Вы здесь

Как живут последние жители деревни Зеньки Каменецкого района


Сегодняшний герой «Деревень» — тридцатый по счету, а значит, чуточку юбилейный. Более того, он не вписывается в общий формат проекта, чему я очень даже рада. Нет, Зеньки, на первый взгляд, сюда вполне подходят, в деревне осталось пятеро взрослых жителей. Но двое из них, Инна и Олег, приехали сюда, чтобы возродить деревню, не дать ей исчезнуть, вдохнуть новую жизнь. И, кажется, это у них получается.


Олег Степанюк, Инна Хомич и Анна Зенчук.

Дом

Инна Хомич родилась в Зеньках. Так случилось в жизни, что растила ее бабушка. Девушка выросла, получила образование, создала семью. И уже вместе с мужем они пришли к выводу, что квартира на этаже немного не их вариант. Стали думать о доме в деревне с тем прицелом, чтобы было ближе к бабушке, которая уже нуждалась в их заботе. Вот и купили старый дом, который на тот момент продавался в Зеньках.

Начали даже реставрировать, заказали окна под тот дом, но оказалось, что одна стена сгнила почти полностью. И честные строители отказались делать крышу, сказали, что в таком варианте она ненадолго, все равно придется перестраивать. Поэтому разобрали стены и на старом фундаменте поставили новую коробку из бревен.

— Мы очень старались, чтобы сохранился дух тех послевоенных деревенских домов, — рассказывает Инна. — Окна нам было принципиально сделать деревянные с перекладинами, как раньше делали. Планировка осталась прежней. Была кладовая — стал санузел, вот и все изменения. Второй этаж, как и прежде, оборудуем нежилым, у нас это будет многофункциональная кладовая. Правда, здесь был еще пристроен к дому подвал. Мы его забрали в дом, наземное помещение стало верандой, а подвальная часть осталась подвалом.

Вот печи сделали новые, продолжает хозяйка. Печника искали долго, сначала нарвались на не очень хороших специалистов, пришлось переделывать. Новая печка в комнате стоит год, тепла дает много. И в кухне большая печь хорошо топится. Обе сложены из отечественного витебского кирпича.

Мы с хозяевами и разговор вели около печки, где потрескивали дрова. Дверцы к ней поставили из прозрачного материала, поэтому огонь хорошо видно, как в камине. Около такого очага, несомненно, хорошо посидеть и с книжкой, и с бокалом вина, и вдвоем, и с друзьями. Тем более если стены, сделанные из пущанского дерева, наполняют дом приятным ароматом свежей древесины.

Правда, еще внутри дома не закончена отделка, но жить уже можно. И они часто здесь ночуют. Живут, как Инна сказала, наполовину: летом больше в деревне, зимой — в брестской квартире. Хозяин же похвастался огородом, витамины к столу у семьи свои.

Назначение своего дома они рассматривают в двух направлениях. Во-первых, как жилье для себя, во-вторых, хотят попробовать силы в агротуризме. Хозяева намерены не просто принимать гостей и брать за это деньги, а проводить праздники, семинары, мастер-классы. Например, Инна увлекается ткачеством, дома есть прабабушкин ткацкий стан. Станок переедет сюда, как только закончится ремонт.

— Почему бы не показывать гостям, как наши предки изготавливали ткань для одежды, для отделки дома? — рассуждает хозяйка. — Если все пойдет хорошо, если будем живы-здоровы, в будущем хотели бы даже поставить какой-то гостевой домик для различных мероприятий. А пока попробуем на этом доме учиться, нарабатывать опыт хозяев агроусадьбы.

Чтобы не потерять названия

А первый шаг в деле развития своей деревни, сохранения ее особенности и привлекательности для посетителей Инна и Олег сделали в виде карты с местными названиями. Инна же здесь родилась и выросла, названия большинства мест знает с детства. Когда-то их с бабушкой записывали в тетрадь, рисовали карту. Сейчас же ей помогала «главный эксперт» — соседка баба Гандя.

Местные названия — это устное наследие, которое живет вместе с носителями. И чтобы не потерять его, нужно как минимум где-то записать. Сначала все собранное записали и сделали макет карты местности. Перед этим Инна обошла людей, поговорила с сельчанами, их городскими детьми, работала даже в архивах. Когда представили проект, нашлось и финансирование. Гранта как раз хватило на специальный стенд с картой. На нее нанесены названия каждого поля, каждого местечка на здешнем диалекте и по-белорусски. Люди подходят и читают: «Бабыцькава поле, Кругельскае поле, Шырша рызка, Пасадка, Пецькава сажалка» — так, как называли отцы и деды, как помнится с детства. Записано около пятидесяти местных названий.

Наняли художника, оформили должным образом информацию, сделали стенд. Но просто поставить эту карту было бы неинтересно. Поэтому Инна с Олегом задумали что-то вроде презентации, но даже сами не ожидали, что запланированное ими мероприятие выльется в настоящий праздник деревни. Идеей поделились с председателем Войского сельского Совета Виктором Михайловским. Виктор Вольдемарович по своим каналам известил людей. Они кинули клич в соцсетях, написали объявление. И собралось столько бывших выходцев из села, их потомков, что удивились. Раньше казалось — сколько тех Зеньков!

Презентация как праздник

Правда, еще накануне, в выходные, когда пришлось монтировать стенд, пришли все мужчины, кто приехал на выходные в родительские дома. «У них же были свои планы на работу при усадьбах, в огородах, но все бросили и пришли, приложили руки к общему, — не скрывает восторга Инна. — А уже в день праздника хозяйки стол организовали буквально за считанные минуты. И все вместе так хорошо посидели! И я понимала, что это землякам нужно. Мы же нанесли на карту каждый дом. Люди подходили ко мне и спрашивали о своих родственниках. Я рассчитывала, что они мне расскажут что-то интересное, а они ждали того же от меня. Таким образом, у них появился повод или толчок, чтобы больше узнать о своей семье и своей деревне».

Зеньки сгорели в 1944 году. Немцы сожгли деревню при отступлении. Правда, жители не пострадали, им сказали забирать имущество, выводить скотину. На сборы давались одни сутки. Потом дома зажгли. Тот день помнит старейшая жительница Зеньков — Анна Леонидовна Зенчук, которой было тогда 12 лет: та самая баба Гандя, которую Инна называла своим главным экспертом. Бабушка живет одна, и ее молодые соседи теперь для нее словно родные люди. Они заходят к бабушке каждый день, а она их всегда ждет.

Профессиональные филологи Инна Хомич и Олег Степанюк чувствуют себя дома в светлой компактной деревушке в одну улицу, где абсолютное большинство домов зимой пустует. Летом съезжаются потомки бывших хозяев в отпуск, на каникулы, и Зеньки наполняются голосами.

Культурное пространство

Еще они стараются быть здесь хозяевами. Вспомнили, как Олег в первый год после приобретения дома собрал недалеко от речки мешков шесть мусора. И теперь он не пройдет вдоль дороги, чтобы не подобрать пластиковую бутылку или принесенный ветром пакет. «Ну кто, если не мы? — рассуждает Инна. — Я как-то задумалась, чего мне не хватает в моих Зеньках. И ответила себе — не хватает активной культуры. Поэтому решила ее потихоньку создавать. Мы привыкли хотеть, чтобы кто-то нам что-то сделал для комфорта. Можно же сделать самому, это даже интереснее. Тем более если есть у кого учиться. Когда мы поставили этот стенд и приехали через пару дней, то увидели, что возле него уже цветы растут. Это наша 88-летняя баба Гандя посадила. Я тогда написала в «Фейсбуке»: «Вандализм» по-зеньковски — значит вандализм наоборот».

Дома на улице стоят пустые, но их не продают, ухаживают и поддерживают. Значит, убеждены Инна и Олег, дети бывших хозяев выйдут на пенсию и приедут сюда жить. Кстати, как здесь называют, на хуторе, немного в стороне от деревни также поселилась молодая семья. Они приобрели старенький дом, благоустроили его, а год назад переехали совсем. Значит, будут жить Зеньки, не исчезнут, ведь есть люди, для которых это самое лучшее место на земле.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Выбор редакции

Политика

«Реальную жизнь ни в какой даже самый совершенный закон не уместишь»

«Реальную жизнь ни в какой даже самый совершенный закон не уместишь»

Про первый год жизни Верховного суда в новом здании — Валерий Калинкович.

Спорт

ВОЗ рекомендует заниматься спортом в домашних условиях

ВОЗ рекомендует заниматься спортом в домашних условиях

Сидячий образ жизни и низкий уровень физической активности могут оказать негативное влияние на здоровье.