Вы здесь

Как в обычной футбольной школе тренируются дети с аутизмом


Небольшая группа деток с таким диагнозом собрана на базе футбольной школы Николая Мурашко. Пока она немногочисленная, но количество желающих попасть на занятия к ее тренеру Ренату Шулунову постоянно растет. Он, учитель с 18-летним стажем, впервые работает с детьми-аутистами, не имеет специального образования и навыков, но зато у него есть огромное желание сделать этих деток счастливее. Занятия проходят всего два месяца, но родители уже замечают прогресс у своих детей не только в футболе, но и в обычном общении, и в школе.


Из алмаза сделать бриллиант

Зачастую все лучшее держится на энтузиастах. Вот и здесь главными идейными вдохновителями выступили директор футбольной школы Татьяна Сидлярова и тренер, который поддержал ее идею насчет детей с аутизмом, — Ренат Шулунов. Его тренерская карьера началась в Бурятии: после серьезной травмы колена он решил реализовать свой потенциал в обучении детей. После шести лет работы в Улан-Удэ Ренат переехал на родину жены в Гомель, где продолжил работать футбольным тренером в местной СДЮШОР. В 2018 году специалист перешел в столичную школу Николая Мурашко.

— Начинающим тренером я не особо верил в себя, но когда дети и родители дали обратную связь, начало получаться. У молодого тренера всегда много амбиций, хочется из алмазов сделать бриллианты, но с возрастом ценности изменяются, — рассуждает Ренат. — Сейчас в первую очередь моя деятельность педагогическая, и моя цель — помочь детям раскрыть свой потенциал, внутреннюю вселенную, стать полноценной личностью, которая придет в этот мир с желанием созидать. А будет ребенок это делать через хоккей, баскетбол или футбол либо вообще не через спорт — это уже его выбор. Самое главное, чтобы он стал хорошим человеком.

Одним из самых известных воспитанников Рената Шулунова является игрок национальной сборной России Владимир Гранат, участник легендарного матча чемпионата мира 2018 года против сборной Испании. «Но это не ему повезло с тренером, а мне с ним», — скромно отмечает Ренат.

Моя задача — вселить в них веру в себя

Идея о том, чтобы привлечь детей с аутизмом к футбольным тренировкам, появилась на одном из тренерских советов ФШМ. Пока сложно назвать ее целым проектом, но и тренер, и руководство школы надеется, что скоро она действительно разрастется до проекта.

— В этой задумке и мне предложили попробовать себя. Понадобилось какое-то время, чтобы подумать и принять решение, — вспоминает Ренат Шулунов. — Я убежден, что люди в этом мире для того, чтобы их любить, а вещи для того, чтобы их использовать, — к сожалению, в наше время все поменялось местами. Люди забыли, что чем больше ты отдаешь, тем больше получаешь. На мой взгляд, это один из принципов счастливой жизни, поэтому я все-таки принял решение попробовать поработать в этом проекте. Я принимаю этих детей такими, какие они есть. Если ты провел тренировку и отдал частичку себя им, дети дают тебе обратную связь. Ты видишь, что они меняются, их родители меняются, от этого я чувствую, что и моя жизнь становится счастливее.

Ренат отмечает, что у него нет специальной квалификации для работы с такими детьми, поэтому пока тренировки проходят по методу проб и ошибок.

— Эти дети по-своему уникальны, потому что они легко прощают тебе ошибку, а иногда ее даже не замечают. А если им что-то нравится, очень радуются. У них отсутствует чувство зависти. Бывает, что кто-то из них может забить мяч в свои ворота и вся его команда вместе радуется, что он гол забил. У них нет жесткой конкуренции, дети с аутизмом получают удовольствие не от результата, а от самой деятельности. Вообще, все они чисты в своих эмоциях, но со временем появляется привязанность к результату. Зачастую это амбиции родителей, потому что они хотят, чтобы ребенок выигрывал, а получил ли он удовольствие, уже не имеет значения — то есть ребенок становится хорошим только тогда, когда выигрывает. Отсюда желание побеждать любым способом, а сам футбол отходит на второй план.

Тренер отмечает, что чаще всего состояние детей с аутизмом проявляется именно в эмоциях, а не словах.

— Поэтому на протяжении всей тренировки мне нужно быть предельно внимательным и сконцентрированным, следить за их эмоциями и поведением. Кто-то из них может выражать счастье бурно, а кто-то — просто улыбнуться.

Тренировки у этих деток проходят два раза в неделю и длятся по 45 минут, они отличаются от занятий обычных воспитанников школы.

Детский аутизм — это особая форма нарушения психического развития с неравномерностью формирования различных психических функций, со своеобразными эмоционально-поведенческими, речевыми и порой интеллектуальными расстройствами. Аутизм характеризуется потерей стремления к общению с другими людьми и погружением в мир личных переживаний. Предполагается, что в наши дни аутизм встречается у каждого сотого ребенка, причем в четыре раза чаще у мальчиков, чем у девочек. Это нарушение развития распространено во всех расовых, этнических и социальных группах.

— Когда работаешь с обычными детьми, есть стандартная программа: разминка, координационный комплекс, техническая фаза, ситуационная игра в малых составах и футбол. А здесь я в основном расширяю их двигательный фон и пытаюсь делать упражнения максимально простыми и понятными. Нагружать организм потихоньку, постепенно переходить к большей нагрузке и возвращаться к малой. Но мне все время нужно подстраиваться под настроение детей, ведь бывает, что не идет какое-то упражнение, и тогда не надо их мучить. Его просто нужно поменять, а для этого необходимо быть постоянно включенным в процесс. Иногда, мне кажется, даю легкое упражнение, а они не могут его выполнить — значит, у меня в голове должен быть запасной вариант, такой, чтобы движение сохранилось, но при этом детям было интересно. Всегда говорю, что старание обязательно приведет к результату, это только вопрос времени. Если ребенок сегодня совершил ошибку, нужно сделать выводы и идти дальше, а не говорить, что у него ничего не получится. Поэтому хвалить очень важно, а если ты детям с аутизмом говоришь, за что их конкретно хвалишь, то они аж расцветают. От этого с удовольствием приходят и на следующие тренировки — и понимают, что футбол, спорт, здоровье — это круто.

Они учатся доверять, и это нормально

Ренат Шулунов отмечает, что хорошо было бы привлекать к их тренировкам и других специалистов, например врачей и психологов.

— Когда я вижу, что у ребенка что-то не то с движением, могу только сказать, в какой части тела проблема, в каком суставе или мышце. Доктор же сделает это гораздо точнее, конкретно определит проблему. Также и с психологией: если в поведении обычного ребенка я уже разбираюсь, если есть какая-то неадекватная реакция, могу понять, в чем ее причина, то с детками с аутизмом я работаю не так давно, и хотелось бы иметь помощь специалистов. Пока я прошу родителей либо присутствовать на тренировке, либо находиться где-то рядом. Если вдруг появится какое-то странное для меня поведение, могу подойти и спросить их, в чем причина, или попросить побыть с ребенком. Первые две-три тренировки у нас была ситуация, когда дети делали упражнение, но у одного мальчика оно вызвало агрессию. Когда оно у него не получалось, я говорил: «Давай-давай, у тебя получится». А на самом деле мне надо было сказать: «Ну, не получается — не делай, ничего страшного». Он посидел буквально одну минуту и начал делать что-то другое очень хорошо.

Родители детей с аутизмом отмечают, что во многих спортивных секциях им отказывают, потому что к их детям требуется особый подход. Но после занятий спортом детки очень сильно меняются.

— Они учатся доверять, и это нормально, потому что я принимаю их такими, какие они есть. У них есть желание приходить и расширять свой двигательный фон. Кого-то похвалили за то, что он в футбол умеет играть, кого-то за то, что он вес сбросил, и оценка по физкультуре стала лучше. Они становятся более ответственными, сами переодеваются до и после тренировки. Родители за все это благодарят.

Детей в группе Рената становится все больше, но больше двух групп он вести не сможет, потому что тренирует еще и обычных мальчиков, а также проводит тренерские курсы для молодых специалистов, поэтому школе в дальнейшем понадобятся и другие учителя, готовые работать с детьми с аутизмом. В ФШМ занятия платные, но руководство сейчас думает над тем, как освободить родителей таких деток от финансовой нагрузки. Поэтому школа будет рада любой помощи, открыта для предложений и советов. Контакты организации: +375 29 116-76-76, fsm-minsk@mail.ru.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фото из сообществ в социальных сетях футбольной школы Николая Мурашко

Название в газете: Яны па-свойму ўнiкальныя

Выбор редакции

Общество

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

У архитектора Галины Левиной — Хатынь, творческое наследие ее отца.

Общество

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Привлекательным людям проще пробиться в жизни.

В мире

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

В этом году европейская экономика будет переживать глубокую рецессию из-за вспышки коронавируса.

Экономика

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

2020 год поставил всех нас перед необходимостью четко планировать свои расходы.