило формирование идеи будущей группы. Я привез с собой коллекцию отреставрированных музыкальных инструментов, и вместе с другими музыкантами пытались поиграть на них в неформальной обстановке, устраивали какие-то танцы и все такое. А первое выступление, что символично, состоялось в 1999 году на празднике письменности под памятником Франциску Скорине в Полоцке.

…на концерты приходят дети тех слушателей, которые когда-то познакомились под «Старога Ольсу»?

Мария: Кстати, бывает такое. Приходят люди разного возраста: и совсем маленькие, кого родители приносят на руках, и школьники, и почти взрослые подростки — мне кажется, что со временем наша детская аудитория только растет. Это радует.

…группа выступала в протестантской церкви с совсем «нецерковным» репертуаром?

З.: Вообще в церквях мы играли и в Беларуси, потому что протестантизм на Беларуси зародился и очень развился в так называемый «золотой век» Реформации, в XVI веке. И современные протестанты с большим уважением относятся ко всем видам искусства тех времен, нас иногда приглашают играть в церквях. Кроме того, мы играли в костеле в Польше. А случай, которого касается вопрос, произошел в Америке, в штате Мэриленд.

М.: В США для нас было немного неожиданно, что это почти полноценные концертные залы. Много где есть даже стрим-аппаратура для прямой трансляции концерта на своем сайте, и туда ходит совершенно разная публика, которую церковь объединяет на культурной основе.

З.: Словом, нас не удивило приглашение выступить в церкви, но поразило пожелание по репертуару. Мы же привыкли, что церковь — место сакральное, разговоры с Богом, молитва, осмысление себя и так далее. А тут пастор, сам очень активный и талантливый музыкант, который преподает музыку детям в школе, заказал кавер-версию AC/DC «Highway to Hell». Сейчас это уже стало традицией — каждый год, когда оказываемся в Мэриленде, даем в той церкви минимум один концерт, и он вместе с нами играет одну композицию из сборника XIV века.

…первые гастроли организовались неожиданно, потому что в краудфандинговой кампании на запись альбома каверов вы собрали больше денег, чем планировали?

М.: Мы не планировали такой альбом записывать, но популярность каверов (так, у сыгранного группой на древних инструментах хита Metallica One на YouTube свыше 3,5 миллиона просмотров! — Авт.) подтолкнула к этой идее. И когда всего за неделю собрали деньги на альбом, замахнулись на более масштабную цель — тур по Америке, тем более что запросов и приглашений было очень много. Не скажу, что через краудфандинг мы покрыли все расходы и насобирали безумно денег, но, видимо, на тот момент все сложилось, и удалось реализовать обе эти цели. Было больше тысячи спонсоров со всего мира, и всем мы потом отправляли подарки за поддержку: Алесь Чумаков делал гусли, Дмитрий шил кожаные сумочки, я записывала пером нотный сборник — танцы из «Полацкага сшытка», ткала вручную на дощечках пояса… Почти четыре года прошло, а проект до сих пор отзывается приветами.

З.: Мы долго не ездили на другие континенты, кроме Европы. Однако немало слушателей из разных стран интересовались, когда мы к ним приедем, и из Америки тоже. Ну мы и сказали: поддержите наш альбом, тогда приедем — и они поддержали! И не только США, но и Австралия и почему-то очень активно Бразилия…

.…по итогам американских путешествий Змитер пишет книгу?

З.: Неправда. В Америке свободное время я использовал для того, чтобы написать исторический роман о князе Витовте, а из самого путешествия мы вели дневник — по крайней мере из первого тура, когда все было непривычным и интересным.

А пони слушает и танцует

— Если вспомнить самый памятный клип, то…

З.: Каждый чем-то памятный. Например, для «Літвіна» известный деятель рыцарского движения Федор Михеев собрал 92 человека. А «Князя Вітаўта» мы снимали в Польше — около костра, с конями, в полностью сюрреалистичной атмосфере. И, конечно, первый клип запомнился — «У карчме» (смеется). Там все было чудесно — и пожар, и поджаренный до черноты кабанчик, и сломанная электростанция, и стеарин, который взорвался в самый неожиданный момент, и отсыревший порох, и побитая посуда, и моя сломанная ключица — и все это за одну ночь.

М.: У нас давно не выходило новых клипов, но... Готовим сюрприз — в следующем году будем снимать, тем более, песня хорошая есть. Не хочется повторяться в темах и стилистике, поэтому планируем что-то совершенно новое для себя.

Д.: Дело в том, что у нас очень много концертных видео, представляющих творчество группы, поэтому постановочных клипов действительно долго не снимали, лет, может, восемь или десять. А теперь решили ситуацию исправлять, и до конца 2020 года обещаем новый, необычный ролик — сценарий наш, нафантазировали его по дороге с гастролей, а снимать будет режиссер из Нью-Йорка.

— Знаю о случае, который стоило бы придумать, если бы его не было — в Сургуте российский федеральный чиновник пришел на концерт и рассказал, что он земляк Змитра...

З.: Даже не земляк — родственник! Причем это был чиновник довольно высокого ранга, один из организаторов концерта. Целую ночь потом с ним вспоминали общих родственников... Но в Сургуте была веселее история, как к трапу самолета, на котором мы летели, подъехал кортеж машин. Это вообще запрещено, кроме правительственных делегаций. Мы думали: вот, какое-то начальство с нами летит, либо это группу «Мумий Тролль» так встречают. Но их гитарист проходил мимо, тоже удивился, какую это «шишку» встречают. Выходим на трап — а там наши, белорусы, кричат: «Стары Ольса!»

М.: У нас совершенно разная публика, как по возрасту, так и по статусу. В Гомеле на концерт к нам пришел профессор, который преподавал у Змитра в университете философию, и привел с собой еще нескольких преподавателей. Тогда родилась шутка: «Раньше я слушал их лекции, а теперь они — мою».

З.: Действительно, очень приятная была встреча. Он сказал, что это очень интересное сочетание: услышать рассказ об определенных исторических событиях, и тут же музыкальное сопровождение того времени. Пригласил ли почитать лекции? Уже года три как приглашают, но все как-то не получается.

— В вашей копилке две «Рок-короны», премия Experty.by, даже Национальная музыкальная премия, пока она еще существовала. Какая награда самая дорогая?

М.: Стоят статуэтки и стоят. Все эти конкурсы, считаю, все же субъективное мнение конкретных людей, которые составили плейлисты, сформировали жюри и выбрали лучших по каким-то критериям... Для меня большая ценность — видеть людей на концертах, ловить их искреннюю реакцию, читать комментарии, гуглить отзывы после концертов. Если к тебе выходит человек со слезами на глазах, целует и обнимает, это дорогого стоит.

...А однажды на концерте в Лошицком парке, вспоминают музыканты, пришел человек и сказал без пафоса: «Я наркоман со стажем, и ваша музыка спасла мне жизнь — спасибо вам!»

М.: Чего только не было! С животными часто приходили. Вот, пожалуй, самый необычный наш слушатель — в последнем туре по США выступали мы в Индиане на фесте, и там была хозяйка с красивым пони. Ему так понравилась наша музыка, что каждое выступление (а мы играли пять раз в день) в вольере притопывал и шел как можно ближе в сторону сцены. А когда мы уже вернулись домой, женщина написала, что хочет приобрести несколько дисков, потому что пони без нашей музыки скучает.

З.: Может, он в прошлой жизни был музыкантом и играл на дуде? Или рыцарским конем, и это генная память взыграла...

— Продолжая тему необычного — какие самые невероятные подарки делали поклонники?

З.: Например, в штате Орегон нам подарили отдых в доме над обрывом, прямо над Тихим океаном — это считается?

М.: Вообще, часто делают приятные подарки — мне, например, дарят серьги, или зная эту мою слабость, или просто угадывают. Есть пара из Новополоцка, которая ездит на каждый наш концерт по всем регионам, а на знаковые даты готовит некое угощение — сейчас на 20-летие это был большой юбилейный торт. У них есть специальный альбом, где после каждого выступления появляются новые снимки с отметками, где и когда это было. Еще иногда приносят музыкальные инструменты — в прошлом году на одном из фестивалей подарили турецкую флейту, а в этом году один из фанатов в Америке презентовал национальную, индейскую флейту.

— Вообще, у вас огромная коллекция инструментов — какой из них самый редкий?

З.: В смысле старости или распространенности? Если второе, то ребек, может, еще лира, гусли. Волынка уже сейчас, слава Богу, не редкость..

— Почти на каждых гастролях у вас происходят приключения…

З.: Примечательным в этом смысле был фестиваль на Азорских островах, куда добирались несколько дней, трое суток провели только в Амстердаме.

М.: Мы тогда делали много пересадок, в Амстердаме опоздали на самолет и не знали, что делать. Я пишу организатору: не можем вылететь, каким образом можно добраться — разве что кораблем? Он посмеялся, что, в принципе, можно, но это будет очень долго.

З.: Рассматривали вариант возвращения в Беларусь, потому что билеты нужно было покупать за свои деньги, у организаторов фестиваля не было на это бюджета. Но решили, что очень важно не подвести людей, которые нас ждут — и хотя это был июль, курортный сезон, билетов почти не достать, однако «поймали» их, полетели через португальский Порту и хотя потратили трое суток на ожидание, даже добрались вовремя. После этих приключений тур по Америке уже не казался чем-то экстремальным.

— Одна из самых интересных ваших работ — аудиоспектакль «Ладдзя роспачы» по Владимиру Короткевичу. Нет ли идеи «начитать» еще кого-то из классиков?

З.: В белорусской литературе существует самый большой в мире вариант легенды о Тристане и Изольде XV века. И следующий наш театральный эксперимент заключается в том, что планируем возродить батлеечную постановку легенды. Музыканты «Старога Ольсы» будут играть и, возможно, выступят в качестве актеров, сами же мы будем управлять куклами и событиями на сцене — я считаю, это уникальное сочетание музыки, старинной театральной традиции и нетрадиционного для батлейки светского, тем более лирического, произведения. Хотим за зиму подготовить спектакль и на весенние детские каникулы показать его в Минске как можно более широкой публике — детям и взрослым.

М.: Интересно то, что события XII века, записанные в ХV, шкаф и стиль кукол XVII века, а исполнять будут актеры века ХХI-го — такое получается наслоение столетий, которое, надеюсь, будет интересно и для зрителей.

"Дома бываць часцей..."

— Поскольку дело идет к Новому году, предлагаю озвучить несколько мечтаний и планов — может, сбудутся?

З.: Мы за последние три-четыре года, находясь в Америке, заметили, что начали терять связи с Европой. И поэтому следующий год будет реставрацией наших концертных туров по европейским странам — Польше, Чехии, Германии, Италии и так далее, ну и, конечно, в Беларуси мы будем гораздо чаще.

М.: Мне хочется выступить там, где мы еще не были, в новых городах и странах.

— Может, и в сторону Азии поглядываете?

З.: Это интересно, есть оттуда предложения, и буквально на днях откликнулся снова организатор концертов в Китае. Но переговоры идут уже лет десять, и мы не можем прийти к общему мнению, потому что они предлагают невыполнимые контракты в смысле времени — для них минимальное время, чтобы окупить орграсходы и заработать что-то, составляет полгода, а на самом деле мы получаем предложения от двух до пяти лет. А как изменить всю свою жизнь, чтобы там жить и работать, а домой только летать время от времени? Мы не согласны, тем более последние три года американских гастролей очень трудно дались, мы много не жили дома и хотелось бы наконец побыть с родными. Поэтому китайские контракты на этот момент отвергаем.

М.: Думаю, если бы это было в начале деятельности группы, то поехали бы еще как. А сейчас, когда все обросли детьми, домами, работами, кабаками — как это все ломать? Тут и два месяца гастролей тяжелые, а о двух годах и речи нет.

З.: Были переговоры с Арменией и Казахстаном. Не знаю, что их интересует в нашей музыке, и пока конкретики здесь нет. Поэтому в планах прежде всего возвращение домой и в Европу.

…«Создавать музыку не так уж сложно; зачеркивать лишние ноты — вот что труднее всего », — сказал когда-то знаменитый композитор Иоганнес Брамс. Мы со «Старым Ольсам» также попытались обойтись без философских рассуждений, чтобы оставить, что называется, самый сок. Насколько удалось — судить вам.

Виктория ТЕЛЕШУК

Фото автора и из архива группы

Выбор редакции

Политика

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

«Хуже всего, когда конфронтационная риторика звучит со стороны власти».

Общество

Озеленение, экотропинка, велопарковки. Как наводится порядок на земле в Минске

Озеленение, экотропинка, велопарковки. Как наводится порядок на земле в Минске

В этом году в столице высажено уже более 30 тысяч деревьев и 105 тысяч кустов.

Общество

Как бездетной паре завести ребенка?

Как бездетной паре завести ребенка?

В этом проекте знакомим вас с бездетными парами, которые хотели, но по состоянию своего здоровья не могли иметь детей.

Общество

Марина Мулявина: После развода родители оставались близкими людьми

Марина Мулявина: После развода родители оставались близкими людьми

Дочь главного «песняра» рассказала о семейных традициях.