Вы здесь

Саулюс Варнас: Мы все — маленькие боги этого мира


Еще один вариант пьесы Эжена Ионеско «Жажда и голод» — режиссер Саулюс Варнас в очередной раз взялся за произведение франко-румынского драматурга и в минском Молодежном театре представил спектакль «Дом посреди весны». Автора, которого белорусский зритель знает по работе главным режиссером Могилевского драматического театра, всегда выделяли особое видение и стиль — его работы были отмечены Национальной театральной премией и представляли белорусский театр на международных фестивалях, а пьеса Ионеско была основой для мастер-классов Варнаса в разных странах мира.


Фото: mdrama.by

— Чем вас так привлекает Ионеско, что вы готовы бесконечно ставить одну и ту же его пьесу?

— «Жажда и голод» — одна из лучших пьес ХХ века, она поднимает вопросы, на которые человек ищет ответы на каждом этапе своего развития. К тому же она настолько содержательна и театральна, что раскрытие смыслов и поиск сценической речи может быть бесконечным. Ее вообще можно изучать всю жизнь и все равно не исчерпать до конца. Эжен Ионеско — это отдельный мир, у него особое понимание театра и взгляд на действительность, в его драматургии много игрового пространства, он дает возможность выйти за пределы сюжета и раскрыть то, что находится между строк. Эта непростая математика требует от каждого, кто осмелился пуститься в плавание, задействовать личный опыт — каждый раз, выходя на сцену, актерам приходится сжигать себя на этом костре. С моей точки зрения это самая красивая и гуманистическая пьеса, позволяющая объединиться в разговоре о том, что такое жизнь, счастье и борьба за идеалы. За ответами мы обычно идем в храмы либо обращаемся к искусству — одним словом, приходим к тем, кто апеллирует к высшему сознанию. А Карл Ясперс писал, что когда вы приходите к каким-то ответам, перечеркните их и начните искать заново. Это движение — и есть задача, ради которой стоит окунуться в мир мечты, фантазии, иллюзий, снов, надежд этой пьесы.

— Ваша трактовка в Молодежном театре может смутить разностильностью и причудливыми образами, которые появились уже вне текста.

— Эжен Ионеско говорил, что истина в наших мечтах и нашем воображении. Его попытка показать, как мир формировался на протяжении тысячелетий, заставляет задуматься, зачем мы в этот мир вообще пришли. Это словно путешествие Одиссея или поиски Фауста. Каждый из героев Ионеско желает найти свой рай, поэтому пьеса содержит разные архетипы и взгляды на мир. Главный герой Жан, например, чувствует необходимость бросить повседневную семейную жизнь, где носятся со всеми его капризами, и уходит за своей мечтой. Есть много философских школ, которые будто приоткрывают тайны мира, но многие ответы можно найти, встретившись с жизнью наедине. Поль Валери писал: «Пока человек не захотел стать Богом, он еще не человек». Стать Богом — значит ощутить в себе радость от того, что ты делаешь или создаешь и привносишь в мир то, чего в нем не было раньше или чего было недостаточно. Мы все — маленькие боги этого мира. Я наблюдал в детстве, как отец делает чертежи и создает по ним мебель, которой восхищались и мастера, и те, для кого она производилась, — я видел, в какой тишине рождаются мысли, как отец углубляется в дело и на какое-то время будто исчезает, ведь для него был важен только процесс создания. Тогда я понял, что мысль рождается в тишине и как важно любить то, что делаешь. При этом нужно, чтобы наши устремления были чисты, чтобы нами двигала любовь к делу и к окружающему миру.

«Дом посреди весны». Фото предоставлено Молодежным театром.

— Сегодня театр меняется, приспосабливаясь под потребности человека. А вы создаете сложные спектакли, где много постмодернистских отсылок, аллегорий, реминисценций. Верите в способность театра заставить человека переосмыслить жизнь?

— Есть буддистская притча. У одного просветленного спросили: «А что вы делали до того, как стали просветленным?» Тот ответил: «Носил воду и колол дрова». — «А что вы делаете после того, как стали просветленным?» — «Ношу воду и колю дрова». — «Так что тогда изменилось?» — «Изменилось все». Изменился его взгляд на мир — и сам мир для него изменился. Все в нашем уме: на любую вещь мы можем смотреть как положительно, так и отрицательно, часто это зависит от нашего настроения. Человек может ныть на протяжении всей жизни — родился не там, не в той семье, не в то время — и с ощущением собственного несчастья покинуть этот мир, так и не начав жить. А может создавать мир, привносить то, чего ему не хватает. Скандинавы много лет вели исследования, чтобы найти ответ на вопрос, что может изменить обывательское мышление перенасыщенного потребительского мира, и пришли к выводу, что только искусство. Думаю, в первую очередь театральное: живое быстрее повлияет на живых. Но надо измениться и самому театру: уйти от плоских комедий, перестать разговаривать со зрителями на горизонтальном уровне. К сожалению, за редким исключением решения в творческих коллективах принимают администраторы-менеджеры, которые не особо думают об искусстве.

— Что бы вы пожелали зрителям?

— Открытости и внутренней тишины. Идя в театр, нужно быть раскрепощенным и готовым встретиться с потусторонним миром с его комедийностью, гротеском, абсурдом. Нужно понимать, что особую роль играют цвет, свет, технические эффекты, а в первую очередь актеры со своими телом, голосом, пластикой. А режиссеру нужно приложить все усилия, чтобы создать мир, который менял бы мир зрителей, а в итоге наш общий. Верю, что спектакль «Дом посреди весны» не оставит зрителей равнодушными. Реакции могут быть разными, но равнодушными люди не останутся.

Лариса ТИМОШИК

Выбор редакции