19 сентября, суббота

Вы здесь

Константин Качан: Если бы не стал художником, это была бы не жизнь, а мучения


В конце января художник Константин Качан готовится представить выставку в Национальном художественном музее Беларуси. Это результат большого проекта, который начался еще в 2018-м и длился в течение всего периода, который прошел у нас под знаком Года малой родины. В рамках проекта «Радзімаю зачараваны» произведения художника путешествовали по стране и выставлялись в областных и других крупных городах Беларуси. Очередная остановка — в столице, где можно будет увидеть живописные работы, созданные в последние 15 лет. Многие из ранних произведений приехали из Новогрудка, где у художника мастерская и галерея. Там его родина. Как ощущение родины влияет на творчество? Об этом рассуждает Константин Иванович:


Тема

— Тема мая неизменна, — признается автор. — Так совпало, что был объявлен Год малой родины, и мне ничего не пришлось писать специально...

Я не соглашаюсь, когда меня называют пейзажистом. Что такое пейзаж? Поле, речка, луг... В этом тоже есть смысл: человек природу чувствует глубоко. У меня немного другое, природа, окружающая среда — это как декорация в театре. Для меня все же доминанта — жизнь людей. Да, она разворачивается в историческом времени, имеет этнографические особенности, ментальное определение. Во всяком случае, я ставлю такую задачу, чтобы, глядя на мое произведение, человек мог понять, в каком времени это происходит, на каком клочке земли. Я выставлялся в разных странах, но везде по моим произведениям чувствовали жизнь белоруса с его таинством, философией, бытом. На самом деле все сходится в особом энергетическом и чувственном течении, а я это стараюсь перенести на полотно.

Произведение не родится из ничего. Я очень много путешествую по Беларуси, особенно люблю посещать городки. Местечковая жизнь — это мой мир, чувствую его мотив, там ищу свои образы. Начинаю с карандашика, когда хочется как можно быстрее передать первые впечатления на бумаге, после иду дальше — пишу этюды, а когда накоплен материал, с ним работаю в мастерской, создаю более глубокий образ. Бывает так, что люди узнают какой-то пейзаж, но говорят: а вот этого там нет, и здесь не так... Особенно если там родились, живут сейчас, знают и любят свои родные места, то задают вопросы. Отвечаю: я же не фотограф, имею право на вымысел. Бывает, что необходимо усовершенствовать композицию, бывает, когда хочется добавить больше личного ощущения через цвет. Главное, чтобы был передан дух местности.

Больше всего произведений я написал на Новогрудчине. Родился в деревне Лавришево, с 70-х годов живу в Минске. А лето обычно провожу в Новогрудке. Там я работаю в мастерской, там моя галерея. И в Лавришево часто бываю. Заимел хобби: пчеловодство. Поэтому в мае и в начале июня обычно нахожусь там, потому что также есть возможность рисовать. Когда-то у меня была мечта — иметь свой дом, и не в городе. Думал поселиться где-то под Минском. Но однажды произошел несчастный случай: сгорел дом родителей, мать тогда в больницу попала. После надо было все восстанавливать, то я решил не искать ничего для себя, а построить дом родителям. Но я отстроил дом, чтобы и мне было в нем удобно: второй этаж отвел под мастерскую.

Выбор

— Я не сразу стал художником. Окончил физический факультет БГУ, но уже на втором курсе понял, что это не то... Все хвалили меня еще со школы: с детства я постоянно рисовал. И когда вырос, подсознательно чувствовал, что во мне живет художник. На втором курсе начал интересоваться искусством, ходить в музеи, на выставки — не пропускал ни одной. Конечно, надо было учиться, пошел в студию в Минске. Но, думаю, окончу физфак, потому что родители гордились, особенно мать. Не говорил им, что собираюсь бросать, понимал, что будут переживать. В университете много факультетов, а физический был один из наиболее престижных, поступить было непросто. Мы очень гордились, что станем физиками, считалось, что это наука, которая приближает будущее. Тогда еще модно было говорить о разделении на физиков и лириков. Да только как объяснить простым сельчанам, чем занимаются художники и зачем они нужны? Притом что у родителей было чувство прекрасного, особенно у папы. Что бы он ни делал, получалось хорошо, дом поставил красивый на селе, сам оформлял. Но моего решения они не понимали.

Правда, оно созрело окончательно, уже когда окончил университет. Я же наивно думал, что получу диплом физика и сразу буду поступать в театрально-художественный институт. И подготовка у меня была, знал, какие требования для поступления, готовил рисунок, работал над композицией. Но когда принес документы, в приемной комиссии объяснили, что я не имею права поступать, потому что только что окончил вуз и должен отработать как молодой специалист. Но... Если министерство образования даст открепление, тогда — пожалуйста... Пошел в министерство, а мне дали отлуп: «Ваше образование стоило денег, идите работайте...» Тогда как раз физиков не хватало. Год отработал по распределению в минской школе. А после заведующий районо понял меня, когда увидел произведения, с которыми я к нему пришел. Дал разрешение меня отпустить.

Но как говорят: не пускают в дверь — так я через окно... Работал художником по рекламе в кинотеатре «Октябрь». Рядом был театрально-художественный институт, я наладил связи со студентами. С одной группой живописцев посещал занятия — а у них преподавали Данциг, Крохалев, Громыко. Они меня допускали как свободного слушателя. Показал произведения Данцигу, познакомились с ним на всю жизнь. С этой группой я фактически готовился в течение трех лет. Знал всю программу и решил: зачем уже получать диплом, если главное я освоил? Видел, как Данциг и Крохалев работали со студентами. Бывало, соглашался с замечаниями, а бывало, что и нет. У меня была своя мысль, свой взгляд. В это же время начал участвовать в выставках — республиканских и всесоюзных.

Конечно, мать жалела, что я сменил профессию. Даже когда у меня стало получаться: уже выставлялся в составе молодых художников Советского Союза, приняли меня в Союз художников Беларуси. Ведь что такое работа художника? Это существование без стабильного заработка — мама это видела. Жалела меня. И до конца не соглашалась с тем, что я чего-то добился. И когда начали выставлять, печатать мои произведения, выпускать каталоги, и я даже привозил ей деньги, она говорила: «От, повезло червяку на веку!» Эта фраза уже стала крылатой среди художников.

Путь

— Конечно, надо было много работать, крутиться, и действительно важно, чтобы еще и повезло. Когда не было мастерской, в ЖЭСе давали комнату, где я мог рисовать. Впоследствии, уже в зрелом возрасте, получил мастерскую в центре Минска через Союз художников. И я никогда не обижался на зарплату. В результате смог построить большой дом в Новогрудке за свои деньги. Был период — на грани 2000-х, — когда мои работы очень хорошо продавались и за рубежом, и здесь. Даже если и не очень продавались, все равно я не жалел. Если бы не стал художником, то это была бы не жизнь, а мучения. Не думал, к чему приду — просто был одержим. Сказали бы: «Голодный будешь...» — я все равно сделал бы этот выбор.

Все зависит от самого человека. Вот сейчас у меня растет внучка. Она рисует, а меня просят: научи. А я не знаю, как учить. Мне кажется, с этим надо родиться. А если нет зерна у человека, то что его учить? Я с внучкой разговариваю, спрашиваю, что нравится, она рассуждает. Хорошо рисует, богатая фантазия. Если Бог дал, то будет рисовать. Неужели надо учить ее смотреть на мир так, как я его вижу?

Тем более что я тоже менялся. Тема одна, она действительно вечная, но ее можно по-разному чувствовать в разные периоды жизни, по-разному подать. Пластика письма, цвет, тон — все это с годами менялось. А теперь я вижу, что ранний я был интереснее — в тех произведениях больше эмоций. Действительно, есть работы, в которых глубина и философия. Не один мой коллега на это обращал внимание. Вот большая выставка и поможет посмотреть со стороны на себя. А зрителям, возможно, даст ощущение жизни: в ней есть место и радостным, ярким моментам, и тоскливым мыслям, и прощаниям, и новым надеждам.

Выставка уже проехала Беларусь, она непростая с точки зрения реализации. Началась она с довольно масштабной экспозиции в галерее Савицкого. До того я довольно давно не был в публичном пространстве, обо мне уже и забыли. На выставку были хорошие отзывы и со стороны обычных зрителей, и со стороны ответственных лиц. Предложили провезти ее по областным и крупным городам, где хорошие выставочные залы. Министерство культуры и Национальный художественный музей определяли маршрут. Я не на все открытия сумел попасть, но было очень приятно видеть, что людям нравится. В настоящее время в Национальном художественном музее произведений будет выставлено еще больше — около 80. Очень переживаю, как их разместить, чтобы человек пришел — и чувствовал себя в живом пространстве. Ведь во всем, что я стараюсь отразить, есть жизнь. Именно она нас так привлекает своими разными сторонами, тайнами, цветами.

Записала Лариса ТИМОШИК

Выбор редакции

Политика

Андрей Бугров: Стараемся более плотно и предметно работать с избирателями

Андрей Бугров: Стараемся более плотно и предметно работать с избирателями

Разговор с председателем Минского городского Совета.

Спорт

Чем живет барановичский хоккей на траве и чего ему не хватает для полного счастья

Чем живет барановичский хоккей на траве и чего ему не хватает для полного счастья

Барановичи славятся не только железной дорогой, авиазаводом и многочисленными предприятиями, но и хоккеем на траве.

Общество

Что нужно знать, чтобы не отравиться грибами

Что нужно знать, чтобы не отравиться грибами

Чтобы радость оставалась радостью.

Общество

Кто выступает в файер-шоу: артисты или экстремалы?

Кто выступает в файер-шоу: артисты или экстремалы?

На этот и другие вопросы нам ответил руководитель минского театра огня «Flаmеn» Дмитрий Петрович.